коты-воители. любители мечты

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Закат

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Пролог
Над лесом стояла удушливая ночь. Даже малейший ветерок не шевелил листья папоротника и заросли высокой травы, обступившей тропинку, по которой осторожно ступал огромный полосатый кот. Вот он остановился, насторожил уши и прищурил свои круглые янтарные глаза. Ни луна, ни звезды не сияли в небесах над его головой, лишь лишайники, густо облепившие стволы деревьев, источали призрачный неживой свет.

Великан разинул пасть и с шумом втянул в себя воздух. Он и не думал охотиться. Он уже привык к тому, что дичь не водится в этом безотрадном месте, а мелькающие сгустки, похожие на дичь, тают, словно дым, стоит ему прыгнуть в заросли. Голода кот тоже не испытывал, но ему мучительно хотелось вновь вонзить когти в нежную плоть и почувствовать на губах вкус первого глотка теплой крови.

Он учуял новый запах, и шерсть на его загривке мгновенно встала дыбом. Пахло котом, но вовсе не одним из двух, которые были тут раньше. Этот другой принадлежал к тем, кого он знал в прошлой жизни. Великан пошел на запах, и вскоре деревья расступились, открыв большую поляну, залитую тусклым, непонятно откуда исходящим светом. К нему со всех лап бросился крупный кот; уши его были прижаты к голове, глаза полны ужаса.

— Звездоцап! — задыхаясь, выкрикнул он и, словно мертвый, рухнул на землю. — Откуда ты взялся? Я думал, здесь нет никого, кроме меня!

— Встань, Частокол, — с отвращением пророкотал великан. — И перестань скулить, как перепуганный котенок!

Частокол поднялся и торопливо пригладил языком вздыбленную шерсть. Когда-то гладкий и лоснящийся, как упитанная рыба, теперь он стал тощим и изможденным, из свалявшейся в колтуны шерсти торчали колючки.

— Никак не пойму, что это за место, — простонал он. — Где мы? И где Звездное племя?

— Звездное племя сюда не заглядывает.

Частокол изумленно вытаращил глаза.

— Почему? И почему тут всегда такая тьма? Где луна? — Дрожь пробежала по его истощенному телу. — Я думал, мы будем охотиться в небесах вместе с предками-воителями и с высоты приглядывать за своими товарищами.

— Этот путь не для нас! — тихо зашипел Звездоцап. — Лично я и без звездного света хорошо вижу свою дорогу. Предки-воители сильно заблуждаются, если думают, что я позволю им забыть о себе…

Он повернулся спиной к Частоколу и зашагал сквозь папоротники, даже не обернувшись на старого друга.

— Постой! — жалобно крикнул Частокол, бросаясь за великаном следом. — Что ты хочешь этим сказать? Я ничего не понимаю.

Огромный кот повернул голову, в глубине его янтарных глаз вспыхнул тусклый свет.

— Когда Бич отнял у меня девять жизней, Огнезвезд праздновал победу. Глупец! Наша с ним вражда еще не закончена.

— Но что ты теперь можешь ему сделать? — удивился Частокол. — Не в твоей власти покинуть этот лес. Я-то знаю — я пытался. Но сколько бы я ни шел, деревья не кончались, а света все равно не было. Как я устал скитаться в этой вечной тьме!

Звездоцап не ответил. Он молча шагал по траве, не обращая внимания на семенящего сбоку Частокола. А тот вздрагивал от каждого шороха в папоротниках, от каждой тени, падавшей под его лапы. Внезапно он замер, вытаращив глаза и разинув пасть.

— Я чувствую запах Звездолома! — воскликнул Частокол. — Неужели он тоже здесь? Звездолом, где ты?

Звездоцап остановился и покосился на него через плечо.

— Не ори. Звездолом тебе все равно не ответит. Здесь часто можно заметить следы других котов, но редко выпадает случай встретиться с ними нос к носу. Мы тут заперты — и заперты в одиночестве.

— Но тогда как же ты надеешься разделаться с Огнезвездом? — спросил Частокол. — Он ведь никогда не попадет в этот лес!

— Значит, я сделаю это чужими лапами. — Голос Звездоцапа превратился в тихое угрожающее рычание. — Мои сыновья отомстят за своего отца! Коршун с Ежевикой докажут этому рыжему глупцу, что битва еще не закончена.

Частокол недоверчиво впился глазами в своего бывшего предводителя.

— А как ты заставишь их сделать то, чего хочешь?

Звездоцап резко взмахнул хвостом, веля ему замолчать. Выпустив когти, он свирепо царапнул голую землю.

— Я научился проникать в их сны, — торжествующе зашипел он. — Мне теперь некуда торопиться, Частокол. Время у меня есть, и я сумею им правильно распорядиться. Когда мои сыновья низвергнут этого шелудивого домашнего котишку, я поставлю их во главе племен и покажу, что такое настоящая власть.

Частокол отступил на шаг и угодливо склонил голову перед полосатым великаном.

— Как им повезло иметь такого наставника, как ты!

— Я сделаю их лучшими бойцами во всем лесу, — продолжал Звездоцап, не обращая внимания на его лесть. — Они научатся безжалостно расправляться с каждым, кто посмеет разинуть пасть. А потом пусть поделят между собой всю территорию вокруг озера.

— Но у нас всегда было четыре племени…

А теперь будет два! Два племени чистокровных воителей, в которых не будет места полукровкам и мерзким домашним котам. Ты знаешь, что Огнезвезд принял в племя эту жалкую тварь с пастбища и ее писклявых ублюдков? Разве настоящий предводитель позволил бы себе такое?!

Частокол в знак согласия махнул хвостом.

— Коршун не знает страха, — одобрительно прорычал Звездоцап. — Он доказал это, когда изгнал барсучиху с территории Речного племени. А какую мудрость он проявил, сделав свою сестру целительницей племени! Ее поддержка облегчит ему путь к предводительству, и мой сын отлично это знает. Он понимает, что власть достается только тому, кто жаждет ее сильнее всего на свете!

— Да, он воистину твой сын.

Слова, словно капли дождя с мокрого листа, скатились из пасти Частокола, но если Звездоцап и почувствовал затаенное в них осуждение, то предпочел его не заметить.

— А вот Ежевика… — Звездоцап недобро прищурился. — В храбрости ему тоже не откажешь, но мне не нравится его излишняя преданность этому ничтожному Огнезвезду! Он никак не может понять, что ради власти нужно уметь, когда потребуется, безжалостно отбросить всех, кто посмеет встать у тебя на пути! Все и всех — ясно? Предводителя, товарища, воинский долг, подругу, само Звездное племя! Но пока я не чувствую в Ежевике этой твердости… Он заслужил всеобщее уважение, когда проделал путь к Месту-Где-Тонет-Солнце и привел свое племя на новые земли. Он приобрел славу и почет во всех племенах, и это поможет ему легко добиться власти. — Звездоцап выпрямился, и могучие мышцы заиграли на его широких плечах. — Ничего, еще рано складывать лапы. Я сумею сделать из него настоящего предводителя!

— Я могу тебе помочь, — заискивающим тоном заметил Частокол.

Звездоцап обернулся и с ледяным презрением посмотрел на своего бывшего соратника.

— Я не нуждаюсь в помощи. Разве ты еще не понял, что в этом лесу каждый кот ходит в одиночку?

— Но здесь так пусто, так темно, — задрожал Частокол. — Звездоцап, позволь мне пойти с тобой!

— Нет! — с едва заметным сожалением, но без тени раздумья отрезал исполин. — И не вздумай следовать за мной. Здесь нет ни друзей, ни союзников. Нам суждено в одиночестве бродить по дорогам мрака.

Частокол покорно сел и обвил хвостом лапы.

— Куда ты пойдешь?

— На встречу с сыновьями, — ответил Звездоцап и зашагал по тропинке, высоко подняв хвост. Шерсть его слабо поблескивала в сумрачном желтоватом свете.

Сидя в тени папоротников, Частокол с тоской смотрел ему вслед. Прежде чем скрыться в зарослях, Звездоцап вдруг обернулся и грозно пообещал:

— Очень скоро Огнезвезд поймет, что мое время еще не закончено. У него осталось семь жизней, но я натравлю на него своих сыновей, и они вырвут их все — одну за другой. Эту битву ему никогда не выиграть.

0

2

Глава I
Ежевика стоял посреди поляны и смотрел на то, что осталось от лагеря Грозового племени. Кошачий коготь месяца висел над верхушками далеких деревьев. Его тусклый свет освещал растоптанные палатки, прорванный барьер из кустов ежевики перед входом и раненых Грозовых котов, опасливо выползавших из темноты. Шерсть у них стояла дыбом, в расширенных глазах застыл ужас. Издалека все еще доносился удаляющийся топот барсуков. Еще подрагивали кусты, сквозь которые гнали врагов воины Ветра, пусть и с опозданием, но все-таки пришедшие на помощь соседям.

Но не жуткое зрелище разрушения подняло шерсть на загривке Ежевики и заставило его буквально прирасти к месту. Двое котов, которых он уже не надеялся когда-либо увидеть, входили в лагерь, осторожно переступая через поваленные плети ежевики. Они не были ранены, шерсть их лоснилась, но глаза были полны тревоги.

— Ураган! Что ты тут делаешь?

Здоровенный серый кот бросился через поляну и ткнулся носом в нос Ежевики.

— Как я рад снова тебя увидеть! — пробасил он. — Я… я просто хотел убедиться, что вы нашли новый дом. Но что здесь произошло?

— Барсуки, — коротко бросил Ежевика. Времени на объяснения не было. Он быстро обвел глазами раненых и перепуганных соплеменников, не зная, за что браться в первую очередь.

Стройная бурая кошка, пришедшая вместе с Ураганом, провела хвостом по длинной царапине, украшавшей бок Ежевики.

— Ты ранен, — испуганно мяукнула она.

— Пустяки, — повел ушами Ежевика. — Добро пожаловать в Грозовое племя, Речушка. Жаль, что вам пришлось преодолеть такой долгий путь ради того, чтобы увидеть все это… — Он помолчал и пытливо посмотрел на обоих гостей: — Надеюсь, в Клане Падающей Воды все благополучно? Мы не ждали так скоро увидеть вас здесь.

Ураган покосился на Речушку; взгляд был таким быстрым, что Ежевика едва успел его заметить.

— У нас все отлично, — помолчав, ответил серый кот. — Мы просто хотели убедиться, что вы нашли новый дом, обещанный Звездным племенем.

Ежевика снова обвел глазами разгромленный лагерь и израненных котов, бродивших среди развалин.

— Да, мы его нашли, — глухо ответил он.

— Ты сказал, на вас напали барсуки? — удивленно переспросила Речушка.

— Они явились сюда огромной толпой, — объяснил Ежевика. — Одному Звездному племени известно, откуда они взялись, но мне в жизни не доводилось видеть столько барсуков одновременно! Не подоспей племя Ветра, они бы всех нас перебили… — У него задрожали лапы, так что пришлось впиться когтями в землю, чтобы не упасть.

Ураган ласково шлепнул друга по губам хвостом.

— Спасибо, что рассказал нам всю правду. Чем мы можем вам помочь?

Ежевика молча возблагодарил Звездное племя за то, что в пору испытаний оно прислало им на помощь старых друзей. Они с Ураганом очень сдружились за время путешествия к Месту-Где-Тонет-Солнце, и никому на свете он сейчас не мог бы обрадоваться больше, чем бывшему воителю Речного племени и его молодой подруге.

Тоненький плач, доносившийся из растоптанного куста папоротника, вывел его из раздумий.

— Нужно как можно скорее разыскать всех тяжелораненых. Боюсь, многие из них уже на пути в Звездное племя. — Ежевика в упор посмотрел на Речушку: — Эти барсуки пришли не прогнать, а уничтожить всех нас!

Красивая кошка твердо выдержала его взгляд.

— Что бы здесь ни произошло, я остаюсь. Вспомни Острозуба, Ежевика. Мне не привыкать к зрелищу насилия и смерти.

Острозуб, огромный горный лев, долгое время терроризировал Клан Падающей Воды. Лишь вмешательство лесных котов и самопожертвование Ласточки, сестры Урагана, спасло воинов Клана от полного уничтожения.

— Мы сделаем все, что в наших силах, — пообещал Ураган. — Просто скажи, за что нам взяться. Ты ведь теперь глашатай Грозового племени?

Ежевика смущенно уставился на кусочек мха, застрявший между когтей его передней лапы.

— Нет, — выдавил он из себя. — Огнезвезд решил пока не назначать нового глашатая. Он хочет дать Крутобоку время вернуться назад.

— Ну и дела…

Ежевика недовольно нахмурился, услышав нотку сочувствия в голосе Урагана. Ему было неприятно, что его жалеют, будто какого-то неудачника.

Речушка вдруг пристально уставилась за спину Ежевики и прошептала:

— Кажется, ты сказал, что все барсуки ушли?

Ежевика резко обернулся и тут же с облегчением перевел дух, увидев знакомую узкую черную морду с белыми полосками. Огромная барсучиха неторопливо вылезала из зарослей сухого папоротника.

— Это Полночь, — улыбнулся Ураган, ласково дотронувшись хвостом до плеча своей подруги. — Она наш друг и никому не причинит зла! — С этими словами он сорвался с места и помчался навстречу старой барсучихе.

Полночь уставилась на серого кота своими подслеповатыми глазками. Потом довольно кивнула.

— Ты друг, из путешествия, — пророкотала она. — Я рада снова тебя видеть. А это кошка из горного Клана, верно? — добавила она, кивнув мордой на Речушку.

— Да, — ответил Ураган. — Это Речушка, охотница из Клана Падающей Воды. — Он поманил хвостом Речушку, и та с заметной опаской приблизилась к Полночи.

Ежевика отлично ее понимал — несмотря на старую дружбу с барсучихой, даже ему при взгляде на ее огромное тело сразу вспоминались разинутые пасти, горящие злобой глаза и огромные когти, рвущие кошачьи шкуры, словно листья…

Полночь повернула голову к Ежевике, и он увидел печаль в глубине ее блестящих, словно ягоды, глаз.

— Опоздала я с предостережением, — вздохнула барсучиха. — Не смогла вам помочь…

Ежевика грустно покачал головой.

— Ты привела к нам на помощь племя Ветра. Без тебя все наше племя было бы уничтожено.

Полночь кивнула, и белые полосы на ее морде сверкнули в тусклом свете месяца.

— Стыдно мне за своих сородичей.

— Мы все знаем, что ты не имеешь никакого отношения к этому побоищу, — уверенно ответил Ежевика. — И ты всегда будешь желанным гостем в нашем племени.

Но Полночь все равно была глубоко опечалена. За ее спиной, возле самого центра поляны, Ежевика увидел Огнезвезда и воинов племени Ветра во главе с Однозвездом. Он направился к ним, взмахом хвоста пригласив за собой Урагана с Речушкой. Нужно было предупредить Огнезвезда о прибытии гостей и о том, что они предлагают свою помощь. Чуть поодаль Ежевика заметил Листвичку; она сидела над неподвижным телом Уголька. На миг Ежевике показалось, будто молодой воитель мертв, но тот слабо пошевелил серым хвостом. Ежевика стиснул зубы: «Этой ночью Звездное племя не заберет у нас всех воинов!»

Огнезвезд никак не мог отдышаться после битвы. Его огненно-рыжая шерсть была всклокочена, из царапины на боку сочилась тонкая струйка крови. Ежевика сочувственно посмотрел на своего предводителя: «Неужели он потерял еще одну жизнь? В любом случае, он тяжело ранен. Я буду помогать ему, пока жив, — поклялся про себя Ежевика. — Вместе мы сумеем преодолеть все испытания и сделать наше племя еще сильнее, чем раньше!»

Несмотря на тяжелые раны, Огнезвезд встал и открыто посмотрел в глаза Однозвезду.

— Спасибо тебе от всего Грозового племени, — проговорил он.

— Думаю, барсуки больше никогда вас не побеспокоят, — ответил предводитель соседнего племени. — Но если хочешь, я могу оставить вам пару своих воинов, чтобы посторожить территорию денек-другой.

— Спасибо, но это вряд ли понадобится, — поблагодарил Огнезвезд, с теплотой взглянув на старого друга. Судя по всему, вражда, еще совсем недавно разделявшая двух предводителей, исчезла без следа. — Твоим воинам не нужна помощь целительницы? — спросил он у Однозвезда. — Если у вас есть тяжелораненые, пусть, пока не окрепнут, останутся в нашем племени.

Ежевика обернулся к сидевшей над Угольком Листвичке. Услышав слова Огнезвезда, целительница подняла голову и обвела глазами воинов Ветра. Два дня тому назад Листвичка с Грачом покинули свои племена, чтобы быть вместе, но весть о нападении барсуков заставила беглецов вернуться домой. Ежевике очень хотелось надеяться, что целительница больше не уйдет от них, ведь без ее помощи многие раненые обречены отправиться в Звездное племя.

Грач, опустив голову, напряженно уставился в землю, чтобы не видеть тоскливого взгляда Листвички. Широкая рана пересекала его бок, на темной шкуре недоставало нескольких клочьев шерсти, но кровотечение уже остановилось, и молодой воин твердо стоял на лапах. У Паутинника было надорвано ухо, у Хмуролики кровоточило плечо, но в целом воины Ветра выглядели достаточно крепкими для того, чтобы самостоятельно вернуться в свое племя.

— Думаю, мы в силах добраться домой, — решил Однозвезд. — Если наша помощь больше не требуется, мы возвращаемся в свой лагерь.

Грач вскинул голову и с отчаянием посмотрел на Листвичку. Та вскочила и, позабыв об Угольке, бросилась к воину Ветра. Они отошли от остальных и остановились, сблизив головы. Стоявший неподалеку Ежевика слышал каждое их слово, но влюбленные его не замечали, поэтому он решил остаться на месте, чтобы ненароком не смутить их.

— Прощай, Грач, — печально прошептала Листвичка. — Будет лучше, если мы больше не будем встречаться.

Глаза Грача сверкнули, и на миг Ежевике показалось, будто тот хочет что-то возразить. Но серый воин лишь печально покачал головой.

— Ты права. Это ни к чему не приведет. Я ничего для тебя не значу, и этого не изменишь.

Листвичка с силой вонзила когти в землю.

— Ты значишь для меня гораздо больше, чем думаешь!

Но воин Ветра лишь с досадой взмахнул хвостом.

— Ты целительница. Только теперь я до конца понял, что это такое. Да хранит тебя Звездное племя, Листвичка. Я никогда тебя не забуду.

Они потерлись носами и отпрянули друг от друга. Грач, не оглядываясь, побрел к своим товарищам, а Листвичка с болью смотрела ему вслед.

Паутинник со злобой уставился на приближающегося Грача, а Куничка демонстративно повернулся к нему спиной, но Однозвезд лишь молча взмахнул хвостом и повернулся к выходу из Грозового лагеря.

— Спасибо вам! — снова крикнул Огнезвезд. — Пусть Звездное племя сделает ваш путь легким!

Листвичка не трогалась с места до тех пор, пока серая шерсть Грача не растаяла за деревьями. Потом она встала и поплелась через поляну в сторону палатки Пепелицы. По дороге она подозвала к себе Яролику, которая в последнее время помогала целительницам ухаживать за племенем.

— Ты… ты уверена? — робко переспросила Яролика.

— Конечно, уверена, — устало и равнодушно ответила Листвичка. — У нас целое племя раненых. Мне понадобится твоя помощь.

Неподдельное облегчение вспыхнуло в единственном глазу Яролики. Высоко подпрыгнув, пятнистая кошка резво засеменила следом за целительницей.

— Неужели это Ураган с Речушкой?

Ежевика вздрогнул от неожиданности, услышав у себя за спиной знакомый хрипловатый голос. Белка бесшумно подошла к нему. Рыжая шерсть ее была покрыта кровью и грязью, кончик уха надорван.

— А ты сама не видишь? — привычно огрызнулся Ежевика, и тут же пожалел о своей резкости. — Прости, я не хотел…

Белка шагнула ближе, так что ее шерсть коснулась его полосатой шкуры. Потом приподняла хвост, ласково шлепнула его кончиком по губам и прошептала:

— Глупый комок меха.

Ежевика оцепенел. Неужели ему не почудилась нежность, светящаяся в глубине ее зеленых глаз? Неизвестно, сколько бы он так простоял, если бы не почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. С трудом повернув голову, Ежевика увидел полные ненависти глаза Уголька.

Но Белка не обратила никакого внимания на серого воина. Прихрамывая, она отошла от Ежевики и побрела к гостям.

— Само Звездное племя послало вас сюда, — проурчала она, ткнувшись носом в нос Урагана. — Сейчас нам, как никогда, необходима помощь друзей.

Ежевика устало опустил плечи. Сколько всего нужно сделать! Залечить раны, заново отстроить палатки, принести дичи из леса…

— Переговорим с Огнезвездом и начнем.

Когда они приблизились к предводителю, дорогу им перебежал Терновник. Вся его морда была залита кровью, вытекавшей из глубокой раны над глазом.

— Ураган? — пробормотал он, недоверчиво качая головой. — Быть того не может! — Молодой воин устало рухнул на землю и тяжело задышал.

Белка торопливо погладила его хвостом по плечу, уговаривая лежать спокойно, а Ежевика повел гостей к Огнезвезду.

Предводитель изумленно вытаращил глаза:

— Ураган… Речушка! Что привело вас сюда?

— Позже поговорим, — буркнул серый здоровяк. — Скажи нам, что делать!

Огнезвезд растерянно обвел глазами поляну, не зная, с чего начинать.

— Нужно восстановить воинскую палатку, чтобы разместить там тяжелораненых, но не менее важно поставить на место ограду…

Грозовой лагерь был полностью разгромлен, а котов, способных взяться за восстановление, почти не осталось. Уголек безжизненно растянулся на земле; у него была сильно поранена передняя лапа и разодран бок. Листвичка торопливо выскочила из своей палатки и принялась затыкать ему раны паутиной. Тем временем к целительнице с трудом доковылял Белохвост, держа на весу окровавленную переднюю лапу с вырванным когтем.

— Привет, Ураган, — буркнул он, проходя мимо серого воина. После ужасных ночных событий неожиданное появление старого друга уже не вызывало ни у кого особого удивления. — Листвичка, я возьму у тебя немного паутины?

Откуда-то появилась Песчаная Буря. Она не была ранена, но еле держалась на лапах от усталости, ее роскошный хвост волочился по пыльной земле. Увидев Листвичку, Песчаная Буря оцепенела, потом резко обернулась к Огнезвезду.

— Она здесь? — прошептала кошка. — Что произошло?

Огнезвезд еле заметно утвердительно качнул головой.

— Поговорим с ней позже, — тихо пообещал он. — Главное — она вернулась.

— Огнезвезд! — раздался пронзительный мяв с дальнего края поляны. — Эти твари уже убрались из нашего лагеря?!

Ежевика обернулся и увидел старейшин племени — Кисточку, Долгохвоста и Златошейку. Они осторожно спускались по каменному выступу, опоясывавшему середину высокой скалы; там находилась палатка Огнезвезда. В ней старики прятались от бушевавшей внизу битвы. У Кисточки на плече недоставало клока шерсти, Долгохвост волочил за собой окровавленный хвост, а через бок Златошейки тянулась длинная царапина. Златошейка обвила хвостом плечи Долгохвоста и бережно вела слепого кота вниз.

— С вами все в порядке? — бросился к старикам Ежевика.

— Все отлично, — проворчала Кисточка. — Какой-то барсук пытался пробиться в палатку Огнезвезда, но мы сумели столкнуть его с карниза.

— А вдруг они вернутся? — в страхе спросила Златошейка.

— Я бы не советовал им этого делать. — Долгохвост вытянул когти, и Ежевика заметил между ними клочья черной барсучьей шерсти. — Мне не нужны глаза, чтобы рвать барсуков! Я найду их по смраду!

— Пусть Листвичка осмотрит ваши раны, — посоветовал Огнезвезд.

— Листвичка? — резко переспросила Кисточка и, обернувшись, недобро уставилась на целительницу. — Вернулась, значит? Что ж, молодец… А своего дружка из племени Ветра тоже сюда притащила?

Ежевика едва сдержался, чтобы не оборвать старуху. Но он понимал, что Кисточка ворчит только потому, что напугана и устала.

— А это еще кто? — не унималась старейшина, устремив недовольный взор на гостей. — Ураган, ты, что ли? Чего ты здесь забыл?

— Пришел в гости, — пробормотал серый воин, смущенный сварливым тоном старой кошки.

— Сдается мне, раньше ты был Речным котом, — недовольно буркнула Кисточка, давая понять, что не слишком-то рада такому визиту.

— Как тебе не стыдно быть такой неблагодарной! — не выдержала Белка. — Сейчас нам нужен любой кот, который готов помочь! И вообще, надеюсь, ты не забыла, что Ураган наполовину Грозовой кот?

Отцом Урагана был Крутобок, бывший глашатай Грозового племени, похищенный Двуногими в старом лесу.

Кисточка воинственно вздыбила редкую шерсть и хотела было как следует отчитать дерзкую Белку, но ее прервал дикий крик Тростинки, выскочившей на поляну из сломанных папоротников.

— Дым! Где ты, Дым?!

Стоя у входа, Тростинка, словно безумная, обводила глазами поляну, не переставая звать своего друга.

— Дым! Ежевика, ты не видел моего Дыма? — простонала она.

— Еще нет, — пробормотал Ежевика. — Пойдем, поищем его вместе.

— Я должна была остаться с ним, — завыла Тростинка. — Зачем я только оставила лагерь?

— Ты должна была помочь Ромашке, — напомнил ей Ежевика. — Она ведь совсем недавно появилась у нас в лагере и не смогла бы сама защитить своих котят. Да и тебе тоже нечего было тут делать.

Но Тростинка не слушала его и только качала головой.

— Дым не мог погибнуть! — что было сил крикнула она. — Он никогда бы нас не бросил! Правда же, Ежевика?

— Мы его найдем, — пообещал Ежевика, молча умоляя Звездное племя сохранить жизнь бурому воину.

Он бросился обшаривать разрушенную ограду, постепенно продвигаясь к центру поляны, пока не споткнулся о кучу бурого меха, безжизненно лежавшую в тени каменной стены. Глаза Дыма были закрыты, но уши еле заметно подрагивали, а из пасти доносилось хриплое дыхание.

— Сюда, Тростинка! — позвал Ежевика.

— Дым! Мой Дым!

Услышав голос подруги, Дым приоткрыл глаза и попытался подняться на лапы. Тростинка бросилась к нему и принялась лихорадочно вылизывать всклокоченную шерсть раненого. Дым еле слышно заурчал.

Ежевика решил, что бурый воин вполне в состоянии дождаться прихода целительниц, и снова вернулся на поляну, чтобы заняться восстановлением лагеря. По дороге он столкнулся с Березовиком, сыном Тростинки и Дыма. Один глаз маленького оруженосца заплыл и не открывался, а шерсть на задних лапах была вырвана с мясом. Здоровым глазом он испуганно обводил лагерь, словно никак не мог поверить в то, что барсуки убрались восвояси.

За Березовиком осторожно шла Ромашка — домашняя кошка с пастбища, недавно нашедшая приют в Грозовом племени. Трое ее котят брели следом за матерью и с ужасом смотрели на разрушенный лагерь и израненных воинов. Заметив стоявшую в тени Полночь, крошечный Ягодка оскалил зубы и с рычанием бросился вперед, вздыбив светлую шерстку.

Но Ромашка с визгом бросилась ему наперерез.

— Ягодка! Немедленно вернись, пока барсук тебя не растоптал!

— Бояться нечего, маленький зверь, — тихо пророкотала барсучиха.

Но Ромашка лишь злобно посмотрела на нее и, крепко обвив хвостом Ягодку, потащила его к остальным.

— Не бойтесь! — крикнул ей вслед Ежевика, с опозданием вспомнив, что домашняя кошка не знакома с Полночью.

Но Листвичка первой оказалась возле перепуганной матери.

— Успокойся, Ромашка, — проговорила она. — Это Полночь, она наш друг. Мы с Грачом встретили ее в холмах. Она предупредила нас о готовящемся нападении и привела племя Ветра нам на помощь.

— Но ведь она — барсук! — зашипела Ромашка.

Ежевика приблизился к ним и пояснил:

— Мы познакомились с Полночью по дороге к Месту-Где-Тонет-Солнце. Это она сказала нам, что мы должны покинуть свой старый дом. Если бы не она, мы бы все погибли. Полночь — наш друг и никогда не причинит нам вреда.

— Не бойся, — успокоил мать воинственный Ягодка. — Я буду тебя защищать!

— В таком случае твоей матери не о чем беспокоиться, — усмехнулся подошедший к ним Белохвост и ласково потрепал малыша хвостом по уху. — Не всякий взрослый кот осмеливается атаковать барсука. Я вижу, что из тебя получится настоящий воитель.

Ягодка раздулся от гордости и высоко задрал хвост.

— Давайте наперегонки до детской! — задорно крикнул он брату с сестрой.

— Нет, не сейчас, — остановил его Белохвост. — Пока туда нельзя заходить.

— Почему? — удивленно переспросила Ромашка. — Моим деткам нужен отдых.

— Там лежит тело Пепелицы, — негромко ответила Листвичка. — Она помогала принимать котят у Медуницы, когда в палатку ворвался барсук. — Голос у Листвички задрожал, и она судорожно сглотнула. — Я пыталась спасти ее, но она была уже на пути в Звездное племя.

Ежевика ошеломленно уставился на маленькую целительницу: «Пепелица погибла?!»

0

3

Глава II
Кровь застыла у него в жилах. Гибель любого воина была тяжким ударом для племени, но ничто не могло сравниться с потерей целительницы. Только теперь Ежевика понял, почему Листвичка позвала на помощь Яролику.

— Пепелица погибла? — переспросил Ураган, подбегая к воинам. — Какой ужас!

— Она была еще совсем молодая! — горестно взвыла старая Кисточка. — У нее вся жизнь была впереди!

Белка неслышно подошла к собравшимся и потерлась щекой о плечо Ежевики.

— Мы никогда ее не забудем, — прошептала она.

Ежевика кивнул, не в силах произнести ни слова. Листвичка постояла еще немного, а потом помогла Терновнику подняться с земли.

— Пойдем в мою палатку, — ровно произнесла она, огромным усилием воли заставляя себя не сорваться на крик. — Там у меня есть запасы паутины.

И, не оглядываясь на Терновника, Листвичка молча направилась в сторону скал.

Краем глаза Ежевика заметил какое-то движение возле края обрыва и, повернувшись, увидел тяжело бредущих Долголапа с Белолапкой. Долголап поманил полосатого воина хвостом, и Ежевика, уже предчувствуя что-то ужасное, на негнущихся лапах подошел к ним.

— Что?.. — спросил он.

— Пойди и посмотри. — Долголап повел его к каменной стене, где начинался склон, по которому Ромашка с котятами благополучно выбралась из лагеря после нападения барсуков. Там, в зарослях кустов, безжизненно темнела куча темно-серого меха.

— Это Сумрак, — прошептала Белолапка. — Кажется, он умер.

У Ежевики похолодело в животе. Он уже видел, что Белолапка права, но все-таки ткнул тело носом, пытаясь расшевелить его. Но Сумрак не шелохнулся, устремив неподвижный взгляд в пустоту.

— Пусть Звездное племя сделает легким его путь, — прошептал Ежевика. Он знал, что сестра Сумрака, Медуница, только что окотилась. Хватит ли у нее сил, чтобы справиться с болью утраты?

Молодые коты молча смотрели на Ежевику, ожидая его распоряжений. Усилием воли он заставил себя вернуться к действительности.

— Отнесите его в центр лагеря, приготовьте к прощальной церемонии, — приказал Ежевика. — Я пойду разыщу Сероуса.

Сероус был братом погибшего и мог взять на себя разговор с Медуницей.

Ежевика дождался, пока воины поднимут безжизненное тело, и бросился на поиски. Новый страх когтями сжал его сердце — только теперь он понял, что не видел Сероуса во время битвы. Неужели он тоже мертв, как и его брат?

В следующий миг Ежевика заметил серого воина, распластавшегося под ветками бывшей воинской палатки. Сероус лежал неподвижно, но когда Ежевика приподнял ветку, серый воин с трудом пошевелил хвостом.

— Барсуки… они ушли? — прохрипел он.

— Да, — ответил Ежевика. — Но у меня печальное известие для тебя. Ты можешь встать?

Сероус со стоном подобрал под себя лапы и заскреб когтями по колючим веткам, пытаясь подняться. Наконец ему кое-как удалось встать на три лапы, четвертая же повисла под странным углом, и Ежевика сразу понял, что она сломана. Он подставил Сероусу плечо и повел его на поляну, где уже лежало тело Сумрака. Огнезвезд, Белка и другие воины стояли над погибшим, скорбно опустив головы.

Вопль отчаяния вырвался из груди Сероуса, когда он увидел труп брата. Хромая, он бросился вперед и зарылся носом в его окровавленную шерсть. Несколько мгновений он стоял неподвижно, потом поднял затуманенные горем глаза.

— Я должен рассказать Медунице, — прошептал он.

Огнезвезд взмахом хвоста остановил его.

— Сначала нужно позаботиться о твоей лапе. Пусть кто-нибудь еще…

— Нет, — твердо перебил его Сероус. — Позволь мне пойти. Сумрак был нашим братом. Это известие должен сообщить я.

Предводитель неохотно кивнул.

— Хорошо, но сначала покажись Пепелице.

— Ты хотел сказать — Листвичке, — мягко поправила его Песчаная Буря.

Огнезвезд вздрогнул и сгорбился от горя и усталости.

— Простите, — прошептал он. — Я все еще не могу поверить в то, что Пепелицы больше нет с нами.

Холодок страха пробежал по шерсти Ежевики. Что будет с Грозовым племенем, если его предводитель не в силах совладать с последствиями ужасного барсучьего нашествия?

«Значит, кто-то другой должен прийти ему на помощь!» Ежевика дотронулся хвостом до плеча Белки и тихо прошептал:

— Давай перенесем тело Пепелицы на поляну.

— Правильно, — кивнула Белка. — Сероус, ты хотел поговорить с Медуницей? Тогда пойдем с нами.

Все трое направились к детской. Густые заросли ежевики, росшие возле каменной стены оврага, меньше всего пострадали от нашествия. Именно здесь Белка, Уголек и Ежевика сдерживали натиск барсуков, защищая Медуницу и ее котят. Лишь небольшая часть кустов была придавлена могучими лапами барсука, которому все-таки удалось прорваться внутрь и убить Пепелицу.

Ромашка с детьми сидели у входа в лагерь. Рядом с ними устроились Белохвост с Тростинкой и маленький Березовик, растянувшийся на земле рядом с матерью.

Вскоре из палатки целительницы вышли Листвичка и Яролика, волоча в пасти охапки целебных трав. Увидев Ежевику, Листвичка остановилась и положила свою ношу на землю.

— Слава Звездному племени, что палатка Пепелицы оказалась слишком узкой для барсуков! Все наши травы и ягоды в полной сохранности, — быстро проговорила целительница и добавила дрогнувшим голосом: — Не могли бы вы перенести тело на поляну и подготовить его к прощанию?

— Мы пришли как раз за этим, — ответил Ежевика.

Листвичка с благодарностью посмотрела на него и обернулась к Яролике:

— Будь так добра, отнеси Березовику немного календулы. И передай, чтобы все коты, которые могут самостоятельно передвигаться, подошли к моей палатке. Там нам будет проще с ними управиться. Заодно посмотри, кто из раненых не может ходить. Ими я займусь в первую очередь.

Яролика послушно кивнула и убежала.

Листвичка повела котов в детскую. Ни единый лучик лунного света не пробивался сквозь густой занавес из ежевики, внутри царила настоящая пещерная тьма. В густом мраке угадывалось тело Пепелицы на мягкой подстилке изо мха. Она лежала, уткнувшись носом в хвост, и казалась спящей.

Ежевика, словно во сне, шагнул к целительнице.

— Пепелица?

На какую-то долю мгновения он почти поверил в то, что Пепелица сейчас поднимет голову и отзовется, но, коснувшись носом ее шерсти, он почувствовал лишь холод смерти.

Медуница лежала в самом дальнем углу детской и прикрывала собой новорожденных котят. Рядом с ней устроился Бурый; его шерсть стояла дыбом от волнения, и он тихо зарычал, завидев вошедших.

— Все в порядке, Бурый, — успокоил его Ежевика. — Это мы. Вам нечего бояться.

Бурый немного расслабился и теснее придвинулся к подруге. Листвичка протиснулась между телом целительницы и Ежевикой и принялась обнюхивать молодую мать. Приглядевшись, Ежевика заметил бледное пятно Медунициного живота и четверых котят, зарывшихся в материнскую шерсть. Медуница остановившимся от ужаса взглядом смотрела на Листвичку.

Сероус придвинулся ближе к Ежевике.

— Как я ей скажу? — прошептал он. — Она и так настрадалась. Известие о смерти Сумрака ее добьет.

— Нет, Бурый и Листвичка присмотрят за ней, — заверил его Ежевика. — Ты должен сказать… Лучше, если она услышит это от тебя, чем от кого-нибудь еще.

Сероус мрачно кивнул, но видно было, что слова Ежевики его убедили не до конца.

— Послушай, Медуница… — начал он, нежно дотронувшись до плеча сестры.

— Это ты, Сероус? — спросила Медуница, поворачиваясь к нему. — Ты ранен?

— Я целехонек, — заверил ее брат. — Но у меня для тебя плохие новости. Сумрак… погиб.

Несколько мгновений Медуница продолжала молча смотреть на него, словно до нее не дошел смысл его слов. Потом вдруг запрокинула голову и тоненько взвыла:

— Нет! Нет, нет!

Тело ее задергалось в конвульсиях, и котята недовольно запищали, выкатившись из-под теплого материнского живота.

— Успокойся, Медуница, — ласково заурчал Бурый. Он еще теснее прижался к боку своей подруги и принялся горячо вылизывать ее морду и пестрые уши, пока Медуница с рыданиями не зарылась носом в его плечо. — Я здесь, я с тобой, — шептал Бурый. — Подумай о наших детках. Ты должна заботиться о них.

— Как это произошло? Как он погиб? — дрожащим голосом спросила Медуница, подтаскивая к себе котят. Малыши снова забились в тепло и принялись жадно сосать, пихая мать в живот своими мягкими лапками.

— Его убили барсуки, — коротко ответил Сероус.

— Сумрак был храбрым воином, — подал голос Ежевика. — Теперь он в Звездном племени.

Медуница кивнула и, вытянув шею, лизнула брата в голову.

— Спасибо, что рассказал мне.

Листвичка придвинула небольшой пучок травы поближе к пестрой кошке.

— Это бурачник, от него у тебя будет вдоволь молока, — пояснила она и, поколебавшись, добавила: — Если будешь плохо спать, я дам тебе немного макового семени, но будет лучше, если ты сможешь обойтись без него. Котятам мак может повредить.

— Тогда я его и в рот не возьму, — решительно заявила Медуница и, склонив голову, принялась жевать бурачник.

— Бурый, ты бы сходил, принес ей свежей дичи, — проворчала Листвичка. — А ты, Сероус, останься здесь — я хочу взглянуть на твою лапу.

Бурый ласково дотронулся носом до носа Медуницы, пообещал ей скоро вернуться и, протиснувшись мимо тела Пепелицы, выскочил из детской.

Медуница проводила его скорбным взглядом и хрипло пробормотала:

— Это я виновата в том, что Пепелица погибла. Она могла убежать от барсука, но осталась, чтобы защитить меня.

— Это не твоя вина! — с неожиданной яростью выкрикнула Листвичка, и Ежевика с удивлением повернул голову в ее сторону. — Пепелица исполняла долг целительницы. Это был ее выбор, ясно?

— Это правда, — вздохнула молчавшая до сих пор Белка. — Если бы Пепелица сбежала, барсук убил бы и тебя Медуница, и всех твоих детей. Разве ты этого хотела?

Медуница содрогнулась и с усилием покачала головой.

— Какие славные котятки, — воскликнул Ежевика, чтобы отвлечь ее. Сам он только сейчас смог разглядеть новых членов Грозового племени. — Ты уже дала им имена?

— Конечно! — радостно воскликнула Медуница и ласково дотронулась кончиком хвоста до головки одного из малышей. — Это Кротик. Он у меня единственный мальчик. А вот это — Медвянка и Маковинка. — Она по очереди погладила полосатенькую малышку и смешную пеструю кошечку, похожую на уменьшенное отражение самой Медуницы. — А вот это — Пепелинка.

Ежевика услышал, как стоявшая сзади Белка тихо ахнула. Пушистая серая кошечка выглядела странно знакомой, и Ежевика невольно обернулся на лежащее за его спиной тело целительницы.

— Мне кажется, Пепелица одобрила бы это имя, — прошептала Медуница и принялась вылизывать своих котят.

— Какие здоровые и красивые детки! — с восхищением проурчал Ежевика. Потом обернулся к подруге и уже с тоской в голосе проговорил: — Белка, нам пора заняться Пепелицей.

Но Белка, чуть помедлив, легонько погладила Листвичку хвостом по плечу.

— Тебе нужно хоть немного передохнуть. Ты выглядишь просто ужасно.

— У меня нет времени на отдых, — отрезала целительница, не глядя на сестру. — Кто будет заниматься ранеными, если я отправлюсь спать?

— Но я беспокоюсь о тебе! — не унималась Белка. — Я же чувствую, как тебе досталось этой ночью!

На этот раз Листвичка даже не ответила, и Ежевике показалось, что она хочет только одного — чтобы ее оставили в покое и не лезли с расспросами. Поэтому он настойчиво подтолкнул Белку и прошептал:

— Дай ей прийти в себя. Она справится, просто ей нужно время.

Белка с сомнением посмотрела на него, но спорить не стала. Развернувшись в тесной детской, она помогла Ежевике приподнять отяжелевшее тело Пепелицы и вытащить его наружу. Ромашка с котятами все еще сидели у входа рядом с Белохвостом и Тростинкой. Яролика хлопотала вокруг Березовика.

— Ты не должна уходить, — донесся до молодых воинов голос Белохвоста. — И ты, и твои котята обрели здесь свой дом.

Но Ромашка лишь молча качала головой. Увидев мертвое тело Пепелицы, она застонала и закрыла глаза.

— Мои детки могли погибнуть здесь, — отрезала она. — Или барсуки могли убить меня, и что тогда сталось бы с моими котятами? Нет, уж лучше я отведу их обратно на пастбище.

При этих словах все трое малышей протестующе запищали.

— Ты не забыла про Двуногих? — сердито рявкнул Белохвост. — Ты ведь пришла сюда только потому, что боялась, как бы Двуногие не отняли у тебя котят!

Ромашка втянула когти и неуверенно опустила глаза. Но не успела она открыть пасть, как сидевшая рядом Яролика холодно заметила:

— Но теперь котятам Двуногие уже не страшны. Они подросли, окрепли и могут самостоятельно охотиться на крыс и мышей в амбаре.

— Мы не хотим отсюда уходить! — взвыл Ягодка. — Мы хотим остаться здесь!

Ромашка с досадой шлепнула его хвостом по губам.

— Ты просто не понимаешь, что говоришь! Неужели ты хочешь, чтобы барсуки вернулись и разорвали вас?

— Но никто из вас нисколько не пострадал, — резонно возразила подошедшая Белка. — Племя защитило вас и отправило в безопасное место.

— Оставайтесь, пожалуйста, — взмолилась Тростинка. — С наступлением сезона Юных Листьев жизнь станет намного проще, вот увидишь!

Ромашка неуверенно поглядела на нее.

— Ты можешь пообещать, что барсуки сюда больше не вернутся?

— Никто не может дать тебе такого обещания, — сердито профырчал Белохвост, — но я уверен, что они надолго забудут дорогу в наш лагерь.

Ромашка скорбно покачала головой и, не говоря ни слова, повела своих детей к детской.

— Пошевеливайтесь! Вам нужно отдохнуть после этой ужасной ночи.

— Но мы ничуточки не устали! — запищал Мышонок.

Ромашка ничего не ответила, но перед тем, как уйти, бросила беспомощный взгляд на Белохвоста.

Тростинка сорвалась с места и устремилась вслед за уходящей кошкой.

— Пойду погляжу, как они там устроятся.

— Возможно, Ромашка права, — проговорила Яролика, стараясь не смотреть на Белохвоста. — Она лучше знает, что нужно ее котятам. Может быть, на пастбище им будет безопаснее.

Белохвост возмущенно взъерошил загривок и сердито покосился на свою подругу.

— А тебе нужно заглянуть в палатку к Листвичке, — словно не замечая недовольства Белохвоста, заявила Яролика. — Твой оторванный коготь снова начал кровоточить. Надо как следует замотать его паутиной.

Белохвост уныло посмотрел в сторону детской, но послушно кивнул:

— Хорошо, так я и сделаю.

Ежевика опустил глаза на Пепелицу, и сердце его тоскливо сжалось при виде ее неподвижного серого тела и потухших голубых глаз. Белка, понурив голову, стояла рядом. Ежевика почувствовал, как она дрожит, и неловко прижался боком к ее боку, боясь, что она отстранится. Но Белка даже не шелохнулась, и Ежевика невольно зажмурился, вдыхая ее такой знакомый нежный запах.

— Надо торопиться, — тихо сказал он. — Ночь скоро закончится. Пришло время прощания.

Они с Белкой снова приподняли тело погибшей целительницы, перенесли его через Поляну и положили рядом с Сумраком. Долголап и Белолапка сидели возле павшего в бою воина, зарывшись носами в его серую шерсть.

— До свидания, — прошептал Ежевика, коснувшись носом холодного бока Пепелицы. — Пусть Звездное племя с почетом примет тебя в свои ряды.

— Нам будет тебя не хватать, — подала голос Белка. — Мы никогда тебя не забудем.

Ежевике хотелось улечься возле Пепелицы, чтобы как следует проводить ее в последний путь, но в лагере было слишком много дел, требовавших немедленного решения. Поэтому он отошел от центра поляны и направился к Огнезвезду, все еще стоявшему рядом с Ураганом и Речушкой.

— Мне кажется, нужно начать с восстановления воинской палатки, — начал было Ежевика, но внезапно замолчал, заметив направлявшуюся к ним Полночь.

Когда барсучиха проходила мимо орешника, под которым устроились старейшины племени, Златошейка вскочила и воинственно зашипела.

— Они видят в ней всего лишь барсучиху, — печально вздохнул Ураган, перехватив взгляд Ежевики. — Одну из тех, которые только что едва не перебили все племя.

С мгновение Полночь пристально смотрела на старую кошку, но потом развернулась и низко поклонилась Огнезвезду.

— Ухожу, — пробормотала она. — Люблю путешествовать по ночам.

— Но ведь ты, наверное, очень устала, — возразил Огнезвезд. — Оставайся с нами, отоспись как следует.

Но Полночь лишь грустно покачала своей тяжелой полосатой мордой.

— Делать мне тут больше нечего. Вернусь в свою пещеру морскую, где волны разбиваются о скалы. Буду слушать море и шорох ветра в траве.

— Грозовое племя было бы уничтожено, если бы ты не привела нам на подмогу воинов Ветра. Я просто не знаю, как нам тебя отблагодарить.

— Нет в том нужды. Слишком запоздала я на этот раз. Мое племя не вняло голосу разума и отвергло мир.

— Но почему они на вас напали? — непонимающе воскликнула Речушка. — Мы, у себя в горах, никогда даже не слышали о барсуках. Неужели они тоже охотятся на котов, как Острозубый?

— Мой народ не питается котами, — помотала головой Полночь. — Но эти коты прогнали барсуков с насиженной территории. Сначала Речные коты вытеснили их с берега озера, а потом Грозовые воины напали на них здесь. Мое племя хотело отомстить и вернуть свои исконные земли.

— Я помню, как Коршун докладывал о происшествии с барсуками на Совете, — кивнул Огнезвезд. — Выходит, это он первым прогнал барсуков со своей территории?

Ежевика мгновенно вздыбил шерсть, готовый в любой миг броситься на защиту брата. Не хватало только, чтобы Грозовые коты обвинили Коршуна в ночном нападении барсуков!

— Мы тоже прогнали барсучиху со своей земли, — напомнила Белка. — И ее саму, и ее маленьких деток. А я-то еще жалела ее!

— Боюсь, как бы они не надумали вернуться, — озабоченно нахмурился Огнезвезд. — С сегодняшнего дня все патрульные должны будут глядеть в оба!

— Я тоже буду присматривать за своим народом, — пообещала Полночь. — Если замечу что-нибудь подозрительное, приду сама или пошлю вам весточку. А теперь мне пора. Попрощайтесь за меня со всеми друзьями-котами.

— До встречи, Полночь, — кивнул Ураган. — Я был рад снова увидеть тебя.

Барсучиха приподняла голову и впилась в серого кота блестящими бусинками своих маленьких глаз.

— Духи следят за тобой, серебряный кот, — прогудела она. — И звездные воители, и предки из Клана Бесконечной Охоты видят каждый твой шаг. Тяжелым будет твой путь, и знай, что он еще не закончен.

Серый воин почтительно склонил голову.

— Спасибо тебе, Полночь.

— Жаль, что ты уходишь, — встрял в разговор Ежевика и добавил, бросив быстрый взгляд на своего предводителя: — А ты не могла бы поселиться в этом лесу, рядом с нами?

— Пожалуйста, Полночь! — подхватила Белка.

Но старая барсучиха лишь покачала головой.

— Не мое это место, — рыкнула она. — Но Звездное племя может снова свести нас вместе.

— Хорошо бы! — воскликнул Ежевика.

— Тогда — до свидания! — попрощался Огнезвезд и низко склонил голову перед мудрой барсучихой. — И помни, что Грозовое племя всегда будет с благодарностью вспоминать о тебе.

Он проводил Полночь до самого выхода из лагеря. Дым с Песчаной Бурей, трудившиеся над восстановлением изгороди, бросили работу и тепло попрощались с барсучихой.

Ежевика молча смотрел, как Полночь с хрустом пробирается по остаткам разгромленной изгороди, не замечая острых шипов и колючек. Внезапно ему захотелось завыть и броситься за ней следом: «Не уходи! Вернись!»

Вот уже второй раз Полночь спасла Грозовое племя от полного уничтожения. Смогут ли они чувствовать себя в безопасности, когда она вернется в свою далекую пещеру в скалах Места-Где-Тонет-Солнце? И сумеет ли он, в случае беды, разыскать дорогу к песчаным утесам?

«Я должен взять себя в лапы! — строго одернул себя Ежевика. — Я готов отдать жизнь, чтобы помочь своему племени, а сейчас оно, больше чем когда бы то ни было, нуждается во мне».

Когда барсучиха скрылась в темноте леса, Ураган обернулся к Ежевике:

— Ну? За что нам браться?

Ежевика задумался.

— О раненых позаботятся Листвичка с Яроликой… А всем остальным срочно нужен отдых. Значит, надо приготовить спальные места. И принести дичи.

— Завтра с утра мы с Речушкой отправимся на охоту, — пообещал Ураган. — А сейчас займемся восстановлением воинской палатки. Вот только где она?

«Хороший вопрос!» — фыркнул про себя Ежевика и махнул хвостом на остатки кустарника возле дальней стены оврага. До этой злополучной ночи его длинные густые ветки спускались до самой земли, предоставляя отличную защиту от холодных ветров и зимних ливней, но барсуки растоптали весь куст, так что теперь сквозь него просвечивали голые камни.

— Была там.

— Ясно, — моргнул Ураган и без лишних слов бросился к скале.

— Речушка, ты не могла бы проведать наших старейшин? — спросила Белка. — Их палатка вон под тем кривым орехом. Пожалуйста, посмотри, не нужна ли им какая-нибудь помощь.

Речушка молча потрусила в заросли.

Ежевика хотел было присоединиться к Урагану, но тут возле них вырос Уголек.

— Разве ты не хочешь провести ночное бдение возле тел Пепелицы и Сумрака? — спросил он у Белки.

— Иди туда, если есть силы, — посоветовала ему Белка. — Я займусь восстановлением палаток и подойду попозже. Думаю, Пепелица с Сумраком поняли бы меня.

Уголек моргнул и с такой болью посмотрел на нее, словно Белка его ударила.

— Хорошо, значит, увидимся позже, — выдавил он из себя и молча поплелся к двум неподвижным телам, лежавшим в центре поляны.

Белка легонько провела хвостом по ушам Ежевики.

— Слушай, может быть, тебе стоит показать свои царапины Листвичке?

Ежевика заглянул в ее зеленые глаза и увидел в них что-то такое, отчего сердце его вдруг растаяло и замурлыкало, словно котенок возле матери.

— Не теперь, — ответил он. — У Листвички и без меня забот хватает, в лагере полно котов с куда более тяжелыми ранами. Пожалуй, я займусь восстановлением палаток. Скоро рассветет, а наши коты валятся с лап от усталости.

— А я тогда позабочусь о еде, — решила Белка. — Барсуки расшвыряли нашу кучу со свежей добычей, но, к счастью, не успели сожрать всю. Пойду посмотрю, можно ли хоть что-нибудь спасти. Если разыщу еду, принесу и тебе кусочек.

— Спасибо.

Он проводил ее глазами и направился к разгромленной воинской палатке. Все его тело ныло от усталости, царапина на плече пульсировала болью так, что Ежевика с трудом переставлял лапы. Но сейчас он был нужен своему племени, а значит, обязан был найти в себе силы.

Воинская палатка находилась возле самой высокой скалы оврага, неподалеку от насыпи, по которой можно было забраться на вершину утеса. Подойдя ближе, Ежевика увидел, что барсуки растоптали куст только снаружи, а все внутренние ветки, росшие вокруг ствола, остались нетронутыми. Это означало, что Грозовые коты, пусть и сильно потеснившись, смогут по-прежнему ночевать в своей палатке до наступления весны, когда куст оденется свежей листвой и выбросит новые побеги.

Он как раз обнюхивал ветки, когда из-за скалы показался Ураган, волочивший за собой целую кучу колючих плетей.

— Фу-ф! — пропыхтел серый кот, бросая ветви на землю. Потом сощурил глаза и проворчал: — На твоем месте я бы немного вздремнул. Выглядишь жутко измотанным, честное слово.

— Мы все измотаны до предела, — ответил Ежевика. — Как я могу отдыхать, когда вокруг столько дел?

Ураган задумчиво обвел глазами поляну.

— Это точно.

Ежевика провел хвостом по серому боку друга.

— Я так рад снова тебя увидеть! Само Звездное племя привело вас сюда этой ночью.

— Но… Вообще-то теперь я под присмотром Клана Бесконечной Охоты.

— Мне все равно, чьи предки решили послать тебя к нам! — фыркнул Ежевика. — Я безмерно им благодарен. Но, может быть, тебя привела в лес какая-то другая причина? Надеюсь, у вас в клане ничего не стряслось?

— Нет, у нас дела идут отлично, — заверил его Ураган. — Но я весь извелся от беспокойства за вас. Я постоянно думал, добрались ли вы до обещанного места и как устроились. Наконец, я не выдержал и решил проведать вас, — закончил он и добавил, гордо сверкнув глазами: — А Речушка ни за что не захотела отпускать меня одного!

Тут к ним подбежала Белка, неся за хвостики двух крупных лесных мышей. Бросив дичь к лапам друзей, она довольно проурчала:

— Это вам. Ешьте, сейчас вам особенно нужны силы.

— Спасибо, — вежливо отказался Ураган. — Мы с Речушкой отлично подкрепились по дороге. Я совсем не голоден.

— Правда? Тогда я отнесу твою мышку старикам. К счастью, в куче осталось достаточно дичи, — сообщила Белка, поворачиваясь к Ежевике. — Она, конечно, сильно раздавлена и испачкана, но до завтрашнего утра нам хватит. — Она взмахнула хвостом и понеслась к палатке старейшин.

Ураган юркнул внутрь куста, а Ежевика растянулся на земле и принялся за еду. Доставшаяся ему мышь явно побывала под барсучьей лапой, поскольку была вся расплющена и выпачкана в земле, но голодный воитель расправился с ней в два жадных укуса. Поев, Ежевика вскочил и вместе с Ураганом принялся обустраивать поврежденный куст. Когда он выволакивал сломанные ветки, рана на его плече открылась и вновь начала кровоточить, острые ежевичные шипы впивались в бока, добавляя свежие царапины к полученным в бою шрамам.

Он как раз кряхтел возле палатки, вытаскивая особо упрямую ветку, когда снова почуял запах Белки. Ежевика выронил свою ношу, обернулся и увидел, что рыжая кошка стоит совсем рядом, сжимая в пасти кусок влажного мха.

— Я подумала, тебе хочется пить, — смущенно пробормотала она, усаживаясь на землю рядом с Ежевикой.

— Спасибо.

Он принялся жадно лакать воду, показавшуюся ему невероятно вкусной и свежей. Каждый глоток наполнял его тело новой силой.

Когда Ежевика напился, Белка ловко подобрала мох и осторожно положила его на раненое плечо воина. Глаза их встретились, и странная дрожь пробежала по телу Ежевики.

— Белка, прости меня… — начал он.

Но она поспешно закрыла ему пасть своим рыжим хвостом.

— Я все знаю.

Ежевика готов был целую вечность стоять возле куста, глядя в ее добрые зеленые глаза. Внезапно он повернул голову и поймал на себе немигающий взгляд Уголька. Серый воин покинул тело Пепелицы и шел через поляну. Миг спустя он резко развернулся и скрылся в зарослях ежевики, скрывавших вход в пещеру целительницы.

Ежевика снова впился взглядом в глаза Белки.

— А как же Уголек? — спросил он.

За последние месяцы Белка очень сблизилась с этим серым воином, поэтому Уголек имел все основания считать, что Ежевика перебежал ему дорогу.

Белка отняла кусок мха от его плеча.

— Не беспокойся об этом. Я сама поговорю с ним. — Ежевика увидел грусть в ее глазах, но, как ни вглядывался, не заметил в них ни тени сомнения. Белка быстро потерлась носом о его нос и прошептала: — Побегу, принесу старейшинам попить. Увидимся позже.

Словно зачарованный, Ежевика смотрел ей вслед, пока рыжая шерсть подруги не скрылась за кустами. Он просто не мог поверить в то, как быстро все изменилось. Оказывается, им с Белкой ничего не нужно объяснять друг другу… Все их ссоры, размолвки, все попытки нарочно причинить друг другу боль — все вмиг исчезло, растаяло, как роса с восходом солнца.

Когда он наконец вырвал зацепившуюся ветку, Ураган тоже выбрался из палатки, толкая перед собой кучу мха и колючек.

— Здорово, что вы с Белкой по-прежнему вместе, — довольно проурчал он.

— Да, она просто чудесная, — пролепетал Ежевика. — Другой такой нет на всем свете… — Ему совсем не хотелось рассказывать другу о том, что еще совсем недавно они с Белкой готовы были при первом удобном случае вцепиться друг другу в шерсть. — Давай отнесем эти колючки к входу в лагерь. Они пригодятся Песчаной Буре для строительства ограды.

— Давай, — ухмыльнулся Ураган, от которого не укрылось, что друг нарочно сменил тему разговора. — Знаешь, — вдруг прибавил он, — я могу сказать то же самое о своей Речушке.

Он едва успел подобрать ветки и сделать несколько шагов к выходу, как из кустов выскочила молодая кошка из горного клана. В пасти она держала целую кучу сухого мха.

— Ваши старейшины чувствуют себя отлично, — доложила Речушка, усаживаясь возле Ежевики. — Листвичка наложила паутину на ссадины Кисточки и дала всем старикам маковых семян для спокойного сна. Мы с Белкой принесли им воду.

— Спасибо тебе за помощь, Речушка, — поблагодарил Ежевика, кивая на здоровенный ком мха.

— Я вытащила его из палатки старейшин, потому что в нем полно колючек. Ни один кот не сможет спать на такой подстилке! Скажи, где мне найти свежего мха?

— А ты не очень устала? — осторожно спросил Ежевика. — Ведь вы проделали такой долгий переход через горы.

— Как бы там ни было, сил у меня побольше, чем у тебя, — пошевелила ушками Речушка. — Кроме того, мы совсем не торопились. Прошло больше месяца с тех пор, как мы покинули свой клан.

— Мы уж думали, что никогда вас не отыщем, — добавил Ураган.

— Как же вам это удалось? — спросил Ежевика, провожая глазами вернувшегося с охоты Бурого. Молодой отец торопливо юркнул в детскую, где его дожидалась Медуница. — Клан Бесконечной Охоты показал вам дорогу?

Ураган с Речушкой быстро переглянулись.

— Если бы! — хмыкнул Ураган. — Тогда мы уже давным-давно были бы здесь. Мы целую вечность бродили по этим дурацким холмам, пока не наткнулись на каких-то бродяг, которые краем уха слышали про котов с пастбища. Вы их знаете, да?

— Котов с пастбища? — переспросил Ежевика. — Встречались. Кстати, одна из этих кошек сейчас живет у нас вместе со своими котятами. Да вы ее видели — это Ромашка.

Ураган удивленно вытаращил глаза.

— Эти бродяги рассказали нам о том, что огромное количество котов спустилось с гор и направилось к озеру. Мы сразу догадались, что речь идет о вас, и поспешили сюда.

— Вы уже побывали в Речном племени?

Ураган помотал головой и хотел что-то сказать, но тут Речушка ласково дотронулась лапой до плеча Ежевики.

— Так как насчет мха? Нужно как можно скорее приготовить постели для старейшин.

— Ой, извини. Давайте отнесем эти колючки к входу, а потом я тебе покажу, где его брать.

Ежевика с Ураганом оттащили ветки к ограде, над которой уже трудились Песчаная Буря, Дым и Огнезвезд. Речушка подкатила туда же свой комок мха.

— Вон там растет очень хороший мох, — сказал Ежевика, махнув хвостом в сторону леса. Шерсть зашевелилась у него на спине при воспоминании о том, как из темноты выскочили огромные звери с кровожадно блестевшими глазами. — Иди прямо, и возле корней деревьев ты увидишь целые заросли мха.

— Я пойду с тобой, — бросился к подруге Ураган. — Кто знает, вдруг барсуки все еще бродят в окрестностях.

— Я уже выставил стражу, — вмешался в разговор Огнезвезд. — Можете чувствовать себя в полной безопасности, — добавил он, указывая хвостом на сидящих в дозоре Белохвоста и Терновника.

Но Ураган остался непреклонен.

— Я все равно пойду с тобой, Речушка. Кроме того, нам нужен мох для воинской палатки.

Горные коты молча направились в лес. Ежевика проводил их взглядом и, обернувшись, заметил вышедшую из пещеры Листвичку. Приблизившись к телу Пепелицы, целительница уронила голову и зарылась носом в шерсть своей наставницы.

— Прости меня, Пепелица, — донесся до Ежевики ее еле слышный шепот. — Я хотела бы просидеть с тобой всю ночь, но не могу покинуть раненых. Я знаю, ты бы меня поняла. Ты всегда заботилась о своем племени…

Листвичка подняла голову, встала и подошла к Ежевике.

— Иди в мою палатку, — приказала она. — Я должна осмотреть твою рану.

— Но…

— Я не собираюсь с тобой спорить, Ежевика. Пошли. — Всегда кроткая Листвичка сейчас была до странности похожа на свою упрямую сестру Белку. — Какой от тебя будет толк, если в рану попадет грязь и плечо загноится?

— Уговорила, — покорно вздохнул Ежевика. — Уже иду. — Он посмотрел на целительницу и осторожно коснулся кончиком хвоста ее плеча. — Спасибо тебе, Листвичка. Как хорошо, что ты вернулась. Грозовое племя пропадет без тебя.

Листвичка ответила ему полным боли взглядом и, не говоря ни слова, направилась к отцу с матерью.

— Огнезвезд, я еще не осмотрела твои раны.

Подойдя к пещере целительницы, Ежевика увидел вылезающего из кустов Уголька. Надорванное ухо серого воина было густо обмотано паутиной, белесые заплатки виднелись также на его боках и передней лапе.

— Ты в порядке? — спросил Ежевика.

— Да, спасибо, — не глядя на него, процедил Уголек и отошел на край поляны, где Долголап с Бурым расчищали участок от порванных плетей ежевики.

На каменном выступе перед входом в пещеру целительницы, на подстилке из свежего папоротника спал Березовик. Этой ночью маленький оруженосец племени храбро сражался с барсуками, прикрывая свою мать и Ромашку с котятами, которые убегали по укромной тропе из оврага. Ободранные барсуками задние лапы малыша были обложены календулой и крепко обмотаны паутиной. У Ежевики даже глаза защипало от резкого запаха разжеванных в кашицу цветов.

На другой стороне утеса растянулся Сероус. Услышав шаги Ежевики, серый кот поднял голову и сонно моргнул.

— Привет, Ежевика, — зевая, протянул он. — Все в порядке?

— Скоро будет совсем хорошо. Как твоя лапа?

— Не сломана, слава Звездному племени. Просто вывих. Листвичка вправила ее на место. — Он сонно замурлыкал и закрыл глаза.

Из пещеры показалась Яролика с полной пастью целебных трав. Кивнув Ежевике, она наклонилась и быстро обнюхала Сероуса с Березовиком.

— Все хорошо, — довольно проурчала она, не вынимая травы из пасти. — Ежевика, когда Листвичка вернется, скажи ей, что я понесла календулу Бурому. Он не может отойти от Медуницы, поэтому занялся восстановлением детской.

— Хорошо.

Ежевика уселся возле спящих и стал терпеливо ждать Листвичку. Вскоре целительница появилась в сопровождении Огнезвезда. Она быстро осмотрела Ежевику и как следует вылизала ссадину на его плече.

— Это единственная серьезная рана. Придется каждый день осматривать ее, понял? Подожди, сейчас я принесу тебе календулы, — проговорила она и вдруг застыла, устремив взгляд куда-то за границу лагеря. Потом с шумом вздохнула, передернула плечами и скрылась в расщелине скалы.

— С ней все будет в порядке? — тихо спросил Огнезвезда Ежевика. — Ведь никто из нас не может вылечить целительницу!

— Я попрошу Белку присматривать за ней.

Листвичка вернулась с листьями календулы и принялась деловито разжевывать их в кашицу.

— Последние запасы на исходе, — прошамкала она, не переставая работать челюстями. — А ведь завтра раненым понадобятся свежие листья!

— Я позабочусь об этом, — пообещал Огнезвезд. — Кстати, Ежевика, ты не мог бы взять это на себя? Найди кого-нибудь поздоровее и сбегайте за листьями.

— Хорошо, Огнезвезд, — кивнул полосатый воин.

Выходя от Листвички, он заметил возле воинской палатки серую шерсть Урагана.

— Пожалуй, на сегодня хватит, — пробасил серебристый воитель. — Мы убрали самые колючие ветки, постелили свежий мох. Конечно, тут все перевернуто, но спать вполне можно.

— А ты? — спросил Ежевика.

— У нас с Речушкой сил хоть отбавляй! Будем до рассвета стеречь ваш сон.

— Спасибо вам.

Ежевика почувствовал, что вот-вот упадет. Только теперь он понял, до чего устал. Он погладил Урагана хвостом и, пошатываясь, забрался в палатку. Возле самого ствола оставался небольшой клочок земли, как раз достаточный для измученных котов, слишком уставших, для того чтобы обращать внимание на неуют и тесноту. Уголек с Долголапом уже спали, а лежавшие рядом Дым с Тростинкой сонно вылизывали друг друга. Ежевика кивнул им и повалился в мох. Не успел он закрыть глаза, как сон черной волной накрыл его с головой.

0

4

Глава III
Листвичка с трудом приоткрыла слипающиеся глаза. Она лежала посреди поляны возле тела Пепелицы. Рядом, уткнувшись носом в серую шерсть погибшей, свернулся Огнезвезд. Полузакрыв глаза, он погрузился в воспоминания о целительнице, которая когда-то была его первой ученицей. Небо над оврагом уже окрасилось молочной бледностью приближающегося рассвета.

Листвичка приоткрыла пасть, чтобы в последний раз вдохнуть любимый запах наставницы, но не почувствовала ничего, кроме дыхания смерти. Она пришла сюда лишь после того, как осмотрела всех раненых, но как только прилегла возле Пепелицы, тут же провалилась в сон. «Я даже не смогла как следует проводить тебя!» — в отчаянии подумала Листвичка.

Из головы у нее не шел сон, увиденный во время путешествия с Грачом. В этом сне Пепелица ужасно кричала, погибая под лапами огромного барсука. «Я должна была остаться здесь», — снова и снова думала Листвичка, и чувство вины острее барсучьих когтей терзало ее сердце.

Но, даже вернувшись в лагерь, она думала только о Граче. О том, как светились его глаза, когда он впервые признался ей в любви. О боли, прозвучавшей в его голосе, когда он понял, что сердце ее осталось в лагере Грозового племени и никогда не принадлежало ему целиком. Выбор был тяжелым, но в конце концов Листвичка понята, что ее место здесь, в каменном карьере. Она отказалась от Грача, а потом потеряла и Пепелицу. Теперь у нее не осталось ничего, кроме долга перед племенем.

Листвичка встала и выгнула онемевшую спину, стараясь не потревожить отца, погруженного в свои мысли. Оглядевшись, она увидела сторожившего воинскую палатку Урагана и Речушку, зорко охранявшую вход в лагерь. Постепенно стали просыпаться остальные Грозовые коты. Бурый высунул нос из детской и тут же снова юркнул в заросли ежевики. Следом за ним из палатки воинов выбрались Дым с Ежевикой.

Очень скоро подойдут старейшины, чтобы вынести из лагеря тела Пепелицы и Сумрака. Листвичка снова наклонилась к Пепелице, прижалась щекой к ее плечу и потерлась о шелковистую шерсть наставницы. Потом закрыла глаза, пытаясь уловить незримое присутствие Пепелицы, но так ничего и не почувствовала.

«Пепелица! Дай мне знак, что ты не покинула меня!»

Листвичка попробовала вообразить, как шагает среди звезд радом с умершей наставницей, но во всем огромном небе не было и следа знакомого ей с детства запаха Пепелицы. Может быть, Пепелица не простила ей того, что она сбежала из лагеря с Грачом? Неужели отныне она даже во сне никогда не услышит ее голоса?

«Пепелица, прости меня! — беззвучно заплакала Листвичка. — Не покидай меня насовсем!»

Ворчливый голос Долгохвоста прервал ее муки. Открыв глаза, кошка увидела приближавшихся старейшин. Впереди шагала Кисточка, сзади Златошейка вела Долгохвоста.

— Не волнуйся, — говорила Кисточка. — Понесем их все вместе, все втроем.

Огнезвезд поднялся с земли, из-за ран и усталости лапы плохо его слушались. Белолапка выскользнула из полуразрушенной воинской палатки и испуганно огляделась — нет ли где вернувшихся барсуков. Терновник, бывший наставник Сумрака, подошел к мертвому воину и в последний раз коснулся носом его холодной серой шерсти.

— Ты воспитал отличного воина, — тихо сказала Листвичка. — Он погиб, защищая свое племя.

Сероус протиснулся сквозь толпу Грозовых котов, обступивших мертвые тела. Листвичка сразу заметила, что он сильно наступает на раненую лапу, не щадя разорванные мышцы.

— Полегче, — предупредила она. — Ты навсегда останешься хромым, если будешь слишком утомлять больную лапу.

Сероус коротко кивнул, не прерывая разговора с Кисточкой.

— Я хочу нести его вместе с вами. Он был моим братом.

— Хорошо, — кивнула Кисточка.

Вместе с Сероусом они подняли тело Сумрака, а Златошейка с Долгохвостом понесли Пепелицу. Съежившись от горя, Листвичка сквозь слезы провожала в последний путь свою наставницу. Внезапно знакомый запах защекотал ей ноздри, и Листвичка почувствовала рядом теплый бок Белки.

Все племя, скорбно опустив головы, стояло возле выхода, пока процессия не скрылась за деревьями.

После прощания Огнезвезд приказал выслать в лес отряды охотников. Белка повернулась к Ежевике, и они оба кинулись в сторону воинской палатки.

Листвичка насторожила уши. Насколько она знала, ее сестра давно порвала с Ежевикой! Она поискала глазами Уголька и поняла, что тот тоже все видел. Листвичка невольно вздрогнула, пораженная злобой, сверкнувшей в синих глазах молодого воина.

Внезапно ей стало невыносимо страшно за сестру. Вдруг припомнился жуткий сон, когда она очутилась в каком-то темном мертвом лесу, где не было Звездного племени. Она тогда спряталась на краю поляны и увидела, как Звездоцап натаскивает своих сыновей. У Листвички до сих пор дрожь пробегала по телу при воспоминании о том, как чудовищный кот учил Коршуна с Ежевикой, как нужно захватывать власть, усмирять непокорных и твердой лапой править племенем. Что и говорить, у Ежевики ужасная наследственность, и кто знает, сумеет ли молодой кот противостоять влиянию своего жестокого отца?

Может быть, стоит рассказать Белке об этом сне? Листвичка направилась было за сестрой, но потом остановилась. У нее было полно своих дел, к тому же целительница не должна вмешиваться в сердечные дела других котов. И вообще, этот сон не был послан ей Звездным племенем, а значит, не мог считаться настоящим знаком.

Листвичка подошла к Угольку.

— Я хочу осмотреть твою рану, — сказала она. — Особенно меня беспокоит ухо.

Уголек злобно зашипел, не сводя глаз с убегающей Белки.

— Смотри.

Он не шелохнулся, пока Листвичка осматривала его бок, переднюю лапу и ухо.

— Все в порядке, — вздохнула она. — Если хочешь, могу дать тебе маковых семян, чтобы лучше спать.

— Не надо, — отмахнулся Уголек. — Я и так отлично сплю.

Он в последний раз с ненавистью посмотрел вслед убежавшей парочке, а потом отошел к Дыму с Долголапом, которые уже принялись за восстановление защитной стены вокруг лагеря.

Листвичка направилась в свою палатку, но по дороге столкнулась с Яроликой и Белолапкой.

— Листвичка, можно мы пойдем в лес за целебными травами? — спросила Яролика. — Огнезвезд разрешил мне взять с собой Белолапку.

— Отличная мысль, — кивнула Листвичка и ободряюще улыбнулась маленькой ученице. Белолапка пугливо оглядывалась, было заметно, что она очень боится выходить за пределы лагеря. — Больше всего нам нужна календула, — продолжала целительница. — Она растет вдоль ручья, там вы без труда наберете полные пасти.

— Я знаю одно хорошее местечко, — кивнула Яролика. — Слава Звездному племени, сезон Зеленых Листьев уже не за горами!

Листвичке вдруг стало очень совестно перед Яроликой. Она даже зажмурилась от стыда, вспомнив, как совсем недавно ревновала ее к Пепелице, полагая, что та кошка хочет оттеснить ее от целительницы.

— Как хорошо, что Пепелица успела так многому тебя научить, — тепло улыбнулась она. — Без тебя мне сейчас пришлось бы совсем туго.

Единственный глаз Яролики радостно заблестел.

— Ну, мы пошли. Белолапка — за мной! — Она взмахнула своим пестрым хвостом и понеслась к выходу из лагеря, а ученица опасливо потрусила следом за матерью.

Листвичка вошла в палатку. Березовик уже проснулся. Завидев целительницу, он попытался встать, но без сил свалился на папоротники.

— Тебе еще рано подниматься, — проворчала Листвичка. — Дай-ка мне взглянуть на твой глаз.

Из всех раненых котов больше всего ее тревожило состояние Березовика. Он был слишком молод для такого страшного боя, и его маленьких силенок могло не хватить на то, чтобы справиться с серьезным заражением.

Царапина вокруг глаза Березовика сильно покраснела и распухла, так что малыш почти не мог разлепить век.

«Чудо, что он вообще не потерял глаз!» — подумала Листвичка и невольно поежилась, представив, как острый барсучий коготь рвал морду котенка.

Она вошла в пещеру и отыскала два последних листика календулы. Слава Звездному племени, что у нее теперь есть Яролика! Листвичка снова вернулась к Березовику, разжевала листья, но когда хотела приложить кашицу к больному глазу оруженосца, тот резко дернулся.

— Щиплется!

— Мне очень жаль, но так и должно быть. Будет гораздо хуже, если царапины загноятся. Нужно потерпеть. Ты же уже не котенок, — напомнила она.

Малыш кивнул и с видимым усилием подставил морду. Листвичка щедро нанесла целебную кашицу на опухший глаз и удовлетворенно перевела дух.

— Попытайся еще немного вздремнуть, — посоветовала она, осмотрев ссадины на лапах оруженосца. — Хочешь маковых семян?

— Не надо, я и так усну, — зевнул Березовик, сворачиваясь клубочком на подстилке. — Передай Угольку, что сегодня я не смогу пойти тренироваться, ладно?

— Конечно, — пообещала Листвичка.

Дождавшись, пока малыш уснет, она отправилась в детскую, прихватив для Медуницы свежую порцию бурачника. По дороге Листвичка встретила Урагана с Речушкой, которые возвращались в лагерь с полными пастями добычи. При виде еды в животе у Листвички громко заурчало. Она уже не помнила, когда ела в последний раз — наверное, во время сумасшедшей гонки по холмам, когда они с Грачом возвращались в лес.

Листвичка бегом бросилась к охотникам. Судя по кучке со свежей добычей, выросшей у края поляны, гости с самого утра трудились, не покладая лап.

— Привет! — засмеялась Речушка. — А я как раз хотела отнести тебе поесть.

— Спасибо, я поем прямо здесь, — ответила Листвичка, опуская на землю бурачник. — А Медуница и старейшины уже ели?

— Я как раз иду к ним, — пробасил Ураган. — Выбирай, что хочешь, Листвичка. Тут всем хватит, а Песчаная Буря с Белохвостом уже отправились за новой добычей. — Он подхватил с земли пару мышей и помчался к детской.

Речушка понесла еду старейшинам, а Листвичка выбрала себе сочную полевку. Не успела она прилечь в кустах, как на поляне показались Уголек с Долголапом.

Долголап покосился на Листвичку и смущенно кивнул.

— Здорово, что ты все-таки вернулась, — пробормотал он.

Листвичка растерялась. Меньше всего на свете ей хотелось бы объяснять причины своего бегства из племени.

— Мне тоже очень приятно снова очутиться здесь, — осторожно начала она и с радостью вспомнила о поручении. — Боюсь, пройдет несколько дней, прежде чем Березовик сможет снова приступить к занятиям, — вздохнула она, рассказав Угольку о состоянии его оруженосца.

— Попозже я загляну проведать его, — кивнул Уголек.

Листвичка с жадностью расправилась со своей полевкой и отправилась в детскую к Медунице.

Солнце уже поднялось над деревьями, окружавшими каменный карьер, и теперь ярко сияло с почти безоблачного голубого неба. Слава Звездному племени, день выдался теплым! Это означало, что раненые смогут немного полежать под открытым небом, ожидая, пока им сменят подстилки.

Порванные плети ежевики еще ночью вытащили наружу, так что теперь в густых зарослях зияло несколько отверстий, пропускавших теплый солнечный свет. Трое Ромашкиных котят возились вокруг матери, наскакивая на яркие пятна света.

— Получай, мерзкий барсучище! — визжал Ягодка, хлопая лапой по солнечному пятачку.

— Убирайтесь из нашего лагеря! — рычала Орешника, а Мышонок злобно шипел и скалил зубы.

— Хватит! — рявкнула Ромашка и подгребла котят хвостом к себе. — Если хотите шуметь, идите на поляну! Вы мешаете Медунице. Ее детки еще очень маленькие, им нужен покой.

— Ага, теперь мы не самые младшие в лагере! — хвастливо заявил Ягодка. — Мы скоро станем оруженосцами.

Ромашка ничего не ответила и смущенно опустила глаза.

Завидев Листвичку, Ягодка тут же высунул голову из-под материнского хвоста.

— Привет! — заверещал он. — Где ты пропадала? Мы без тебя скучали. А твой друг из племени Ветра теперь будет жить с нами?

— Замолчи, — шикнула Ромашка и шлепнула малыша хвостом по уху. — Не приставай к Листвичке. Разве не видишь, что она занята?

Листвичка благодарно кивнула Ромашке — охапка бурачника в пасти позволяла ей не утруждать себя ответом. Она торопливо протиснулась в детскую и подошла к пестрой кошке.

Медуница отдыхала на подстилке из мягкого мха и папоротника, ее дети спали возле материнского живота. Бурый сидел тут же, доедая добычу, принесенную Ураганом.

— Привет, Листвичка, — сонно моргнула Медуница. — Опять бурачник?

— Да, — Листвичка положила перед подругой свою ношу. — Шутка ли, сразу четверо котят! Представляешь, сколько у тебя должно быть молока?

— Да, они прожорливее голодных лисят, — довольно проурчал Бурый, с гордостью глядя на своих детей.

— На редкость крепкие здоровые котята, — согласилась Листвичка, и Бурый просиял от радости. — Настоящий подарок для нашего племени.

Глядя на Медуницу, жующую бурачник, Листвичка невольно вспомнила о том, как они вместе проказничали в старом лесу, когда Медуница была озорной молодой воительницей, а сама Листвичка еще училась у Пепелицы. Теперь эта дружба осталась в прошлом. Медуница стала матерью, а Листвичка заняла место целительницы Грозового племени. Убегая с Грачом, она надеялась навсегда покончить со своими обязанностями, но зов сердца заставил ее вернуться обратно.

Листвичка чувствовала, как между ней и Грачом разверзается пропасть глубже бездонного горного ущелья. В животе снова заныло от боли, но она заставила себя терпеть. Она сделала свой выбор, и пути назад не было.

— Попытайся поспать, — сказала она Медунице. — Бурый, заставь ее отдохнуть.

Бурый нежно лизнул подругу в ухо.

— Можешь на меня положиться.

Листвичка резко отвернулась, не в силах смотреть на чужое счастье, и торопливо выбралась из детской. У выхода она остановилась, щурясь от яркого солнца. Она рассталась с Грачом, ее наставница погибла, а у лучшей подруги появился друг и родились дети… Даже Белка, которая еще совсем недавно была так близка с сестрой, теперь не видит вокруг никого, кроме Ежевики. Листвичка искренне желала ей счастья, но сердце ее разрывалось от одиночества.

«Великое Звездное племя! — еле слышно прошептала она. — Ради тебя я отказалась от всего, что было мне дорого. Надеюсь, теперь ты довольно?»

Остаток дня она занималась своими обязанностями. Яролика с Белолапкой без устали собирали целебные травы, так что к вечеру запасы были почти полностью восстановлены, и Листвичка смогла оказать помощь каждому пострадавшему.

Когда раненые, наконец, разошлись по своим палаткам, Листвичка устало обвела глазами поляну и заметила, что следы ужасных разрушений заметно уменьшились. Дым с помощниками почти закончил возведение нового защитного заслона у входа в лагерь, а Песчаная Буря и ее охотники снова наполнили кучу со свежей добычей.

Несмотря на усталость, Листвичка чувствовала, что не сможет уснуть. Поэтому, вместо того чтобы вернуться в свою палатку, она побрела через поляну к выходу из лагеря; лапы сами несли ее к озеру.

Вскоре Листвичка вышла на опушку леса и увидела перед собой сияющую звездами воду. И тут же на нее нахлынули воспоминания о тех ночах, когда она тайком выбиралась из лагеря и бежала на свидания к Грачу. Забыв обо всем на свете, Листвичка понеслась через папоротники к их заветному месту.

Но теперь все здесь изменилось. Знакомый берег выглядел чужим и пустынным. Печаль и горечь утраты придавили Листвичку к земле. Она опустилась на сухие листья и стала смотреть на мерцающую поверхность озера.

Вскоре она заметила, что звезды на его поверхности пришли в движение. Сначала ей показалось, что это ветер колышет воду, но вокруг не было никакого дуновения. У Листвички зашевелилась шерсть. Над головой ее, как всегда, сияли звезды — холодные, белые и неподвижные, — но на поверхности озера они вдруг начали выстраиваться в узкие сверкающие тропинки.

Листвичка затаила дыхание. Звезды тем временем превратились в две цепочки следов, протянувшихся через черную водную гладь.

Был ли то сон или послание Звездного племени? Внезапно Листвичка заметила какое-то движение и впилась глазами в воду. Из мрака ночи возникли две фигуры и направились к горизонту, рассыпая за собой сверкающие звездные следы. Сначала они были не более чем смутными тенями, но вскоре их силуэты стали яснее, и Листвичка разглядела широкоплечего полосатого воина и стройную легколапую кошку с темно-рыжей шерсткой.

Сердце у нее бешено заколотилось. Сомнений не было, перед ней были Белка и Ежевика. Они уходили прочь, шагая так близко, что шерсть их сливалась друг с другом, а следы переплетались в одну сверкающую дорожку. Вот они растаяли в темноте, а отражения звезд смешались, чтобы через миг вновь занять свои места.

Листвичка поежилась. Наверное, Звездное племя узнало о том, что после сна о Звездоцапе она подозревает Ежевику в измене. Небесные предки послали ей знак, показывая, что судьба полосатого воина настолько тесно переплетена с судьбой ее сестры, что ни одному коту не под силу разлучить их.

Значит, Звездное племя одобряет выбор Белки? Но тогда Листвичке больше нет причины беспокоиться из-за своего сна и уж тем более не стоит пытаться предостеречь Белку. Будущее этих двоих лежит в лапах Звездного племени.

Покой разлился по телу Листвички, она свернулась клубочком на сухих листьях и провалилась в сон.

Но не успела она уснуть, как снова очнулась. Теперь она лежала на дне каменного карьера, а на земле вокруг нее танцевали тени листвы, колеблемой легким ветерком. Нежный запах защекотал ноздри, и, подняв голову, она увидела сидевшую в трех прыжках от нее Пестролистую.

— Пестролистая! — вскрикнула Листвичка, сразу догадавшись, что видит сон. Но тут она вспомнила свою последнюю встречу с бывшей целительницей и вскочила, трепеща от гнева. — Обманщица! Ты посоветовала мне покинуть племя и уйти вместе с Грачом. Зачем я только послушалась тебя? Пепелица погибла из-за того, что я ушла!

— Успокойся, дорогое дитя, — проговорила Пестролистая и, легко вскочив с корня дерева, прижалась щекой к боку Листвички. — Я посоветовала тебе слушаться своего сердца — но твое сердце всегда принадлежало Грозовому племени. Вот почему ты вернулась обратно.

Листвичка воинственно распушила шерсть. Грач сказал ей то же самое, прежде чем вернуться в свое племя.

— Но почему ты не сказала мне этого сразу? — крикнула она.

— Разве ты послушала бы меня? — печально вздохнула Пестролистая. — Чтобы понять это, ты должна была уйти с Грачом. Только так ты могла убедиться, что это не твой путь.

Листвичка знала, что это правда. Лишь покинув свое племя, она поняла, что никогда не будет счастлива вдали от него.

— Но ведь Пепелица погибла! — жалобно пролепетала она.

— Пепелица знала о том, что произойдет, — покачала головой небесная целительница. — Она понимала, что даже Звездное племя не властно над дорогами судьбы. Вот почему твоя наставница не пыталась удержать тебя. Неужели ты думаешь, что все было бы иначе, останься ты в лагере?

— Конечно! — горячо воскликнула Листвичка. — Я бы спасла ее!

— Эта боль будет еще долго отягощать твое сердце, но клянусь тебе, что ты ничем не могла изменить судьбу Пепелицы. — Пестролистая прижалась к боку целительницы, и ее тепло и знакомый запах, как всегда, принесли Листвичке облегчение.

— С тех пор, как она умерла, я ни разу не видела ее во сне, — прошептала Листвичка. — Я не чувствую ее присутствия, не слышу ни голоса, ни запаха. Наверное, она сердится на меня, раз не хочет видеть.

— Нет, моя милая. Пепелица любила тебя. Неужели ты думаешь, что она могла оставить тебя после смерти? Но теперь ее лапы ступают по другим тропам.

Листвичка похолодела от страха. Какие такие «другие тропы»? Разве погибшая целительница не охотится вместе с небесным воинством? Неужели она блуждает в том Сумрачном лесу, где прячется Звездоцап?

— Что это значит? — хрипло выдавила она из себя, вздыбив загривок. — Где она?

— Этого я не могу тебе сказать. Но обещаю, что придет время, когда ты снова увидишь ее.

Голос Пестролистой стал таять. Черепаховая шерсть звездной посланницы растворилась в пятнах света и тени, и вскоре Листвичка потеряла ее из виду. Дольше всего сохранялся запах, но вскоре исчез и он.

Листвичка открыла глаза и увидела перед собой гладь озера, усыпанную отражением бесчисленных звезд. Тоска по Пепелице вновь сжала ее сердце. Почему целительница погибла? И почему она не приходит к ней во сне, как Пестролистая? Листвичка едва сдержалась, чтобы не расплакаться.

Она заставила себя подняться с земли и потянулась.

— Где бы ты ни была сейчас, Пепелица, — громко произнесла Листвичка, — если ты меня слышишь, то знай — я никогда больше не покину свое племя. Отныне я целительница и буду следовать по твоему пути до тех пор, пока не придет моя очередь присоединиться к бессмертному звездному воинству. — Она помедлила и робко добавила: — Но если я хоть что-то значу для тебя, прошу — приди и дай мне свое прощение.

0

5

Глава IV
Ежевику разбудил холодный ветерок. Он широко зевнул и поднял голову. Сквозь рваную дыру, зиявшую на месте выломанных ветвей палатки, тускло светился клочок белесого неба. Занимался рассвет, а значит, пора было приниматься за работу.

Остальные коты тоже начали просыпаться. Белохвост встал с подстилки и поморщился, наступив на больную лапу.

— Проклятые барсуки! — прошипел он, протискиваясь сквозь ветки наружу. — Век бы их не видеть!

Ежевика спал рядом с Белкой, всю ночь ее теплый запах щекотал его ноздри. Но сейчас она куда-то исчезла, оставив после себя лишь примятую подстилку из мха. Ежевика насторожился и вздыбил шерсть, заметив, что Уголька тоже нет в палатке. Он резко вскочил, сморщившись от боли в раненом плече, но не успел выбраться на поляну, как услышал доносившиеся снаружи голоса Белки и Уголька. Ежевика замер, весь обратившись в слух.

— Пойми, Уголек, — говорила Белка, и Ежевика сразу понял, что она с трудом сдерживает гнев. — Я очень дорожу твоей дружбой, но не могу дать тебе ничего большего.

— Но ведь я люблю тебя! — оборвал ее Уголек и робко добавил: — Мы будем счастливы вместе, Белка. Я знаю, поверь мне!

Ежевике стало жаль серого воина. Он помнил, как сам страдал, видя Белку рядом с Угольком.

— Мне очень жаль, — медленно проговорила Бежа. — Я не хочу причинять тебе боль, но мы с Ежевикой… Мне кажется, нам самим Звездным племенем предназначено быть вместе.

— Как ты можешь так говорить?! — прорычал Уголек. — Ты не забыла о том, кто был отцом Ежевики? Не ты ли говорила мне, что ему нельзя доверять? Он славный кот и храбрый воин, но ведь он сын Звездоцапа!

Все сочувствие, которое Ежевика испытывал к Угольку, улетучилось без следа. Он выпустил свои длинные изогнутые когти и с силой вонзил их в рыхлую землю. Неужели о нем всегда будут судить по тому, кем был его отец?! Почему они упорно видят в нем Звездоцапа и не хотят увидеть Ежевику?

— Я сужу о Ежевике по его делам, а не по тому, что случилось задолго до моего рождения! — горячо воскликнула Белка.

— Но я тревожусь о тебе, Белка, — продолжал настаивать Уголек. — В отличие от тебя, я помню Звездоцапа. Его лапы были в крови невинных котов. Ты знаешь о том, что он убил мою мать, чтобы заманить стаю собак в наш лагерь?

Белка что-то прошептала в ответ, но так тихо, что Ежевика не смог разобрать слов. Потом голос ее зазвучал громче:

— …Но это вовсе не означает, что Ежевика станет похож на своего отца!

За спиной у Ежевики зашелестели ветки, и он понял, что почти все воины уже проснулись. Боясь, что его застанут за подслушиванием, он торопливо протиснулся сквозь ветки и вышел из палатки.

Услышав его шаги, Белка резко обернулась.

— Привет, Ежевика!

Стало заметно светлее, и чистое небо обещало еще один теплый солнечный день. Но для Ежевики важнее всего было тепло Белкиных глаз. Он подошел и коснулся носом ее носа, стараясь не обращать внимания на ледяной взгляд Уголька.

Выпрямившись, Ежевика увидел, что Огнезвезд уже вышел из своей пещеры и стоит на Каменном Карнизе, принюхиваясь к утреннему воздуху.

— Огнезвезд! — крикнул Ежевика. — Ты уже отправил рассветные патрули?

— Нет. Ты ведь не откажешься пойти?

— С удовольствием! — кивнул Ежевика. — Ты пойдешь со мной? — спросил он у Белки.

Та кивнула, а Уголек резко отвернулся и, не говоря ни слова, побрел в сторону пещеры целительницы.

Белка грустно проводила его взглядом.

— Я не хотела расстраивать его, — вздохнула она. — Раньше я думала, что он будет мне хорошей парой, но это оказалось не так… Как мне объяснить ему это?

Ежевика знал, что слова тут не помогут, поэтому просто прижался щекой к ее щеке. «Чью сторону примет племя, если у нас с Угольком дело дойдет до настоящей вражды?» — подумал он про себя. Серый воин пользовался большой популярностью среди своих соплеменников, тогда как лучшие друзья Ежевики, знавшие его по путешествию к Месту-Где-Тонет-Солнце, почти все были воинами других племен.

Послышался шорох ветвей, и на поляну вышла Яролика. Она оглядела лагерь в поисках Белохвоста и с досадой дернула ушами, заметив своего друга возле Ромашки. Трое котят с писком карабкались на спину белому воину, а тот только блаженно жмурился и урчал. Ежевика сердито посмотрел на Белохвоста. Неужели этот безмозглый комок шерсти не понимает, что заставляет Яролику страдать, проводя все свободное время возле чужой кошки?

— Привет, Яролика! — крикнул он, делая вид, что ничего не заметил. — Хочешь пойти с нами в патруль?

Но пестрая кошка лишь печально покачала головой.

— Спасибо, Ежевика, но сегодня утром я обещала помочь Листвичке. Можно я опять возьму с собой Белолапку?

— Конечно! Бурый все равно не вылезает из детской, так что не может заниматься с ней. Хорошо, что ты нашла ей дело.

— Тогда я позову ее, — кивнула Яролика и направилась было к палатке оруженосцев, но вдруг обернулась и с улыбкой промурлыкала: — Я так рада, что вы с Белкой снова вместе.

Ежевика удивленно разинул пасть, а Яролика снова улыбнулась и побежала будить Белолапку.

Вернувшись в воинскую палатку, Ежевика нос к носу столкнулся с Дымом, который отряхивал свою бурую шерсть от кусочков мха.

— Пойдешь в патруль? — выпалил Ежевика.

Дым задумчиво пошевелил усами.

— Пожалуй. Если коты племени Теней уже прослышали про барсуков, они могут попытаться под шумок оттяпать кусок нашей территории.

Ежевика кивнул — он думал то же самое. Им следовало не спускать глаз с границы племени Теней. Однозвезд со своими воинами оказал соседям помощь в битве против барсуков и никогда не нанесет им удара в спину. Но не таков был Чернозвезд, предводитель племени Теней. Любые несчастья соседей он рассматривал как повод безнаказанно расширить свою территорию за их счет.

Ежевика взял с собой еще и Долголапа и повел свой отряд к выходу из лагеря. Протиснувшись сквозь колючий заслон, они направились к озеру.

Солнце уже поднялось над холмами, когда патрульные вышли на опушку. Озеро сверкало так ярко, что слепило глаза. Легкий ветерок шевелил шерсть на кошачьих спинах. Ежевика первым пошел вдоль ручья, служившего границей между Грозовым племенем и племенем Теней.

— Беги вперед, — приказал он Долголапу. — Проверь, на месте ли метки племени Теней. Они должны быть возле поваленного дерева, и ни на шаг дальше. Жди нас возле дерева.

Когда Долголап убежал, Ежевика повернулся к Дыму и Белке:

— Давайте обновим свои метки и посмотрим, не заходили ли соседи на нашу территорию.

Они продолжили путь вдоль течения ручья и остановились в том месте, где поток изгибался, убегая в глубь территории племени Теней.

— Просто поверить не могу, что мы позволили котам племени Теней поставить здесь свои метки, — прошипел Дым. — Граница должна проходить по ручью! Это же любому ясно.

Белка беспечно подняла хвост и весело заурчала:

— Попробуй объяснить это Чернозвезду. Если повезет, тебе удастся сохранить оба уха.

Ее бывший наставник фыркнул и сердито зашагал вдоль границы. Ежевика хотел было пойти следом, но вдруг услышал, как какой-то кот с шумом продирается сквозь кусты. Он поднял хвост, приказывая остальным остановиться, и принюхался. Пахло Грозовым племенем.

Заросли папоротника бешено заколыхались, и на поляну выскочил Долголап.

— Ты спятил? — набросился на него Ежевика. — Я велел тебе ждать возле поваленного дерева!

— Знаю, знаю, — перебил его Долголап. — Но я увидел кое-что странное. Ты должен сам взглянуть.

— Что там такое? — вытаращил глаза Дым. — Надеюсь, это не барсуки?

— Племя Теней? — выпалил Ежевика.

— Нет, мне кажется, это оставили Двуногие, — пропыхтел Долголап. — Я никогда не видел ничего похожего.

Он махнул хвостом в сторону папоротников. Ежевика переглянулся с Белкой и зашагал следом за Долголапом, продолжая настороженно принюхиваться к запахам племени Теней. Вскоре Долголап привел их на небольшую полянку, густо заросшую папоротником.

У Ежевики зашевелилась шерсть, когда он почувствовал новый запах.

— Лиса, — прорычал он.

— Запах старый, — подала голос Белка. — Думаю, в последний раз она была тут дня два тому назад.

Но Ежевика не был в этом уверен. Он заметил в гуще папоротников узкую тропинку, протоптанную множеством лап. Здесь лисий запах был еще сильнее, а значит, рыжие хищники часто пользовались этим ходом. Нужно будет как следует исследовать это место и поискать, нет ли поблизости норы.

Долголап остановился чуть поодаль от лисьей тропы, в нескольких шагах от границы племени Теней.

— Вот эта штуковина, — фыркнул он, указывая на что-то хвостом.

Ежевика осторожно прошел через папоротники, стараясь не наступать в лисий след. Под лапами молодого воина что-то сверкнуло. Приглядевшись, Ежевика увидел узкую блестящую штуковину, согнутую кольцом и пристегнутую к вкопанной в землю палке.

— Ты прав, это дело лап Двуногих, — кивнул он. — Из такой блестящей ерунды они делают загоны для своих овец.

— Вокруг воняет Двуногими, — добавил Дым, присоединяясь к ним. — Что это такое? Для чего?

Долголап наклонился, чтобы как следует обнюхать непонятный предмет, но Дым сердито оттолкнул его в сторону.

— Мышеголовый дуралей! — рявкнул он. — Разве твоя наставница не учила тебя, что умный кот никогда не станет совать свой нос куда не следует!

— Кисточка всему меня учила! — огрызнулся Долголап, сердито покосившись на старшего воина.

— Тогда почаще вспоминай ее уроки!

Белка придвинулась ближе к непонятному предмету.

— А что будет, если мы до него дотронемся? — спросила она, осторожно вытягивая лапу.

— Это не лучший способ проверить, — шлепнул ее хвостом Ежевика.

— Но надо же хоть что-нибудь сделать! — воскликнула Белка. — Давайте попробуем вот этим. — Она нашла на земле длинную палку и взяла ее в зубы.

— Осторожнее! — испугался Ежевика.

Белка кивнула, подползла к непонятной штуковине и с опаской просунула палку в блестящую петлю. В тот же миг петля защелкнулась, зажав конец палки. Долголап испуганно взвизгнул и отпрыгнул в сторону, прижав уши и распушив шерсть.

Ежевика остался на месте, но дрожь пробежала по его телу от лап до кончиков ушей. Он зажмурился, представив, как какой-нибудь кот, не подозревая об опасности, мог очутиться на этой тропинке, сунуть нос в петлю и…

— Эта штука запросто сломает шею коту, — выдавил он.

— Или задушит до смерти, — мрачно кивнул Дым.

— Она установлена не против нас, — заявила Белка, опуская палку. — Двуногие специально поставили ее на лисьей тропе. Наверное, они хотели поймать лису.

— Но зачем? — ахнул Долголап.

— Затем, что они сумасшедшие, — с раздражением рявкнул Дым. — Все Двуногие сумасшедшие, это и ежу понятно!

Ежевика снова поглядел на тонкую, не толще ежевичной плети блестящую штуковину, которая с такой силой сомкнулась вокруг ветки, что прорвала тонкую зеленую кору.

— Теперь эта штука безопасна, но рядом могут быть другие такие же. Нужно доложить о нашей находке Огнезвезду и предупредить всех котов об опасности.

— По крайней мере, теперь мы знаем, как с ними обращаться, — поворчал Дым и одобрительно посмотрел на свою бывшую ученицу. — Отлично придумано, Белка!

Зеленые глаза Белки вспыхнули от гордости — все племя знало, что Дым чрезвычайно скуп на похвалу.

— Долголап тоже молодец. Он первым заметил эту гадость и предупредил нас всех, — вмешался Ежевика, стараясь не думать о том, что молодой воин мог запросто угодить в смертоносную ловушку. — Давайте вернемся в лагерь. И смотрите под лапы! Может быть, тут весь лес напичкан этими ловушками.

На обратном пути в лагерь Ежевика пропустил Дыма вперед, а сам пошел сзади рядом с Белкой.

— Как ты думаешь, может быть, нам надо предупредить соседей об опасности? — спросил он, зорко вглядываясь в траву, чтобы вовремя заметить притаившуюся там блестящую смерть.

Белка с тревогой посмотрела ему в глаза.

— Ты беспокоишься о Коршуне, да? — прямо спросила она.

— Я тревожусь не только о Речном племени, — возразил Ежевика, стараясь не обидеться. — Племени Ветра ничто не угрожает, разве что в перелеске по другую сторону ручья. А вот на территории племени Теней может быть куча ловушек — ведь мы-то нашли петлю прямо на границе!

— Пусть Огнезвезд решает, рассказывать соседям или нет, — отрезала Белка. — Он может объявить о нашей находке на следующем Совете.

Ежевика остановился и прямо посмотрел на нее.

— Белка, почему мы не можем обсудить это спокойно, не выпуская когтей? Ты в самом деле думаешь, что я хочу предупредить Речное племя только ради Коршуна?

— Да, думаю, — прямо, но без тени былого гнева ответила Белка. — И ты прекрасно знаешь, как я отношусь к Коршуну.

— Но ведь он мой брат, — напомнил Ежевика. — Я не могу забыть об этом, как не могу перестать считать Рыжинку своей сестрой только потому, что она воительница племени Теней.

Ежевика говорил уверенно, но был ли он до конца честен с Белкой? Рыжинка была его сестрой, но он никогда не гулял с ней во сне по извилистым тропинкам Сумрачного леса, где жил Звездоцап. Рыжинка ни разу не присутствовала на тайных встречах, где отец учил своих сыновей искусству управления племенем. Ежевика знал, что никогда не посмеет рассказать Белке об этом темном лесе и грозном воине, поджидавшем его на опушке.

«Зачем мне кому-то рассказывать об этом? — подумал он про себя. — Грозовые воины все равно никогда не поймут, что даже преданный воин может многому научиться у Звездоцапа. Я-то ведь знаю, что не собираюсь идти к власти отцовской дорожкой!»

— Рыжинка — это другое дело! — возразила Белка. — Она путешествовала вместе с нами. Кроме того, она наполовину Грозовая кошка.

Ежевика с трудом подавил гнев. Он не хотел ссориться с Белкой.

— Попробуй посмотреть на это моими глазами, — терпеливо начал он. — Если бы Листвичка ушла с Грачом в племя Ветра, разве ты перестала бы любить ее?

— Конечно же нет! — распахнула глаза Белка. — Она навсегда останется моей сестрой!

— Вот и Коршун навсегда останется моим братом. А Рыжинка — сестрой. Мы принадлежим разным племенам, но в жилах у нас течет одна кровь. Тебе повезло, вы с сестрой живете в одном племени. Я бы отдал все на свете, чтобы оказаться на твоем месте.

Несколько мгновений Белка молча вглядывалась в его глаза, а потом медленно проговорила:

— Кажется, я тебя понимаю. Просто мне не нравится, что Коршун для тебя значит столько же, сколько соплеменники.

— Это не так, — быстро ответил Ежевика. — Преданность племени для меня всегда будет стоять на первом месте.

— Ежевика! — раздался из зарослей ворчливый голос Дыма. — Мы в патруле или на прогулке? Или вы собираетесь до вечера тут шушукаться?

— Извини, — пробормотал Ежевика, бросаясь вдогонку за Дымом.

По дороге в лагерь он думал о своем разговоре с Белкой. Ежевика знал, что пытался убедить ее в том, в чем сам не был до конца уверен. Он лишь искренне надеялся, что если придется делать выбор, он сделает его в пользу своего племени.

0

6

Глава V
— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Каменным карнизом!

Призыв Огнезвезда застал Листвичку на обратном пути из палатки старейшин, где она осматривала раны Кисточки. Бурая старуха жаловалась на онемение в теле, но царапины ее быстро подживали, и Листвичка не обнаружила никаких признаков заражения.

Она остановилась под каменным выступом и подняла глаза на отца. Песчаная Буря и Терновник оторвались от еды и бегом бросились через поляну, а Белохвост с Сероусом оставили работу по сооружению загороди. Листвичка испуганно поежилась. Рассветный патруль только что вернулся из леса, и Ежевика немедленно отправился в палатку предводителя. Неужели они нашли какую-нибудь новую опасность? Что, если барсуки решили вернуться или коты племени Теней задумали воспользоваться слабостью соседей, чтобы занять часть их территории?

Листвичка опустилась на землю рядом с Тростинкой, которая тут же с тревогой спросила ее:

— Как там мой Березовик?

— С ним все будет в порядке, — отозвалась целительница. — Опухоль вокруг глаза начала опадать. Но я хочу еще несколько дней подержать его у себя, чтобы избежать заражения.

Тростинка с благодарностью посмотрела на Листвичку и лизнула ее в ухо.

— Ты потрясающая целительница! Я так рада, что ты вернулась.

«Никакая я не потрясающая! — беззвучно вздохнула Листвичка. — Я предала свое племя!»

Старейшины выбрались из палатки и уселись возле каменной стены, тревожно поглядывая по сторонам. Ураган с Речушкой робко устроились на краю поляны, не решаясь занять места рядом с чистокровными воинами племени.

— Идите сюда! — поманила их хвостом Листвичка. — Вы наши друзья и гости, ваше место среди нас.

Горные коты с благодарностью кивнули и заняли место рядом с Листвичкой. Ромашка вывела на поляну всех своих котят, а Бурый устроился на пороге детской, чтобы выслушать новости, не отходя от Медуницы.

Рассветный патруль во главе с Ежевикой стоял под Каменным карнизом. Листвичка заметила, что шерсть у них стоит дыбом, а глаза полны тревоги.

— Коты Грозового племени, — начал Огнезвезд, — Ежевика и его патруль обнаружили в лесу нечто такое, о чем должен знать каждый. Ежевика, расскажи племени о вашей находке.

Ежевика легко вскочил на ближайший камень.

— Мы нашли ловушку на лис, оставленную Двуногими, — объявил он. — Она выглядит как петля из блестящей крепкой штуковины, пристегнутой к врытой в землю палке. Петля защелкивается, стоит лишь дотронуться до нее. Если кот сунет туда голову, удавка затянется вокруг его шеи и задушит насмерть.

Не успел он договорить, как из толпы послышались испуганные вопли. Уголек вздыбил загривок и подобрался, готовый броситься на невидимого врага, а Белолапка в страхе прижалась животом к земле. Белохвост оскалил зубы и принялся яростно хлестать себя хвостом по бокам.

— И что же, все эти ловушки расставлены только по нашей территории? — выкрикнула Кисточка.

Ежевика взмахнул хвостом, призывая котов к тишине. Во всей его позе чувствовалась спокойная властность, и Листвичка невольно подумала, что из него получился бы отличный глашатай. «Возможно, Огнезвезд совершает ошибку, упрямо дожидаясь возвращения Крутобока? Не проще ли посмотреть правде в глаза и назначить нового глашатая?»

— Мы нашли только одну ловушку, — пояснил Ежевика. — Но их может быть больше.

— Но зачем? — громко крикнул Сероус. — Зачем Двуногим понадобилось ловить лис этими ловушками?

Коты изумленно переглянулись и принялись перешептываться. Внезапно через этот общий тихий шепот пробился робкий дрожащий голосок:

— Я могу ответить на этот вопрос.

Листвичка обернулась и увидела, как Ромашка поднялась со своего места. Домашняя кошка впервые выступала на собрании, поэтому волновалась не меньше, чем во время барсучьего нашествия.

— Мы слушаем тебя, Ромашка, — приободрил ее Огнезвезд.

— Кожаные — то есть я хотела сказать — Двуногие, выращивают птиц для еды. Не таких птиц, которых мы едим, а больших. Но лисицы воруют этих домашних птиц, поэтому Двуногие убивают их. — Она смущенно моргнула и села обратно, обвив хвостом лапы.

— Благодарю тебя, Ромашка, — кивнул Огнезвезд. — По крайней мере, теперь мы понимаем, в чем тут дело.

— И что нам теперь делать?! — крикнул Белохвост.

— И ты еще спрашиваешь? — огрызнулась Златошейка. — Разве коты могут помешать Двуногим делать то, что им вздумается? Да здесь еще хуже, чем в старом лесу, вот что я вам скажу!

— Неправда, — мягко возразила ей Тростинка. — Но даже если это было бы так, мы все равно не можем вернуться обратно. Нашего старого леса уже нет. Нам придется научиться жить здесь. Звездное племя не привело бы нас в опасное для жизни место.

— Тогда почему оно не научило нас, как избежать лисьих капканов? — взорвалась Златошейка.

— Потому что мы сами можем это сделать, — вмешался Ежевика. — Белка придумала способ. Расскажи о своем изобретении, Белка.

Сестра Листвички легко вскочила на камень рядом с Ежевикой. Солнце вспыхнуло на ее рыжей шерсти, и на какой-то миг Белка стала поразительно похожа на своего отца.

— Все очень просто, — звонко крикнула она. — Берете палку подлиннее и суете ее в ловушку. Петля затягивается вокруг палки — и хоп! — ловушка вам больше не опасна!

Листвичка вся распушилась от гордости за сестру. Она видела, что Песчаная Буря тоже с нескрываемым восхищением смотрит на свою умную дочь.

— Ловушка опасна только в том случае, если вы случайно наступите на нее, — предупредил Огнезвезд. — С сегодняшнего дня все патрули должны смотреть в оба и докладывать племени о каждом найденном капкане.

— Мало обезвредить ловушку с помощью палки, — подал голос Ежевика. — После этого ее нужно постоянно проверять, на случай если Двуногие снова приведут капкан в действие.

— Хорошая мысль, — кивнул Огнезвезд. — Так мы и будем делать. Отныне каждый кот, выходящий из лагеря, должен смотреть под лапы и держать нос по ветру. Запомните — лисья вонь и запах Двуногих говорят об опасности!

— Ну и как нам теперь охотиться? — процедил себе под нос Сероус. — Нельзя же в одно и то же время и вынюхивать, и выслеживать, и загонять дичь!

Листвичка поняла, что он прав. Любой охотник, торопящийся в лагерь с пойманной добычей, теперь мог угодить в капкан. «Помоги нам, Звездное племя! — взмолилась она. — Рано или поздно кто-нибудь погибнет в одном из таких капканов!»

Она настолько погрузилась в свои мысли, что забыла о собрании. Очнулась Листвичка только тогда, когда Огнезвезд завел разговор об охоте.

— Просто не знаю, что бы мы делали без вас, — говорил он, обращаясь к Урагану с Речушкой. — Огромное вам спасибо от всего племени.

Ураган с достоинством наклонил голову, а Речушка уставилась на свои лапы, смущенная похвалой предводителя.

— Я попрошу всех, кто чувствует в себе силы, отправиться на охоту, — продолжал Огнезвезд. — До заката племя должно быть накормлено, а куча полна свежей добычи.

— Мы с Белохвостом вчера целый день охотились, — поднялась с земли Песчаная Буря. — Я готова снова отправиться в лес, но Белохвосту лучше сегодня посидеть в лагере. — Она повернулась к белоснежному воину: — Я же вижу, как ты хромаешь, а подушечка на твоей лапе снова начала кровоточить.

— Тогда я пойду с тобой, — вызвался Ежевика.

— И я! — сорвался с места Уголек, с ненавистью покосившись на Ежевику.

«Ох уж эти коты!» — укоризненно подумала Листвичка. Она встала и подала знак отцу, что хочет поговорить с ним.

— Слушаю тебя, Листвичка, — кивнул Огнезвезд.

— У Ежевики тяжелая рана плеча, к тому же сегодня он уже ходил в патруль, — пояснила Листвичка. — А на Угольке вообще живого места нет. Я не выпущу их из лагеря, пока как следует не осмотрю.

— Ты совершенно права, — согласился Огнезвезд. — Думаю, им обоим вообще нечего делать в лесу. — Он обернулся к племени и зычно объявил: — Ни один кот не должен покидать лагерь без разрешения Листвички.

Терновник сорвался с места и первым подскочил к целительнице.

— Привет, Листвичка! — весело крикнул он. — Осмотри меня первого, ладно? Я очень хочу пойти на охоту.

— И я! — подхватил Долголап, протискиваясь сквозь толпу соплеменников. — У меня уже все зажило, честное слово. Я в полном порядке!

— Позволь мне судить, в порядке ты или нет, — фыркнула Листвичка, принимаясь за осмотр.

В конце концов на охоту отправились два отряда: Терновник с Дымом и Тростинкой, и Песчаная Буря с Белкой, и Долголапом.

— Постой, — задержал подругу Огнезвезд. — Я тоже пойду с вами.

Песчаная Буря прищурила глаза и подозрительно посмотрела на предводителя.

— Уж если тебе не сидится в палатке, мой дорогой, изволь сначала заглянуть к целительнице.

Листвичка быстро обнюхала многочисленные раны на плече и боках Огнезвезда. К счастью, царапины были неглубокие и уже начали затягиваться.

— Все в порядке, — решила Листвичка. — Перед выходом я дам тебе немного календулы, но пообещай, что немедленно вернешься в лагерь, если раны вдруг начнут кровоточить.

Огнезвезд неопределенно фыркнул, не отвечая ни да, ни нет.

Листвичка отправилась в свою палатку за календулой. Когда она вышла из пещеры с полной пастью целебных листьев, то увидела, что отец уже ждет ее возле скалы.

— Ты заметила, что Белка с Ежевикой снова сблизились после битвы? — прямо спросил он, пока целительница пережевывала календулу. — Похоже, прошлые ссоры остались позади.

Листвичка продолжала работать челюстями. Ей не хотелось обсуждать сестру за ее спиной, но отец явно ждал ответа.

— Да, — осторожно выдавила она. — Наверное, нападение барсуков помогло им понять что-то очень важное.

— Представляю, как переживает сейчас Уголек…

— Да, — пролепетала Листвичка. Она не знала, стоит ли рассказывать отцу о том, что видела во сне Звездоцапа. Разве долг целительницы не велит ей предупредить предводителя о возможной угрозе?

— Раньше мне было нелегко каждый день видеть в своем племени кота, как две капли воды похожего на Звездоцапа, — задумчиво продолжал Огнезвезд, и Листвичка поняла, что он имеет в виду Ежевику. — Но когда Рыжинка не выдержала и ушла в племя Теней, я понял свою ошибку. И Рыжинка, и Ежевика принадлежали Грозовому племени по праву рождения. Кем бы ни был их отец, они были и остаются Грозовыми котами. Кроме того, звездные предки не избрали бы Ежевику для путешествия к Месту-Где-Тонет-Солнце, если бы не доверяли ему.

Листвичка пробормотала что-то нечленораздельное и принялась быстро накладывать целебную кашицу на царапины Огнезвезда.

— Я должен доверять сердцу Белки. Она уже давно перестала быть котенком, — вздохнул Огнезвезд. — Моя дочь судит о Ежевике по его делам. Осуждать воина за преступления его отца ничем не лучше, чем осуждать меня за то, что я родился домашним!

— Но ты давным-давно не домашний! — протестующе воскликнула Листвичка. Она просто представить себе не могла, что ее благородный отец когда-то ел из миски и позволял Двуногим гладить себя по шерстке.

— А Ежевика давным-давно не видел своего отца, — хмыкнул Огнезвезд.

«А вот тут ты ошибаешься»! — хотелось крикнуть Листвичке. Но отец, не замечая охватившего ее волнения, задумчиво продолжал:

— Я очень рад, что ты вернулась домой, Листвичка. Ты сделала правильный выбор, и надеюсь, сама это понимаешь. Пепелица всегда верила в тебя.

— Я знаю, — прошептала Листвичка. — В память о ней я обязана стать самой лучшей целительницей!

Когда она закончила обрабатывать раны Огнезвезда, тот коротко поблагодарил дочь и направился к Песчаной Буре, ожидавшей его возле колючего заслона.

Листвичка растерянно смотрела вслед удаляющемуся предводителю. Теперь она уже не могла рассказать ему о своем сне и поделиться подозрениями по поводу Ежевики. Отец может подумать, что она просто завидует сестре, после того как сама рассталась с Грачом и обрекла себя на одинокую жизнь целительницы.

Тяжело вздохнув, Листвичка вернулась в свою пещеру.

Солнце уже поднялось на верхушку неба, когда Листвичка закончила осматривать раненых. Большая часть котов вернулась в свои палатки, а в пещере целительницы остались только Березовик и Белохвост.

— Ты должен как можно меньше наступать на лапу, — ворчала Листвичка, накладывая целебную кашицу на рану последнего. — Не удивительно, что кровотечение не останавливается. Зачем ты вчера пошел на охоту? Это же просто безумие!

— Племени нужна была еда, — беспечно повел усами Белохвост.

— Но теперь племя сыто, слава Звездному племени! Хочешь, останься здесь, чтобы я могла присматривать за твоей лапой?

— Нет, я лучше полежу в воинской палатке, — отказался Белохвост. — Спасибо, Листвичка. Ты просто чудо!

— Моя жизнь была бы намного проще, если бы некоторые коты почаще работали мозгами, — продолжала ворчать Листвичка, но внезапно запнулась на полуслове, увидев выбегающую из папоротников Белку. В пасти у нее болталась полевка.

— Вот — еда, — пропыхтела Белка, бросая мышку к лапам сестры.

Она быстро отвернулась, но Листвичка успела заметить грусть в ее зеленых глазах.

— Постой, Белка. Что случилось?

На миг ей показалось, что Белка не захочет отвечать. Но потом сестра вдруг обернулась и, покосившись на Белохвоста, выпалила:

— Это все Уголек! Только что я прошла мимо него, так он посмотрел на меня, будто на пустое место. Рядом с ним сидел Сероус, — вздохнула она, прижимаясь плечом к сестре. — Наверное, все племя уже судачит обо мне!

— Попробуй понять Уголька, — осторожно заметила Листвичка. — Он любит тебя.

— Но я не хотела огорчать его! — простонала Белка, виновато опуская глаза. — Он отличный кот, и я честно пыталась полюбить его… Но Ежевика… Ах, Листвичка, что я делаю? Как ты думаешь, я поступила правильно?

Листвичка крепче прижалась к сестре и негромко заговорила:

— Прошлой ночью я спустилась к озеру. Небесное воинство послало мне знак — две цепочки звездных следов, переплетенных так тесно, что их нельзя было отличить друг от друга. А потом я увидела вас с Ежевикой, вы шли бок о бок, рассыпая за собой сверкающие следы. Вы шагали вместе, шаг в шаг, пока не растаяли в небе.

Белка изумленно вытаращила глаза.

— Правда? Звездное племя показало тебе нас с Ежевикой? Значит, они понимают, что мы должны быть вместе?

— Да, — кивнула Листвичка, стараясь не выдать своего страха.

— Вот здорово! Спасибо тебе, Листвичка! — Белка весело подняла хвост и выпустила когти, не в силах устоять на месте. — Побегу расскажу Ежевике. То-то он обрадуется! Теперь нам нечего волноваться из-за Уголька. Никто не разлучит нас, никто на свете не сможет помешать нам быть вместе!

С этими словами она сорвалась с места и помчалась в заросли ежевики, едва не сбив с лап возвращавшихся Яролику с Белолапкой.

— Спасибо за еду! — крикнула ей вслед Листвичка.

— Я только что видела Ромашку. — Яролика подошла к целительнице и опустила на землю охапку календулы. — Она жалуется на резь в животе.

— Значит, ей нужна водная мята, — ответила Листвичка, ныряя в свою пещеру.

Когда она вернулась, Белохвост быстро вскочил, поджав больную лапу, и предложил:

— Давай я отнесу мяту Ромашке!

Листвичка хотела было напомнить ему об обещании беречь лапу, но тут Яролика с неожиданной яростью набросилась на своего друга:

— Что-то я не замечала, чтобы ты проявлял такую же заботу о котах, пострадавших в битве!

Она возмущенно фыркнула и, повернувшись спиной к Белохвосту, окликнула дочь:

— Пойдем поищем можжевельник.

Ученица послушно потрусила за матерью, украдкой бросив непонимающий взгляд на отца.

Белохвост, разинув пасть, смотрел им вслед.

— С чего это она так взвилась?

Листвичка закатила глаза. Если он сам ничего не понимает, то вряд ли стоит что-то объяснять! Кроме того, ей вовсе не хотелось вмешиваться в чужие сердечные дела. Она даже не знала, влюблен ли Белохвост в Ромашку или по-прежнему любит свою Яролику и лишь по глупости ведет себя, как бессердечный клубок шерсти.

Она бросила листья кошачьей мяты перед Белохвостом.

— На, отнеси это Ромашке, — вздохнула она. — А потом отправляйся отдыхать.

Глядя вслед хромающему воину, она заметила сидевших посреди поляны Белку и Ежевику. Белка что-то горячо шептала на ухо другу, взволнованно размахивая хвостом. Ежевика слушал, кивая головой, а потом потерся носом о нос Белки и переплел хвост с ее хвостом.

Листвичка подавила вздох. Звездное племя послало ей знак в виде переплетенных звездных следов, так почему же у нее шерсть шевелится от страха, когда она видит Ежевику рядом с Белкой?

— Великое Звездное племя! — прошептала она. — Может быть, я напрасно обнадежила Белку?

0

7

Глава VI
Над головой Ежевики висело угольно-черное небо, но тусклое свечение мха освещало тропинку. Мокрые листья папоротников цеплялись за его шерсть. Каждый волосок на шкуре Ежевики дрожал от нетерпения, а лапы сами несли его к месту долгожданной встречи. Боль в раненом плече исчезла, с каждым шагом он чувствовал себя все более здоровым и сильным.

Вскоре тропа расширилась и вывела его на поляну. Несмотря на полную тьму, бледный голубоватый свет озарял силуэт Коршуна, свернувшегося у подножия скалы, на вершине которой восседал огромный плечистый кот.

Завидев Ежевику, Коршун вскочил и со всех лап бросился к нему.

— Ежевика! — радостно крикнул он. — Где же ты пропадал?

Из-за нападения барсуков полосатый воин несколько ночей не мог выбраться в Сумрачный лес сновидений. Ему не терпелось снова приступить к обучению, но странное чувство вины подобно острой колючке терзало его сердце. Он знал, что никогда не сможет признаться Белке, по каким тропам бродит во сне. Она никогда не поймет, как можно оставаться преданным воином Грозового племени, продолжая встречаться с Звездоцапом.

— На наш лагерь напали барсуки, — пояснил он, шагая вместе с Коршуном к скале.

— Барсуки?! — вздыбил загривок Коршун. Он первый выгнал барсука с территории Речного племени и отлично знал, насколько опасными могут быть эти звери. — И сколько?

— Много, — мрачно ответил Ежевика.

— Ты ранен… — Ледяной синий взгляд Коршуна потеплел, когда он заметил глубокую рваную рану на плече брата.

— Пустяки! — Добравшись до скалы, Ежевика почтительно склонил голову перед отцом: — Доброй ночи, Звездоцап.

— Здорово. — Янтарный взгляд отца орлиным когтем пригвоздил его к земле. — Тебя не было почти четверть луны. Если хочешь обрести власть, ты должен быть полностью готов к ней — каждым когтем, каждой шерстинкой, каждой каплей крови. Нет ничего хуже слабости.

— Но я готов! — возразил Ежевика и принялся рассказывать о нападении барсуков, стараясь не обращать внимания на присутствие Коршуна. Вообще-то воину соседнего племени незачем знать о том, насколько ослаблены Грозовые коты. Но разве брат может причинить ему зло? — С тех пор я почти не спал, — закончил он. — Было слишком много дел по восстановлению лагеря.

— Ты сражался с похвальной храбростью, — одобрил Звездоцап. — Я горжусь тем, что ты готов рисковать жизнью ради спасения своего племени.

Ежевика задумчиво повел ушами. Он ни словом не обмолвился о своем участии в битве, однако отец откуда-то знал об этом. «Наверное, он постоянно наблюдает за мной, — решил Ежевика. — Значит, упрек в слабости был всего лишь проверкой».

— Постарайся сделать так, чтобы Огнезвезд запомнил и твою отвагу в бою, и усердие по восстановлению лагеря, — пророкотал Звездоцап. — Это пригодится, когда он станет выбирать себе глашатая.

Ежевика молча уставился на кота, который когда-то был его отцом. Он сражался, чтобы спасти свое племя, а вовсе не для того, чтобы сделать очередной шажок к власти! И тем не менее слова Звездоцапа раззадорили его честолюбие. Огнезвезд ценит его храбрость и доверяет ему самые важные обязанности, возможно, он уже сейчас видит в нем будущего глашатая!

— Но у меня до сих пор нет оруженосца, — пожаловался он. — А Огнезвезд не назначит нового глашатая до тех пор, пока не получит доказательства гибели Крутобока.

— Значит, постарайся, чтобы у него как можно дольше не было этих доказательств, — усмехнулся Звездоцап. — Так у тебя появится время обзавестись оруженосцем. Как это сделать? Коршун, твои предложения…

— Я бы при каждом удобном случае убеждал Огнезвезда в том, что Крутобок жив, — немедленно отозвался Речной воин. — Разумеется, это вздор, но Огнезвезду хочется верить в спасение своего друга, поэтому убедить его не составит никакого труда.

Ежевика нахмурился. Он вовсе не хотел дурачить своего предводителя — это было подло, потому что Огнезвезд искренне любил пропавшего Крутобока. И тем не менее он не мог не восхищаться проницательностью Коршуна. Чем дольше Огнезвезд будет надеяться на возвращение Крутобока, тем больше у него шансов обзавестись оруженосцем.

Звездоцап одобрительно кивнул Коршуну, а потом снова перевел глаза на Ежевику:

— А еще?

— Ну… надо убедить его в том, что обязанности глашатая мне по плечу, — пробормотал Ежевика. — Это произведет хорошее впечатление на Огнезвезда и одновременно заставит его не спешить с назначением глашатая.

— И?

Ежевика задумался. Это было похоже на попытку поймать мышь, не чувствуя ни запаха, ни звука дичи.

— Надо подружиться с Ромашкиными котятами, — снисходительно бросил Коршун. — Ведь именно они станут следующими оруженосцами, верно? Если один из них сам попросит назначить тебя его наставником — считай, дело сделано!

— Точно! — радостно воскликнул Ежевика. — Я запросто смогу это сделать. Котята у Ромашки просто загляденье, хотя сама она обычная домашняя кошка.

«Я хочу обучать Ягодку!» — подумал он про себя. Этот дерзкий озорной котенок обещал стать отличным воителем. Но что скажет Звездоцап о котятах, рожденных вне племени? Он помнил, что когда он прибрал к лапам Речное племя и племя Теней, то сразу приказал убить всех котов-полукровок. Может быть, его отец успел переменить свое мнение?

— Ничего, что их мать раньше жила на пастбище? — осторожно спросил Ежевика.

— Их мать может в любой момент убираться туда, откуда пришла, — презрительно процедил Звездоцап. — От нее никогда не будет никакой пользы! Но котята при правильном воспитании могут стать отличными воителями.

— Не забывай, что моя мать тоже не была воительницей, — пошевелил усами Коршун. — Но кто посмеет сказать, что я глупее или слабее любого чистокровного Речного кота? Раньше мои соплеменники косо поглядывали на нас с Мотылинкой, но теперь позакрывали пасти.

Звездоцап одобрительно кивнул сыну.

— Твоя мать была бродягой, но она посвятила себя воинскому долгу, так что ты ничуть не хуже тех, кто тебя презирает. Я сам стал предводителем племени, которому не принадлежал по рождению. А поскольку Ромашкины котята попали в племя очень рано, они не успели узнать никакой другой жизни, кроме лагеря Грозового племени. — Звездоцап помолчал и грозно пророкотал: — Быть чистокровным котом хорошо, но если происхождение затрудняет тебе дорогу к власти — наплюй на него или используй в своих интересах.

— Ведь даже домашние коты, как Огнезвезд… — начал Ежевика.

Звездоцап злобно зашипел, не давая ему закончить.

— Огнезвезд никогда не избавится от смрадного запаха домашнего котишки! — прорычал он. — Посмотрите, как он трясется над этой дурой с пастбища! Ее котята могут стать отличными воителями, но их мать всегда будет обузой для племени. Ее надо вышвырнуть вон и запретить возвращаться, чтобы не портила будущих воинов. Но разве Огнезвезд может на это решиться! Мало того, теперь он привечает Речного кота, который предал свое происхождение, да еще держит в лагере его грязную подругу, которая никогда не принадлежала ни к одному из лесных племен!

— Ты имеешь в виду Урагана? — насторожил уши Коршун. — Значит, он все-таки вернулся?

— Они с Речушкой появились как раз в тот момент, когда мы выгоняли из лагеря последних барсуков, — кивнул Ежевика. — Они остались помочь нам, а потом, наверное, уйдут в Речное племя.

Коршун прищурился. Почему-то Ежевике стало не по себе, и он пожалел о том, что Звездоцап упомянул о возвращении серого воина. Ему захотелось предостеречь Урагана, но он даже себе не мог объяснить, откуда у него взялось ощущение исходящей от Коршуна угрозы.

Внезапно страшный удар обрушился на него сбоку и опрокинул на землю. Огромные лапы Звездоцапа прижали Ежевику к земле, янтарные глаза отца горели неприкрытой злобой.

— Всегда будь начеку! — прорычал Звездоцап. — Постоянно ожидай нападения. Ты не сможешь защитить свое племя, если забудешь об этом!

Все еще оглушенный ударом, Ежевика с силой забарабанил задними лапами по животу Звездоцапа. Потом рванулся вперед, пытаясь освободиться от придавившей его тяжести. Звездоцап занес лапу, целясь ему в ухо, но Ежевика увернулся от удара. Вскочив с земли, он бросился на отца и ударил его в крепкое плечо. Звездоцап пошатнулся, развернулся и, оскалив клыки, с выпущенными когтями кинулся на сына. Ежевика пригнулся, поднырнул под занесенные лапы и вцепился зубами в шею Звездоцапа. Тот с усилием освободился и отступил на шаг назад.

Ежевика с трудом перевел дыхание. Этот поединок был намного страшнее обычного урока, когда коты дрались, втянув когти. Во время борьбы рана на его плече снова открылась. Он почувствовал, как кровь заструилась по шерсти, и невольно зашипел от боли, наступив на больную лапу.

— Что-то ты еле двигаешься! — рявкнул Звездоцап, снова кидаясь на сына.

Но тут Коршун бросился между ними и с воинственным визгом вонзил когти в отцовский бок. Звездоцап прыгнул на него, и двое котов покатились по земле, превратившись в лохматый клубок сплетенных лап и хлещущих хвостов. Коршун сражался с такой яростью, словно атаковал барсука. За это время Ежевика успел прийти в себя. Когда два кота наконец оторвались друг от друга, Звездоцап едва мог перевести дыхание.

— Довольно, — просипел он. — Встретимся завтра ночью, — добавил он и перевел свой страшный янтарный взгляд на Ежевику. — Постарайся завтра же поболтать с этими приблудными котятами и завоевать их доверие.

Позабыв о раненом плече, Ежевика вприпрыжку понесся через темный лес. Звездоцап дал ему отличный совет! Что плохого в том, если он подружится с Ягодкой и возьмет на себя обязанности глашатая? Разве это не пойдет на пользу Грозовому племени, не сделает его сильнее? Встречи со Звездоцапом помогают ему стать более опытным и умным воином. Отец дает ему знания и навыки, необходимые будущему предводителю.

Он проснулся в воинской палатке от пульсирующей боли, пронзавшей все тело от правого уха к животу. С трудом повернув шею, Ежевика увидел, что шерсть у него на боку потемнела и пропиталась кровью. Холодный коготь страха вонзился ему в живот. Он же встречался со Звездоцапом во сне! Так почему же тогда у него снова открылась рана? И почему он чувствует себя таким измученным, словно всю ночь не смыкал глаз?

Ежевика попробовал вылизать окровавленную шерсть, но спавшая рядом Белка мгновенно подняла голову и открыла глаза. Видимо, ее разбудила возня Ежевики и свежий запах крови.

— Что ты натворил? — испуганно ахнула она.

— Не знаю… — пролепетал Ежевика. — Наверное, я напоролся во сне на ветку.

— Неуклюжий дуралей, — прошептала Белка, ласково погладив его хвостом. — Беги скорее к Листвичке, тебе нужна паутина!

Ежевика огляделся по сторонам. Рассвет уже просачивался сквозь поредевшие ветки куста, и коты начали просыпаться.

— Кто поведет рассветный патруль?

— Я, — широко зевнул Дым. Он поднялся, выгнул спину и как следует потянулся. — Возьму с собой Белохвоста и Терновника, — решил он и пихнул лапой спящего Белохвоста. — Вставай, лентяй. Храпишь, как лесная соня!

— А тебе лучше сегодня посидеть в лагере, — заявила Ежевике Белка.

— Да нет, со мной все в порядке, — с усилием ответил Ежевика. — Может быть, сходим поохотимся?

Белка сощурила глаза и пристально посмотрела на него.

— Хорошо. Но только после того, как ты побываешь у Листвички.

Чтобы избежать лишних расспросов, Ежевика поскорее выбрался из палатки и побрел к пещере целительницы. Голова у него кружилась от усталости, лапы еле поднимались, словно окаменели за ночь. Какая там охота! Больше всего на свете ему хотелось свернуться на подстилке и провалиться в сон.

Листвичка осматривала Березовика, лежавшего за густыми зарослями ежевики. Завидев Ежевику, она тут же протянула ему полную лапу паутины, чтобы остановить кровотечение.

— Такое впечатление, что ты снова с кем-то дрался, — пробормотала она, меняя промокшую насквозь паутину.

Ежевика оцепенел от страха — на миг ему показалось, что Листвичка знает о его ночных похождениях в Сумрачном лесу.

— Я… я сам не знаю, как это получилось, — пролепетал он. — Можно я пойду на охоту?

Листвичка заколебалась, но потом утвердительно кивнула.

— Иди. Только не перетруди плечо и немедленно вернись в лагерь, если кровотечение возобновится.

Ежевика пообещал, что так и сделает, и снова вернулся на поляну Белка ждала его возле воинской палатки, рядом с ней сидели Ураган с Речушкой. Ежевика мгновенно повеселел. Он уже забыл, когда последний раз охотился вместе со старым другом. Если Ураган все-таки решит перебраться в Речное племя, то им нескоро представится возможность снова побыть вдвоем.

— Привет, — весело проурчал Ураган. — Белка сказала, что ты всю ночь воевал с барсуками?

Ежевика поморщился. Слова Белки были слишком близки к правде.

Рыжая кошка первой побежала к выходу. Колючая изгородь была уже полностью закончена, и узкий лаз вел из лагеря в лес. Возле выхода Белка едва не столкнулась с Угольком, который входил в лагерь с охапкой свежего мха в пасти.

— Привет, — поздоровалась Белка.

Уголек окинул ее ледяным взглядом и, не обращая внимания на Ежевику, молча прошествовал к палатке старейшин.

— Но я же пыталась ему объяснить, — растерянно пролепетала Белка. — И теперь пытаюсь, но он не хочет слушать. Почему мы не можем остаться друзьями?

Ежевика очень сомневался в том, что Уголек захочет довольствоваться Белкиной дружбой, но не стал разуверять ее. Вместо этого он ласково потерся носом о ее щеку и прошептал:

— Ты сделала все, что в твоих силах. Пошли охотиться.

Лес встретил их туманом, сыростью и острым запахом мокрой листвы. С восходом туман превратился в легкие клочья, свисавшие с нижних ветвей кустарников, стволы деревьев бросали длинные тени на искрящуюся росой траву. Ежевика немного постоял, подставив шерсть теплым лучам солнца, и почувствовал, как к нему возвращаются силы.

Внезапно его внимание привлекло какое-то копошение в траве. Он развернулся и увидел мышку, которая выскочила из травы и стремительно неслась под укрытие ближайшего кустарника. Ловкая Речушка прыгнула на дичь и прикончила ее одним сильным ударом лапы.

— Отличный прыжок! — воскликнул Ежевика. — Я смотрю, ты уже научилась охотиться в лесу.

— Это немного непривычно, — пошевелив хвостом, призналась подруга Урагана. — Но я стараюсь.

В Клане Падающей Воды, где родилась Речушка, были свои порядки. В отличие от лесных воителей, горные коты делились на Охотников, которые добывали дичь для всего клана, и Пещерных стражей, защищавших клан и пещеру за водопадом. Ежевика знал, что Речушка была одной из самых искусных и опытных охотниц в своем клане. Охота в горах сильно отличалась от лесной ловли: там требовалось умение маскироваться и подолгу выслеживать стремительных когтистых птиц, облюбовавших горные склоны. В свое время Речушка научила друзей не бросаться на пугливых горных мышей, а видеть в них лишь приманку для более крупной пернатой дичи.

— Ты у меня умница, Речушка, — пробасил подошедший Ураган. — Только помни, в лесу навыки горной охоты не очень годятся. Если ты будешь только прятаться и выжидать, то вернешься в племя с пустыми лапами. Понимаешь, здесь у дичи гораздо больше мест для укрытия, чем в горах. В лесу нужно уметь выслеживать и красться. Смотри, — он показал кончиками ушей на корни дерева, среди которых деловито сновала белка, — я покажу тебе, как надо.

Серый кот распластался по земле, почти касаясь животом травы, и пополз к белке, держась подветренной стороны. Но жизнь в горах сыграла злую шутку с Ураганом. Он забыл о том, что лесная земля совсем не похожа на голые скалы. Ветка предательски хрустнула под его лапой, и белка мгновенно насторожилась. Ураган с досадой зашипел и рванулся вперед, но шустрый зверек оказался проворнее. Белка взлетела вверх по стволу, уселась на ветку, громко застрекотала — и скрылась в листве.

— Мышиный помет! — фыркнул Ураган.

Белка задрала хвост и расхохоталась.

— Да, Речушка, это был хороший пример того, как не надо охотиться!

— Перестань, — остановил ее Ежевика. — Каждый может промахнуться. За последние дни Ураган с Речушкой просто завалили нас дичью.

— Мы были рады помочь, — смущенно улыбнулась горная кошка.

Ежевика застыл, заметив полевку, вынырнувшую из скрученных улитками молодых побегов папоротника. Он пошевелил усами.

— Теперь моя очередь.

Осторожно переставляя лапы — ведь если он сейчас наступит на ветку, Белка до конца жизни будет над ним насмехаться! — Ежевика прополз по траве и быстрым ударом прикончил добычу.

— Чистая работа! — оценил Ураган.

«Вот бы всегда было так, как сейчас!» — подумал Ежевика. Теплое солнце, полный лес дичи, друзья, которые для него гораздо дороже любой власти. Но не успел Ежевика подумать об этом, как мгновенно почувствовал мощнейший прилив честолюбия. К чему лукавить с самим собой — разве он не готов отказаться от всего этого ради власти? Разве не мечтает стать предводителем?

«Чего же я хочу на самом деле?» — заволновался Ежевика и, как всегда, не нашелся с ответом.

Солнце уже высоко стояло над лесом, когда нагруженные добычей охотники вернулись в лагерь. Выскочив первым из узкого лаза, Ежевика сразу увидел участников рассветного патруля. Дым, Белохвост и Терновник стояли в центре поляны, окруженные тесной толпой других котов. Спустившийся из своей палатки Огнезвезд внимательно слушал доклад Дыма.

Сгорая от любопытства, Ежевика торопливо бросил свою добычу в кучу и подошел поближе.

— … еще две ловушки, — говорил Дым. — Одна на границе с племенем Ветра, а другая возле брошенного гнезда Двуногих. Мы обезвредили обе. — Он кивнул подбежавшей Белке: — Твоя затея с палкой сработала отлично.

— А еще на озере что-то жужжит, — вставил Терновник.

— Жужжит? — переспросил Сероус. — Может, пчелы?

— Нет, звук гораздо громче, — пошевелил усами Белохвост. — И издают его какие-то чудовища Двуногих. Только они не бегают по гремящим тропам, а носятся прямо по воде. Их там целая стая!

У Ежевики похолодело в животе. С тех пор, как коты появились на берегах озера, они почти не встречали вокруг следов пребывания Двуногих, но теперь оказалось, что спокойствие было лишь временным.

— И что они делали? — громко спросил он, протиснувшись сквозь толпу поближе к Огнезвезду.

— Сновали по озеру, как водные чудища, — повторил Дым. — И ужасно жужжали. А другие Двуногие плавали на каких-то штуковинах, похожих на перевернутые листья. Над этими листьями натянуты белые шкуры, которые ловят ветер.

— Это же лодки! — воскликнула Ромашка. — В дальней части острова есть лодочная поляна. В теплое время года там всегда полно Двуногих.

— Вот как? — зашипела ощетинившаяся Кисточка. — Значит, всю пору Зеленых Деревьев у нас не будет от них покоя?

— Наверное, — виновато вздохнула Ромашка. — Двуногие очень любят плавать в лодках и купаться в озере.

— Купаться? — фыркнула Песчаная Буря. — Они лезут в воду для собственного удовольствия? Вот безмозглые создания!

Дым задумчиво пошевелил ушами.

— Если лодочная поляна находится на противоположном берегу озера, то нам особо нечего волноваться. Это касается племени Теней и Речного племени. Возможно, Двуногие даже не зайдут на нашу территорию.

Ежевика почувствовал на себе пристальный взгляд Белки. Разумеется, она снова думает, что он беспокоится о Коршуне!

— Все патрульные должны по-прежнему смотреть в оба! — громко приказал Огнезвезд. — А на следующем Совете мы обсудим появление Двуногих на озере. Не забывайте — беды Речных котов и котов племени Теней могут очень легко обернуться и нашей бедой.

0

8

Глава VII
Целый день Листвичка умирала от беспокойства. Измученный вид Ежевики и внезапно открывшаяся рана на его плече не давали ей покоя. Что, если во сне он снова встречался со Звездоцапом?

Покончив со своими обязанностями, она улеглась в пещере и закрыла глаза, пытаясь мысленно перенестись в тот Сумрачный лес, где обитал Звездоцап. Ее до смерти пугали жуткие заросли, в небе над которыми никогда не бывает ни звезд, ни луны, а тусклый свет сочится откуда-то из земли. Но ради своего племени Листвичка обязана была узнать, что там делает Ежевика. Она делала это не только ради сестры — в конце концов, этого требовал долг целительницы.

Листвичка открыла глаза и увидела вокруг высокие голые стволы деревьев. В чаще мелькали трепещущие тени, а лежащая под лапами тропинка убегала в гущу папоротников. Очень осторожно, словно выслеживая пугливую мышку, Листвичка побрела по тропе.

Не успела она пройти и нескольких шагов, как почувствовала впереди кошачий запах. Листвичка боязливо юркнула в папоротники: шерсть ее встала дыбом при мысли о том, что Звездоцап мог выследить ее.

В следующий миг она оцепенела от изумления. На тропинке стояли трое котов — но это был вовсе не Звездоцап с сыновьями! Звездный свет сверкал на лапах и шерсти небесных воинов. Вот первая воительница повернула голову, и Листвичка узнала в ней Синюю Звезду, которая возглавляла Грозовое племя до Огнезвезда.

— Подойди, Листвичка, — велела звездная кошка. — Мы давно ждем тебя.

Листвичка вышла из папоротников.

— Долго же ты собиралась! — проворчала вторая кошка. Это была Щербатая, бывшая целительница Грозового племени, наставница Пепелицы. На широкой морде старой кошки грозно сверкали узкие желтые глаза, а подергивание хвоста выдавало сильное раздражение.

Третий кот оказался незнакомым золотистым великаном. Он поклонился Листвичке и мягко пророкотал:

— Рад тебя видеть, Листвичка. Меня зовут Львиногрив.

— Очень приятно, — вежливо ответила целительница. — Но где я? И зачем вы привели меня сюда?

Ни в одном из своих снов она никогда не забредала в это странное место, но присутствие звездных воителей показывало, что в этом лесу Звездоцапа быть не может.

Ее вопросы остались без ответа.

— Идем, — велела Синяя Звезда и первой направилась по тропинке.

Вскоре они вышли на поляну, залитую серебристым светом. В высоком ясном небе плыла круглая луна. Теперь Листвичка видела, насколько прекрасен был этот лес, вначале показавшийся ей зловещим, и даже густые тени под деревьями уже не пугали, а зачаровывали своей тайной.

Прямо над верхушками самых высоких деревьев Листвичка увидела три крошечных звездочки, расположенных очень близко друг от друга. Целительница в недоумении склонила голову, пытаясь припомнить, видела ли она когда-нибудь это созвездие раньше. Под ее взглядом звезды вдруг стали разгораться все ярче и ярче, пока не засияли сильнее луны.

— Что это, Синяя Звезда? — не выдержала Листвичка.

Звездная кошка снова ничего не ответила. Она вышла на середину поляны и взмахом хвоста приказала Листвичке сесть рядом. Трое звездных воителей расположились вокруг нее. Листвичка в последний раз посмотрела на небо, но теперь никакого созвездия там не было. «Наверное, мне показалось», — решила она.

— У вас есть послание для меня? — спросила Листвичка, во все глаза глядя на звездных воителей.

— Не совсем, — загадочно отозвалась Синяя Звезда. — Но мы хотели сказать тебе кое-что.

Знай, что путь твоей жизни не будет прямым, тебя ждут повороты, о которых ты сейчас и помыслить не можешь.

— Да уж, — проскрипела Щербатая, и Листвичке показалось, что старуха знает гораздо больше, чем хочет ей сказать. — Ты пойдешь по дороге, на которую до тебя ступали лишь немногие целители.

Листвичка испугалась. Она вонзила в землю когти и быстро выпалила:

— Что это значит?

— Тебе предстоит встреча, — снова заговорила Синяя Звезда. — Встреча с котами, которые изменят твое будущее.

«Это не ответ!» — хотелось крикнуть Листвичке, но из уважения к звездным воителям она промолчала.

Львиногрив положил свой золотой хвост на ее плечо, и Листвичка сразу почувствовала себя смелее и увереннее.

— Мы явились, чтобы дать тебе силы, — проурчал золотой кот.

— Что бы ни случилось, знай — мы всегда будем рядом, — пообещала Синяя Звезда.

Ее синие глаза смотрели сочувственно и грустно. «Что все это значит?» — подумала Листвичка. Впрочем, это было уже не важно. Она и так знала, какой размеренной и тоскливой будет ее дальнейшая жизнь. Она будет целительницей Грозового племени до тех пор, пока звездные предки не позовут ее к себе. Мечты о жизни с Грачом остались в прошлом, им никогда не суждено будет сбыться.

— И все-таки я не понимаю, — жалобно мяукнула Листвичка. — Вы не можете больше ничего мне сказать?

— Даже Звездное племя не видит всего, что случится, — покачала головой Синяя Звезда. — Твой путь исчезает в темноте — но знай, что мы пройдем его вместе с тобой, шаг за шагом.

Эти слова и успокоили, и растревожили Листвичку. Теперь она знала, что не одинока. Звездное племя не отвернулось от нее, как она думала, когда боролась со своей любовью к Грачу. Возможно, именно поэтому она больше не может попасть в Сумрачный лес, где бродит Звездоцап.

— А теперь отдыхай, — проурчал Львиногрив, ласково лизнув в ухо Листвичку. — Отдыхай и набирайся сил для будущих испытаний.

Листвичка открыла глаза. Солнечный свет лился в трещину скалы. Березовик просунул круглую голову в пещеру и требовательно запищал:

— Есть хочу! Можно, я сбегаю и принесу себе еду из кучи?

Листвичка встала и осмотрела его раны. Задние лапы оруженосца заживали прямо на глазах, хотя шерсть на них отрастет еще нескоро. Опухоль вокруг глаза почти спала, а следы от когтей затянулись и побледнели. Никаких признаков заражения видно не было.

— Думаю, сегодня ты уже можешь вернуться в палатку оруженосцев, — решила целительница.

— Ура! — взвизгнул Березовик и принялся нетерпеливо приплясывать на своей подстилке. — А скоро я смогу начать тренироваться? Мне так скучно целыми днями сидеть на одном месте!

Листвичка улыбнулась. Раз малыш скучает от безделья, значит — выздоровел.

— Ладно, — кивнула она. — Но пока я разрешаю тебе только самые легкие упражнения. Никакой боевой подготовки, слышишь? Кроме того, Уголек и сам серьезно ранен. Пока он не сможет как следует с тобой заниматься.

— Я буду ему помогать, — пообещал Березовик и тут же удрал, опасаясь, как бы Листвичка не передумала.

— Каждый день приходи ко мне на осмотр! — крикнула она ему вслед.

Сон успокоил ее, но не избавил от мрачных мыслей о Ежевике. Листвичка почти не сомневалась в том, что полосатый воин по-прежнему тайно встречается с отцом и Коршуном, поэтому стала зорко следить за тем, не сказывается ли ночное влияние Звездоцапа на дневном поведении Ежевики. Время шло, но ничего подозрительного она так и не заметила. Племя восстанавливало силы после нападения барсуков, и Ежевика вел себя как преданный и самоотверженный воитель. Но надолго ли хватит его верности?

Однажды поздним вечером Листвичка вернулась в лагерь с полной охапкой трав, собранных возле заброшенного гнезда Двуногих. Луна уже поднялась на небо, и большая часть котов разбрелась по своим палаткам. Охранявший вход Долголап приветливо кивнул Листвичке. Она отнесла травы в свою палатку, а потом побежала к куче со свежей добычей, чтобы как следует подкрепиться перед сном.

Она как раз взялась за дрозда, когда ветки воинской палатки тихо раздвинулись и из куста показалась широкоплечая фигура Ежевики. Не заметив Листвичку, он тихо прошел через поляну, перекинулся парой слов с Долголапом и юркнул в колючие заросли.

«Что он задумал?» — пронеслось в голове у Листвички. Ежевика покинул лагерь открыто, даже не пытаясь прятаться. Но почему он ушел один, да еще в такое время, когда все воины спят? Что, если он отправился на встречу с Коршуном?

Листвичка торопливо проглотила еду, вскочила на лапы и понеслась следом за Ежевикой.

— Уже ночь, — заметил Долголап, когда она снова появилась возле выхода.

— Некоторые травы лучше всего собирать поздно ночью, — соврала Листвичка.

Когда она очутилась в лесу, Ежевики уже не было видно, но Листвичка без труда нашла его запах. Шерсть зашевелилась у нее на спине, когда она поняла, что полосатый воин выбрал ту самую каменистую тропинку, по которой она бегала на свидания к Грачу.

Но Ежевика шел не в племя Ветра. Листвичка слышала тихое журчание пограничного ручья, но запах Ежевики уходил в сторону от тропинки в сторону озера.

Продравшись сквозь густые папоротники, она взлетела на крутой склон, высунулась из-за деревьев и увидела Ежевику Полосатый воин сидел в нескольких хвостах от нее и смотрел на озеро. Листвичка замерла, испугавшись, что выдала себя. Но Ежевика даже не повернул головы.

Листвичка спряталась в извилистых корнях дерева. Что он здесь делает? Может быть, они тут встречаются с Коршуном? Но отсюда довольно далеко до Речного племени…

Луна плыла по черному небу, а Листвичка сидела, не шевелясь, и ждала. Вокруг по-прежнему было тихо. Ежевика сидел и смотрел в полную звезд воду. Интересно, о чем он думает?

Не слишком ли быстро они поверили в то, что все их беды остались позади? Конечно, трудно представить что-нибудь более страшное, чем нападение барсуков. Племя выстояло и теперь зализывает раны. Но Листвичка не могла избавиться от гнетущего чувства тревоги, которое особенно усиливалось в присутствии Ежевики. В последнем сне Синяя Звезда, Львиногрив и Щербатая предупредили ее о неведомом будущем, неподвластном самому Звездному племени. Какие новые беды ожидают Грозовое племя? И не принесет ли их вот этот полосатый воин, что сидит сейчас перед ней?

Ночь тянулась бесконечно, и Листвичку сморила усталость. Она уронила голову, уткнулась носом в хвост и закрыла глаза. Ей снилось, что она взбежала по холму и увидела, что Ежевика исчез. А вода в озере стала вдруг густой и алой, и кровавые волны принялись жадно лизать берег.

«Прежде чем наступит мир, кровь прольет кровь и вода в озере станет красной».

Листвичка с криком бросилась бежать, но ударилась обо что-то твердое и бешено заскребла когтями по коре дерева. «Попалась!» Наконец она проснулась и поняла, что свалилась с корня и врезалась в ствол. Серый рассвет пробивался сквозь ветки над ее головой.

— Кто здесь? — рявкнул грозный голос.

Не успела Листвичка и пасти раскрыть, как Ежевика вскочил на корень и уставился прямо на нее. Янтарные глаза его потемнели от гнева.

— Что ты здесь делаешь? Шпионишь за мной?

— Нет! — возмущенно ответила Листвичка, и тут же почувствовала укол вины, поскольку именно шпионила. — Я просто собирала вечером травы и припозднилась. Кажется, я задремала…

В животе у нее все дрожало от страха. «Он ничего мне не сделает! — твердила про себя Листвичка. — Он же мой соплеменник, мы выросли вместе! Белка ему доверяет…» Разве звездные предки показали бы ей счастливое будущее Белки и Ежевики, если бы полосатый воин встал на путь предательства и убийства?

И все-таки ее бросало в дрожь от немигающего взгляда Ежевики. Собрав последние силы, Листвичка поднялась с земли и пошла прочь, едва сдерживаясь, чтобы не кинуться бегом.

Тусклый рассвет отражался в озере, видневшемся за деревьями. Но сизая гладь воды, едва тронутая ветерком, теперь казалась Листвичке сном — перед глазами ее все еще стояли скользкие алые воды, жадно лизавшие берег.

«Прежде чем наступит мир, кровь прольет кровь и вода в озере станет красной».

0

9

Глава VIII
Ежевика со вздохом подвернул под себя лапы и снова уставился на озеро. После последней встречи со Звездоцапом он совсем потерял покой. По ночам он так вертелся и ворочался, что мешал спать своим товарищам, ютившимся в остатках разрушенной воинской палатки. Поэтому с некоторых пор Ежевика стал уходить к озеру.

Появление Листвички потрясло его. Он нисколько не поверил ее словам и сразу догадался, что целительница выследила его. Но зачем? Неужели она каким-то образом проведала про его сны? Но тогда дело плохо… Листвичка никогда не поймет, что он может учиться у Звездоцапа, оставаясь верным своему племени. Как ни старался Ежевика убедить себя в том, что его ночные похождения никому не причиняют вреда, на душе у него было неспокойно. Может быть, ему стоит прекратить встречи с отцом? Одна мысль о том, что Листвичка знает о его снах и может рассказать о них Белке, приводила его в ужас.

Ежевика прищурился. В мутной рассветной дымке виднелись силуэты лодок, стоявших на другом берегу, возле короткого мостика на границе Речного племени и племени Теней.

Разгоравшийся рассвет играл на спокойной глади озера. Шерсть зашевелилась на спине у Ежевики, когда он вспомнил о том, как Белка пересказала ему Листвичкин сон об их переплетавшихся следах. Впервые в жизни он пожалел о том, что не родился целителем. Как бы он хотел разглядеть свое будущее в прозрачной воде! Но для него отражения звезд были всего лишь сверкающими всполохами в черной глади. «Неужели моя судьба лежит в лапах Звездного племени?» — в который раз подумал Ежевика. Он знал, что ни один звездный воин никогда не ступал в Сумрачный лес Звездоцапа. Может быть, навещая отца, он навсегда отрекся от звездного воинства?

Наконец он провалился в сон и проснулся от громкого птичьего пения. Солнце уже поднялось над холмами племени Ветра. Ежевика упруго вскочил на лапы. Как он мог так разоспаться! Разве будущий глашатай может до полудня болтаться вне лагеря?!

По дороге он остановился поохотиться, так что к колючему заслону перед входом в лагерь подбежал уже с полной пастью добычи. Но не успел Ежевика протиснуться в узкий лаз, как душераздирающий вопль, донесшийся со стороны поляны, заставил его оцепенеть. Неужели барсуки вернулись?

В следующий миг он понял, что это невозможно. За последнее время патрульные не видели никаких барсучьих следов, кроме того, вход в лагерь был нетронут. Но тут крик повторился:

— Мой малыш! Где моя деточка?!

Ежевика протиснулся сквозь колючки и выскочил на поляну. Вздыбившая шерсть Ромашка стояла перед детской. Замерший рядом с ней Белохвост испуганно всматривался вглубь детской. Листвичка с Яроликой бежали к обезумевшей матери. Ежевика торопливо бросил пойманную добычу в кучу и поспешил к детской.

— Я все обыскала! — голосила Ромашка. — Его нигде нет. Ягодка, маленький мой, где же ты?

Ежевика испугался. Из всех Ромашкиных детей Ягодка всегда был самым шустрым и озорным, так что запросто мог угодить в какую-нибудь беду. Такой непоседливый котенок легко мог тайком сбежать из лагеря на поиски приключений.

— Когда ты в последний раз его видела? — спросил Ромашку Белохвост.

— Ночью! А утром проснулась — нет его. Я весь лагерь обегала, но моей деточки нигде нет!

— Успокойся, — прервал ее Ежевика. — Слезами горю не поможешь, ты только Медуницу растревожишь своими криками. Мы найдем Ягодку.

— Его съели барсуки! — не слушая его, выла Ромашка. — Я знаю, знаю!

Яролика закатила свой единственный глаз, и даже Листвичка раздраженно повела усами.

— Ромашка, ты отлично знаешь, что никаких барсуков здесь давно не было. Ягодка просто сбежал из лагеря. Мы сейчас же отправимся в лес и приведем его обратно.

Все новые и новые коты, потревоженные криками Ромашки, выбегали из своих палаток. Теперь несчастная мать была окружена плотной толпой.

Огнезвезд спрыгнул с Каменного карниза и подошел к Ежевике.

— Что здесь происходит?

Ежевика быстро доложил предводителю о происшествии.

— Мы немедленно вышлем патруль, — распорядился Огнезвезд. — Белохвост, назначаю тебя главным. Возьми с собой двоих-троих котов и отправляйтесь.

— Нет, нет, ни за что! — громче прежнего заголосила Ромашка, судорожно обвивая хвостом шею белого воина. — Останься со мной, умоляю! Что, если остальные мои детки тоже пропадут?

Яролика с возмущенным шипением отвернулась в сторону. Ежевика отлично ее понимал. Ромашка, конечно, была очень расстроена, но все-таки нужно держать себя в лапах! Мышонок с Орешинкой выглядели настолько перепуганными, что вряд ли осмелятся хоть на шаг отойти от матери. Белохвост заметно смутился, но не стал перечить Ромашке.

— Мышонок с Орешинкой никуда не уйдут, — спокойно сказала Листвичка. — Белохвост, прошу тебя, отведи Ромашку в детскую. Сейчас я принесу ей макового семени.

— А я могу повести патруль, — вызвался Ежевика.

Огнезвезд кивнул, а Белохвост послушно повел дрожащую кошку в детскую. Ежевика махнул хвостом Белке, стоявшей возле Урагана с Речушкой.

— Пошли! Ну и задам же я этому маленькому паршивцу за то, что он переполошил весь лагерь!

— А вот и не задашь! — засмеялась Белка, ласково потрепав его хвостом по боку. — Будто я не вижу, что ты больше всех беспокоишься за малыша. Мало ли что может случиться с ним в лесу!

Ежевика неразборчиво буркнул себе под нос. Несмотря на все свое негодование, в глубине души он восхищался отвагой глупого Ягодки. Немногие котята осмелились бы выйти за пределы лагеря в полный опасностей лес, да еще после нападения барсуков!

— Мы все вздохнем спокойнее, когда Ягодку сделают оруженосцем, — проворчал он, а про себя подумал: «А я с удовольствием стал бы его наставником».

Белка первая уловила запах котенка в двух прыжках от выхода.

— Он пошел туда. — Она махнула хвостом в сторону границы племени Теней.

— Тогда нужно поторопиться, — забеспокоился Ураган. — Боюсь, коты племени Теней не обрадуются, встретив на своей территории чужака.

След Ягодки вел прямо к границе, хотя время от времени котенок останавливался, чтобы обследовать корни деревьев или песчаные овражки под скалами. Речушка заметила отпечатки маленьких лап на мягкой глине возле лужи — видимо, беглец остановился там, чтобы попить. Чуть поодаль виднелась горка взрытой когтями земли.

— Каков охотник! — засмеялась Белка. — Кажется, он изображал, будто закапывает добычу.

— Вроде этой? — заурчал Ураган, кивая на большого жука, медленно взбиравшегося по стеблю папоротника.

— Можно подумать, ты был другим в детстве! — поддразнила его Речушка.

И тут Ежевика услышал впереди какой-то звук. Он взмахнул хвостом, призывая всех замолчать, и вскоре все услышали тоненький мяв, похожий на писк мыши под когтями охотника.

Зеленые глаза Белки потемнели от страха.

— Это Ягодка!

Ежевика принюхался. Сильный запах котенка смешивался с другими запахами — тоже знакомыми, но не сулящими ничего хорошего.

— Племя Теней! — воскликнул он. — Вперед!

Он вихрем бросился в чащу, а трое котов понеслись следом. Скорее всего, этот мышеголовый дурачок перешел границу и попался в лапы патрульным. «Если они посмеют тронуть его хотя бы когтем…» — шерсть на боках Ежевики встала дыбом от ярости.

Он обогнул заросли колючей ежевики и вылетел на поляну возле поваленного дерева.

— Ягодка!

В ответ послышался жалобный писк. Оглядевшись, Ежевика заметил лежащего на земле котенка. Рядом с ним никого не было. Ежевика похолодел от страха. Неужели малыш настолько искалечен, что не может подняться? Но в следующий миг Ежевика заметил блестящий ус, обвившийся вокруг тощего хвостика Ягодки. Маленький дуралей все-таки попался в лисью ловушку!

Внезапно Белка громко зашипела и, вздыбив загривок, повернулась в сторону границы. Ежевика поднял голову и увидел под густым орешником трех котов племени Теней. Он сразу узнал глашатаю Ржавницу, Кедровника и Дубравника. Судя по всему, они уже давно сидели тут, наблюдая за мучениями Ягодки.

— Пожиратели падали! — рявкнула на соседей Белка. — Почему вы ему не помогли?

Ржавница лениво поднялась с земли и аккуратно прилизала растрепавшуюся шерсть.

— Весь лес знает, что Грозовые коты плюют на границы, — презрительно бросила она. — Но воины племени Теней уважают Воинский закон. Мы не заходим на чужую территорию. Кроме того, это всего-навсего домашний котенок. Нам нет до него дела.

Белка снова зашипела, задохнувшись от возмущения.

— Оставь их, — тихо приказал ей Ежевика. — Сначала нужно помочь Ягодке.

Белка выпустила когти, едва сдерживаясь, чтобы не пустить их в дело. Потом резко развернулась и бросилась к Ягодке.

Остальные уже склонились над котенком: Речушка ласково вылизывала малышу ушки, а Ураган обнюхивал захлопнувшуюся ловушку. Вся земля вокруг котенка была исполосована когтями — видно, несчастный судорожно рвался, пытаясь освободиться.

— Простите меня… — плакал Ягодка. — Я просто хотел встать раньше всех… и принести добычу…

— Ты до смерти перепугал свою мать и переполошил все племя, — проворчал Ежевика. — А теперь с иди спокойно, мы попытаемся тебя вытащить.

Однако после тщательного осмотра зажатого хвоста он понял, что это будет не так просто. Задние лапы котенка были в крови, хвост ободран. Блестящий ус туго обхватил свою жертву. Ежевика попробовал дернуть — но ловушка даже не шелохнулась, а Ягодка пронзительно завизжал от боли.

— Ты делаешь ему больно, — прошептала Белка. — Может быть, попробуем перегрызть ее?

Она улеглась на землю возле Ягодки, но тугая петля так плотно врезалась в кожу малыша, что не за что было ухватиться зубами.

— Ой, ты меня укусила! — снова завопил малыш.

— Прости…

Белка поднялась и виновато посмотрела на Ягодку. Нос ее был перепачкан кровью.

Ежевика мрачно смотрел на котенка. Неужели им придется перегрызть ему хвост, чтобы высвободить из ловушки? Он пришел в ужас от этой мысли, но тут Речушка повела ушами в сторону палки, к которой крепилась блестящая штуковина.

— Если выкопать палку, петля ослабнет, — сказала она.

Ежевика с Белкой непонимающе переглянулись.

— Проволока крепится к палке, — пояснила горная кошка. — Но если бы палка не была вкопана в землю, проволока сразу провисла бы.

— Какая же ты умница, Речушка! — завопила Белка и, подскочив к палке, принялась яростно работать когтями.

Речушка присоединилась к ней и, обхватив палку зубами, стала тянуть. При каждом ее движении Ягодка визжал от боли, поэтому Ураган улегся рядом с малышом и принялся ласково уговаривать его.

Вскоре Ежевика заметил, что блестящая штуковина — «проволока», как назвала ее Речушка — начала провисать.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он Ягодку.

— Лучше, — отозвался котенок. — Уже не так жмет.

— Не шевелись, — приказал Ежевика. — Скоро все будет хорошо.

— Ну-ка! — пропыхтела Белка. — Уже почти все!

Она ухватилась зубами за палку, с силой потянула — и кубарем покатилась по земле. Почувствовав свободу, Ягодка помчался к ней, волоча за собой проволоку с палкой.

— Стой! — рявкнул на него Ураган. — Сначала надо снять эту гадость!

После того, как палка упала, петля стала гораздо свободнее. Ежевика осторожно просунул в нее коготь, потом пустил в ход зубы.

— Попытайся вытащить хвост, — приказал он Ягодке и едва не завопил от радости, когда котенок осторожно протащил окровавленный хвост в образовавшееся отверстие. Малыш попытался встать, но тут же повалился набок, закрыв глаза.

— Отдохни, мой хороший, — заворковала над ним Речушка. — А мы пока вылижем твой хвостик.

Белка с Речушкой принялись за работу, и Ежевика невольно поморщился, увидев рваные края ран и сочащуюся оттуда кровь. Нарвав листьев, он зажал самую глубокую рану. В лагере Листвичка обмотает малыша паутиной, но сейчас нельзя было терять время на поиски.

— Сейчас вернемся в лагерь, и Листвичка тебе поможет, — пообещал он.

Ягодка молчал, не открывая глаз, и Ежевике показалось, что он не слышал.

Тем временем Ураган подошел к границе и остановился перед котами племени Теней, продолжавшими с любопытством наблюдать за происходящим.

— Очень интересно? — сердито спросил он. — По крайней мере, теперь будете знать, как Грозовое племя умеет обезвреживать лисьи капканы.

— Спасибо, но наше племя и само отлично справляется с ловушками, — усмехнулась Ржавница. — На своей территории мы тоже нашли парочку таких капканов, но у наших воинов хватает ума держаться от них подальше!

— Гордишься тем, что ваши воины умнее малого котенка? — рявкнул Ураган, делая еще один шаг к границе. — Что ж, для котов племени Теней это большая редкость!

Дубравник зарычал и выскочил из-под куста.

— А ну, отойди от границы, не то я так тебя отделаю — век не забудешь!

— Я был вместе с котами, которые первыми пришли к Месту-Где-Тонет-Солнце и узнали пророчество о судьбе нашего леса! — вздыбил загривок Ураган. — Я делал все, чтобы помочь нашим племенам обрести новый дом. Но знаешь что? Я бы и когтем не пошевелил, если бы знал, что в новом лесу наши племена настолько очерствеют, что смогут бросить в беде беспомощного котенка.

— Но он же не наш, он чужой! — зашипел Кедровник, вставая рядом с Дубравником. — С какой стати мы станем помогать домашним котикам? Похоже, живя в горах, ты совсем позабыл Воинский закон. Впрочем, ты никогда его и не знал — ведь ты всего-навсего полукровка!

Ураган выпустил когти, и Ежевика понял, что сейчас будет драка. Столкновение было им ни к чему, тем более что нужно было как можно скорее отнести раненого Ягодку в лагерь. Поэтому Ежевика просто подошел к другу и тихо сказал:

— Оставь, они того не стоят. Не обращай внимания.

Ураган повернулся к нему, желтые глаза его горели яростью. Он глубоко вздохнул, пригладил вздыбленную шерсть и прошипел:

— Ты прав. Эта падаль не заслуживает моего гнева.

Провожаемые насмешливыми криками котов племени Теней, они отошли к Ягодке. Сначала Ежевике показалось, что малыш без сознания, но когда он наклонился, Ягодка с усилием открыл глаза.

— Спасибо, — слабо прошептал он. — Простите меня… Мне стыдно, честное слово.

— Ничего страшного, — успокоила его Белка.

— Огнезвезд на меня рассердится? Теперь он не разрешит мне стать оруженосцем?

Ежевика лизнул малыша в плечо и проурчал:

— Хочешь, я открою тебе один секрет? Когда Огнезвезд был оруженосцем, он тоже постоянно попадал во всякие переделки, правда, Белка?

— И никакой это не секрет, — закивала Белка. — Все племя об этом знает.

— Сам Огнезвезд? — вытаращил глазенки Ягодка. — Не врете?

— Честное слово, — заверил Ежевика. — Ты поступил очень плохо, и все-таки это был смелый поступок. Огнезвезд поймет это и простит тебя.

Успокоенный и польщенный Ягодка снова закрыл глаза.

— Пошли, — решил Ежевика. — Нужно как можно скорее доставить его к Листвичке.

Ежевика с Ураганом протиснулись сквозь колючие заросли, волоча неподвижное тело Ягодки. Сломанный хвост малыша сильно кровоточил. Ягодка не приходил в себя, и лишь слабое колыхание его груди говорило о том, что котенок все еще жив.

Белка выскочила из туннеля следом за котами и со всех лап бросилась к палатке сестры.

— Я позову Ромашку! — крикнула Речушка, устремляясь к детской.

Ежевика с Ураганом понесли Ягодку через поляну, но их остановил душераздирающий вопль. Обернувшись через плечо, Ежевика с раздражением увидел выбежавшую из детской Ромашку. Белохвост бежал за ней следом.

— Постой, Ромашка!

Но палевая кошка и ухом не повела в его сторону. Она бросилась наперерез воинам и преградила им дорогу.

— Ягодка! — в ужасе запричитала обезумевшая мать. — Он умер, умер! Деточка моя умерла!

— Он не умер, — рявкнул запыхавшийся от бега Белохвост. — Речушка же ясно сказала, что он жив! Видишь, он дышит?

Но Ромашка продолжала тупо смотреть на Ягодку. Потом вдруг кинулась к котенку и принялась лихорадочно вылизывать его. Ежевика раздраженно повел ушами. Неужели эта мышеголовая домашняя кошка не понимает, что только напрасно беспокоит раненого? Ослепла она, что ли, раз не видит, что Ягодке срочно нужна помощь целительницы?

— Отойди, — велел Белохвост, мягко отстраняя Ромашку. — Разреши им отнести Ягодку к Листвичке. Иди к детям и скажи им, что брат нашелся. Бедные Мышонок с Орешинкой уже извелись от страха.

Ромашка недоверчиво поглядела на белого воина, но послушно позволила увести себя в детскую.

Листвичка уже бежала навстречу воинам.

— Бедный дурачок! — воскликнула она, сразу заметив окровавленный хвост котенка. — Несите его ко мне в пещеру. Мы с Яроликой уже приготовили ему гнездышко.

Ежевика с Ураганом обогнули полог ежевики и уложили Ягодку перед входом в пещеру, на подстилку из свежего мха. Малыш лежал на боку и не шевелился. Яролика бережно провела лапкой по его шерстке.

— Надо позвать Огнезвезда, — решила она и поспешила к выходу.

Листвичка юркнула в пещеру и тут же выскочила обратно с мотком паутины.

— Сначала нужно остановить кровотечение, — пробормотала она, торопливо обматывая израненный хвост котенка. Листья, которыми залепил рану Ежевика, свалились во время долгого путешествия через лес. — А потом нам понадобится календула, иначе может начаться заражение!

— Он ведь выживет, правда? — прошептал Ежевика.

Листвичка подняла голову, светлые глаза ее на миг потемнели.

— Надеюсь, — честно ответила она. — Я сделаю все, что в моих силах, но жизнь его теперь в лапах Звездного племени.

Выйдя от целительницы, Ежевика встретил Дыма с Терновником, готовых к выходу в патрулирование, и вызвался пойти с ними. Он надеялся, что пробежка по лесу отвлечет его от тревоги за Ягодку. Но всю дорогу вдоль границы с племенем Ветра он думал только о несчастном котенке. Если Ягодка умрет, Ромашка немедленно заберет оставшихся котят и уйдет обратно на пастбище. А это означает, что ему придется ждать до тех пор, пока не подрастут котята Медуницы! Но ведь пройдет целых шесть месяцев, прежде чем они смогут стать оруженосцами!

Ежевика сердито хлестнул себя хвостом. Почему ему в голову лезут такие гадкие мысли? Ведь он искренне любит этого смешного непослушного котенка! Неужели Ягодка дорог ему только потому, что может стать его первым оруженосцем? И вообще, почему в последнее время он думает только о том, как бы поскорее стать глашатаем и что нужно для этого сделать?

Вернувшись в лагерь, он решил первым делом проведать Ягодку, но вдруг заметил бредущих через поляну Урагана с Речушкой. Огнезвезд и Белка шли за ними следом.

Завидев Ежевику, Ураган радостно взмахнул хвостом и бросился навстречу другу.

— Привет! А мы тебя ждали.

— Зачем? — быстро спросил Ежевика, чувствуя предательский холод в животе.

Ураган грустно уткнулся носом в плечо друга.

— Мы с Речушкой уходим.

— Уже? — невольно ахнул Ежевика. Он так привык каждый день видеть Урагана, охотиться, болтать и работать вместе с ним! Ежевика знал, что они с Речушкой рано или поздно уйдут, но никогда не думал, что это произойдет так скоро. — Возвращаетесь в горы? — пробормотал он. — А я так надеялся, что вы подольше погостите у нас!

— Нет, мы уходим не в горы, — помявшись, вздохнул Ураган. — Мы идем в Речное племя. Коты племени Теней сегодня сказали правду. Если мы хотим остаться здесь, мы должны следовать Воинскому закону, а значит — быть верными Речному племени.

Ежевика непонимающе уставился на друга.

— И ты уходишь только поэтому? Да мало ли что говорят эти пожиратели падали?!

— Нет, — подала голос Речушка, останавливаясь рядом с Ураганом. — Не грусти, Ежевика. Честное слово, мы еще увидимся. Мы с Ураганом решили остаться в вашем лесу. Я буду учиться и скоро стану настоящей воительницей!

Ежевика непонимающе смотрел на горную кошку. Они решили остаться в лесу? Значит, они пришли сюда не только для того, чтобы проведать бывших друзей и соплеменников Урагана? Но почему они не хотят возвращаться обратно? Сотни вопросов крутились в голове у Ежевики, но он не смел задать их вслух. Если бы Ураган хотел объяснить ему что-то, он давно бы это сделал. Острые когти тревоги и обиды впились в сердце Ежевики, когда он понял, что друг не до конца откровенен с ним.

— Здорово, что вы остаетесь, — вымученно улыбнулся он. — По крайней мере, будем видеться на Совете.

— Теперь мы будем первыми узнавать все сплетни о Речном племени, — заурчала Белка и потерлась щекой о щеки Урагана и Речушки. Потом понизила голос и очень серьезно добавила: — Мы никогда не забудем нашего путешествия.

Огнезвезд, все это время стоявший чуть поодаль, чтобы дать друзьям возможность проститься, подошел ближе.

— Мы никогда не забудем ту помощь, которую вы оказали нам после нападения барсуков, — торжественно произнес он, глядя на гостей. — Примите нашу благодарность, друзья.

— Спасибо вам за то, что позволили нам так долго гостить в лагере, — почтительно склонил голову Ураган.

С этими словами он развернулся и первым вошел в колючий туннель. Ежевика с Белкой молча провожали глазами уходящих.

— Да пошлет вам Звездное племя легкий путь! — крикнул Ежевика.

Ураган обернулся и прощально взмахнул хвостом, а потом они с Речушкой скрылись в папоротниках.

0

10

Глава IX
Луна плыла над верхушками деревьев, обступивших каменный овраг, но подстилка Ягодки утопала в густой тени. Листвичка улеглась рядом с котенком и потрогала его носом. Ягодкин нос показался ей сухим и горячим от жара, малыш жалобно хныкал, не открывая глаз. Прошло уже больше суток с тех пор, как Ежевика с товарищами принесли его в лагерь, и все это время котенок не приходил в сознание.

Листвичка не отходила от больного. Она остановила кровотечение, наложила на открытые раны кашицу из календулы, но спасти малышу хвост все-таки не удалось. Днем она перекусила сухожилия, на которых держался сломанный кончик хвоста: Ягодка взвизгнул от боли, но даже не очнулся. Листвичка обмотала новую рану паутиной и велела закопать кусочек хвоста за оградой лагеря.

Теперь она принесла листья бурачника, разжевала их и, разжав Ягодке пасть, выдавила ему в рот немного сока. Только бы спал этот изнуряющий жар! Великое Звездное племя, сжалься над малышом! Какое-то время Листвичка сонно следила за ползущей по небу луной, но вскоре, сморенная усталостью, провалилась в сон?

Она стояла на берегу озера, и воины Звездного племени ярко сияли над ее головой. Вот что-то шевельнулось на берегу, и Листвичка увидела темный силуэт приближающегося кота. Приглядевшись, она узнала Пачкуна, бывшего целителя Речного племени, который умер в старом лесу перед самым началом долгого путешествия к озеру. Теперь тело старика стало стройным и поджарым, а густая шерсть подернулась звездным инеем.

Листвичка низко наклонила голову.

— Доброй ночи, Пачкун. Ты принес мне послание?

— Да, — ответил бывший целитель. — Я хочу, чтобы ты поговорила с Мотылинкой.

Листвичка насторожилась. Мотылинка, нынешняя целительница Речного племени, не верила в Звездное племя, поэтому души предков-воителей не могли обращаться к ней напрямую. Однажды Листвичка уже передавала Мотылинке предупреждение о том, что Двуногие оставили яд на территории Речного племени. Однако ей вовсе не нравилась роль посредницы, и она гораздо охотнее занялась бы своими собственными обязанностями.

— Старейшины Речного племени страдают от Зеленого кашля, — продолжал Пачкун. — Мотылинке нужна кошачья мята, но она никак не может ее отыскать. — Глаза старика озабоченно сверкнули. — Уж не ошибся ли я, выбрав Мотылинку своей преемницей? Но ведь мотыльковое крылышко возле входа в мою палатку ясно говорило о том, кому суждено стать будущей целительницей… — Он нерешительно переступил с лапы на лапу и умоляюще поднял глаза на Листвичку: — Вся надежда на тебя! Только ты сможешь спасти Речное племя от последствий моего необдуманного решения.

— Ты хочешь, чтобы я отнесла Мотылинке кошачьей мяты? — уточнила Листвичка, вспомнив о сочных кустиках, росших возле заброшенного гнезда Двуногих.

— Нет. Если бы Мотылинка знала, где искать, она давным-давно нашла бы кучу кошачьей мяты рядом со своим собственным лагерем! — фыркнул Пачкун. — Ей нужно выйти к Малой Гремящей тропе, что бежит вдоль границы, повернуться спиной к озеру и идти прямо, пока не увидит гнезда Двуногих с садиками. Вот в этих садиках и растет кошачья мята! Скажи ей об этом, прошу тебя.

Пачкун разинул пасть, тоненько мяукнул и растаял. Листвичка удивленно посмотрела на то место, где только что стоял целитель. Там было пусто, однако она продолжала ясно слышать жалобное мяуканье. Листвичка быстро открыла глаза и увидела мечущегося по подстилке Ягодку.

— Больно! Хвост болит! — плакал котенок.

Листвичка нежно погладила малыша и выжала ему в пасть еще несколько капель бурачника. Ласково поглаживая шерстку больного, она принялась тихонько напевать ему на ушко, пока котенок не уснул.

Луна исчезла, и небо начало бледнеть в преддверии рассвета. Вскоре из густой темноты стали выступать очертания стволов.

— Как же я смогу навестить Речное племя? — пробормотала про себя Листвичка.

В прошлый раз Огнезвезд охотно разрешил ей помочь соседской целительнице, но тогда у нее не было на попечении тяжело больного котенка. Ягодка мог умереть, оставшись без присмотра.

«Мотылинка и сама найдет кошачью мяту, если хорошенько поищет. И вообще, сегодня Ночь половины луны, так что мы с ней увидимся возле Лунного Озера. Там я и передам ей слова Пачкуна, а до этого буду сидеть с Ягодкой», — решила про себя Листвичка.

Но целый день слова старого целителя не шли у нее из головы. Может быть, долг целительницы требовал оставить все дела и поспешить в Речное племя? Великое Звездное воинство, как же тяжела судьба целительницы!

Заходящее солнце бросало кроваво-красные отсветы на поляну. Сидя на пороге своей пещеры, Листвичка снова и снова посматривала на спящего Ягодку. Жар у малыша спал, но его раны по-прежнему беспокоили Листвичку.

Она так устала от бессонных ночей, что просто не знала, как доберется до Лунного озера. Кроме того, ей мучительно не хотелось встречаться с остальными целителями и сообщать им о гибели Пепелицы.

— Уж и не знаю, стоит ли мне идти, — озабоченно пробормотала Листвичка.

— Ты должна, — проурчала Яролика, поглаживая ее хвостом. — О Ягодке не беспокойся, я за ним присмотрю.

Листвичка уныло кивнула. Яролика оказалась отличной помощницей, на нее смело можно было положиться. Так что, как ни крути, а идти придется…

— Ладно, — вздохнула целительница. — Пойду. Постараюсь как можно скорее вернуться.

— Ни о чем не тревожься, — горячо заверила ее Яролика.

Листвичка в последний раз взглянула на Ягодку и спустилась вниз. Пройдя через поляну, она поздоровалась с сидевшим на страже Терновником и вышла из лагеря. Она впервые шла на встречу целителей в одиночестве и всю дорогу ловила себя на том, что постоянно оглядывается, ища в темноте серую шерсть Пепелицы.

Солнце скатилось за край озера, когда Листвичка подошла к границе племени Ветра. Берег ручья встретил ее запахом зелени и выпавшей росой. Листвичка мгновенно приободрилась, представив, что скоро сядет возле священной воды и откроет свои сны Звездному племени. Возможно, близость остальных целителей и воинов звездного неба позволит ей хотя бы ненадолго забыть о своем одиночестве…

Возле самой границы Листвичка заметила Корявого, старого целителя племени Ветра и Перышко из племени Теней. Должно быть, они учуяли ее запах, поскольку остановились и ждали, пока она поднимется на вершину холма.

— Привет, Листвичка, — проскрипел Корявый. — Рад тебя видеть. Знай, что я скорблю вместе с тобой. Пепелица была слишком молода для того, чтобы уйти в Звездное племя.

— Что? — вскричал Перышко, вздыбив шерсть на загривке. — Пепелица… Она умерла?

Листвичка кивнула.

— На наш лагерь напали барсуки. Однозвезд привел воинов Ветра нам на помощь, но они не успели спасти Пепелицу.

«Это я не успела ее спасти!» — мрачно подумала она про себя.

Перышко скорбно склонил голову.

— Пепелица была великой целительницей. Я обязан ей жизнью.

Листвичка много раз слышала рассказ о том, как много лун тому назад, когда неведомая хворь истребляла воинов племени Теней, Пепелица втайне выходила Перышко. Выздоровев, воин твердо решил стать целителем.

— Должно быть, ты места себе не находишь, — тяжело вздохнул Корявый, сочувственно глядя на Листвичку. — Но ничего, все пройдет… Уж я-то вижу, что Пепелица оставила после себя достойную смену.

— Хотелось бы верить, — выдавила из себя Листвичка, чувствуя ком в горле. — Я никогда ее не забуду…

Когда они снова тронулись в путь, оба целителя зашагали по бокам Листвички, молча разделяя ее скорбь и поддерживая в несчастье.

Листвичку так и подмывало спросить Корявого о Граче, но она запретила себе даже думать об этом.

Наступила ночь. Целители остановились на краю вересковой пустоши и подняли головы к половине луны, сиявшей над далекой гладью озера. Мотылинки по-прежнему нигде не было видно.

— Вы не встречали Мотылинку? — спросила Листвичка.

Корявый молча покачал головой.

— Я тоже ее не видел, она никогда не ходит через территорию племени Теней, — ответил Перышко. — Не тревожься, она частенько опаздывает.

Листвичка знала, что это правда, но ведь Перышко не мог знать о том, что творится в Речном племени. Может быть, Мотылинка не смогла оставить больных старейшин? Возможно, болезнь уже охватила весь лагерь, а без кошачьей мяты целительница никак не может справиться с хворью?

Когда целители добрались до водопада, Мотылинки по-прежнему нигде не было видно. Листвичка взлетела на склон и бросилась через кусты вниз, в надежде, что подруга опередила их и уже ждет на берегу.

Водопад, бьющий из расщелины в скале, превращал лежащее внизу озеро в кипящий звездный свет. Но, к великому разочарованию Листвички, знакомая золотистая фигурка не бросилась ей навстречу, и даже запах Мотылинки не встретил ее на склоне. Кругом было пусто.

Корявый первым начал спуск по извилистой тропинке, и Листвичка пошла следом, то и дело оскальзываясь на глубоких следах, оставленных бесчисленными поколениями давно ушедших котов. Впервые великий покой священного места не затронул ее сердца. Она так волновалась за Мотылинку и Речное племя, так боялась увидеть во сне Пачкуна, что даже под лапы не смотрела. Улегшись на берегу, Листвичка вытянула шею над водой. Холод мгновенно хлынул в ее тело, сковав лапы, так что бедная целительница почувствовала себя ледяной кошкой. Листвичка глядела на бурлящую поверхность воды, пока озеро не успокоилось, отразив бесчисленные толпы котов, сидевших на склонах.

Листвичка подняла глаза. Перышко с Корявым молча лежали на берегу, погрузившись в свои сны. А вокруг озера, куда ни кинешь взор, сияли силуэты небесных воинов.

Вот с поросшей мхом скалы, выступавшей из озера, встала красивая серо-голубая кошка, в которой Листвичка сразу узнала Синюю Звезду.

— Добро пожаловать, — торжественно произнесла звездная воительница. — Звездное племя приветствует новую целительницу Грозового племени.

Одобрительный ропот облетел ряды небесного воинства. Листвичка заметила Ласточку, сидевшую возле прекрасной серебристой кошки — должно быть, своей матери, Серебрянки. Возле самой воды примостились Хвоинка с Остролисточкой: умершие от голода дети Дыма и Тростинки. Рядом с ними Листвичка увидела Звездного Луча, бывшего предводителя племени Ветра.

— Спасибо, — прошептала она. — Обещаю, что буду верой и правдой служить своему племени.

На противоположной стороне озера она вдруг заметила кучку бывших целителей. Здесь были и Пестролистая, и Щербатая, и Пачкун. Священная долина утопала в лунном свете, и лишь над целителями нависла мрачная тень. Пачкун не отрывал глаз от земли, и Листвичка испуганно съежилась, решив, что он сердится на нее.

Она до боли всматривалась в темноту, пытаясь разыскать Пепелицу, но все было тщетно. Неужели серая кошка так и не простила ей бегства из лагеря? Значит, она все-таки винит ее в своей смерти?

— Нет, нет, — беспомощно залепетала Листвичка. — Прошу тебя, Пепелица… — Она обернулась к Синей Звезде и прошептала: — Скажи мне, где…

Но воины Звездного племени начали таять на глазах, шерсть их побледнела, так что Листвичка увидела просвечивающие сквозь них склоны. Еще какое-то время звездный свет инеем сверкал на камнях, а потом растаял без следа, и Листвичка увидела перед собой темную кромку воды.

Она встала, потянулась и размяла затекшие лапы. Сидевший рядом с ней Перышко умывался одной лапой, а Корявый быстро приглаживал языком растрепанную шерсть. Никто ни словом не обмолвился о своих снах.

— Вчера я бродил по лесу и нашел отличный кустик водной мяты, прямо возле каменного брода через ручей, — сказал Перышку Корявый по дороге наверх. — Если нужно, бери, сколько хочешь — ее нам с лихвой хватит.

— Спасибо! — радостно кивнул Перышко. — Нет лучше средства от болей в желудке!

— На днях я заметил в лесу какую-то пеструю кошку, она собирала календулу, — продолжал Корявый, с трудом поднимаясь по склону. — Кажется, ее зовут Яролика? Такая деловая, ни дать ни взять — целительница! Она была так занята, что даже не заметила меня.

— Просто не знаю, что бы я сейчас без нее делала, — кивнула Листвичка. — После нападения барсуков у нас столько раненых, что календулы на всех не хватает.

— Вот беда-то, — покачал головой Перышко. — Слава Звездному племени, у нас в последнее время барсуков не видно… Может быть, вам нужна какая-нибудь помощь?

«Можно подумать, Чернозвезд позволит вам помогать соседям!» — усмехнулась про себя Листвичка.

— Спасибо, но мы уже справились своими силами, — вежливо поблагодарила она. — Все раненые идут на поправку.

В эту ночь собрание целителей завершилось раньше обычного, до рассвета было еще далеко, и Листвичка подумала было сходить в Речное племя, чтобы поговорить с Мотылинкой. Но потом она вспомнила о своем недавнем уходе из лагеря и передумала. Мало ли что подумают в Грозовом племени, если она не вернется вовремя. К тому же, надо было проведать Ягодку.

Спускаясь вдоль ручья, Листвичка заставила себя не смотреть в сторону вересковой пустоши. Она запретила себе искать встречи с Грачом. Эта часть ее жизни закончена навсегда. Отныне она целительница. У нее никогда не будет друга, ее ждет путь одинокого служения племени. Нужно почаще думать об этом, и тогда Грач уйдет из ее сердца, превратившись в воспоминание.

0

11

Глава X
Приблизившись к куче со свежей добычей, Ежевика заметил Уголька. Серый воин, прихрамывая, выходил из палатки целительницы, раненая лапа его была обмотана свежей паутиной. Не успел Уголек войти в воинскую палатку, как Березовик, завидев наставника, со всех лап бросился ему навстречу.

— Привет, Уголек! — завопил он. — Бурый берет Белолапку на тренировку! Давай пойдем с ними?

— Нет, — с раздражением рявкнул наставник. — Я упал со скалы, у меня снова открылась рана. Листвичка сказала, что сегодня мне лучше не выходить из лагеря.

Березовик повесил хвост и грустно проводил глазами убегающую Белолапку. Ежевика подошел к Угольку и ободряюще потрепал расстроенного оруженосца хвостом.

— Выше нос! — Он кивнул Угольку и вежливо спросил: — Я иду в патрулирование. Если хочешь, могу взять с собой Березовика, чтобы он не томился в лагере.

Упавший хвостик Березовика снова взметнулся вверх, усы задрожали от волнения.

— Можно? Пожалуйста, Уголек, разреши мне! — заныл он.

Уголек разинул пасть, и Ежевика понял, что сейчас последует отказ.

— Отличная мысль! — раздался вдруг зычный голос откуда-то из-за спины Ежевики. — Березовик и так очень много пропустил, ему необходимы тренировки.

Ежевика обернулся и увидел Огнезвезда, спускавшегося по каменной насыпи на поляну.

— Думаю, мы пойдем к границе с племенем Теней, — доложил предводителю Ежевика. — Обновим метки и поищем, нет ли где новых ловушек.

Огнезвезд кивнул, а Уголек, сощурив глаза, наградил полосатого воина ненавидящим взглядом. Потом, не говоря ни слова, развернулся и скрылся в палатке.

— Ты идешь в лес, — сказал Огнезвезд, строго глядя на Березовика. — Во всем слушайся Ежевику и смотри в оба, чтобы не угодить в ловушку. Надеюсь, ты не хочешь остаться без хвоста, как Ягодка?

— Я буду очень осторожен! — пообещал оруженосец.

Ежевика просунул голову в воинскую палатку и окликнул Песчаную Бурю с Терновником. Уголек, возившийся на своей подстилке, демонстративно повернулся к нему спиной.

День выдался пасмурный, сырой ветер предвещал скорый дождь. Запахи дичи тоже были глухими, видимо, все лесные жители от непогоды попрятались в свои норы.

Березовик так дрожал от возбуждения, что ему стоило большого труда бесшумно бежать следом за патрульными. Ежевика, с улыбкой наблюдавший за стараниями оруженосца, негромко предложил:

— Послушай, Березовик, ты не мог бы сбегать к границе племени Теней и проверить метки?

— Ура! — восторженно пискнул котенок и тут же добавил: — Конечно, Ежевика!

Радостно сверкнув глазами, он со всех лап помчался к границе.

— Не забудь про лисьи капканы! — крикнул ему вслед Ежевика.

— Ишь как пятками сверкает! — засмеялась Песчаная Буря, провожая глазами оруженосца. — Бедняга! Сначала он сам поправлялся после ранений, потом Уголек занемог, вот и получилось, что с самого барсучьего нападения и до сегодняшнего дня Березовик безвылазно просидел в лагере.

— Хорошо бы Огнезвезд позволил тебе потренировать его, пока Уголек не поправится, — сказал Ежевике Терновник.

— Было бы здорово, — мечтательно кивнул Ежевика. Ему нравилось учить молодых котят, он просто дождаться не мог, когда получит собственного оруженосца.

Вот бы Огнезвезд назначил его наставником Ягодки! Ежевика искренне привязался к этому отважному любопытному котенку. Ягодка был самым сильным и крупным из Ромашкиных котят и обещал стать отличным воителем.

Перепрыгнув через скрюченные корни дуба, Ежевика заметил Березовика, стоявшего с разинутой пастью возле густого куста ежевики.

— Я нашел пограничные метки, — доложил оруженосец.

— Что? Этого не может быть! — удивился Ежевика, а про себя подумал, что Уголек, похоже, ничему не учит своего оруженосца. — Мы еще даже не подошли к границе племени Теней.

— Но я… это правда! — испуганно пролепетал Березовик.

Песчаная Буря выскочила из папоротников, подбежала к Березовику и принюхалась. В следующий миг ее зеленые глаза гневно засверкали.

— Березовик не ошибся! — прорычала она. — Племя Теней поставило свои метки прямо за этим кустом ежевики!

Терновник негодующе зашипел:

— Но это территория Грозового племени!

Ежевика почувствовал подступающее к горлу возмущение. Он обежал папоротники и прыгнул в ежевику. Не успел он сделать и двух шагов, как в нос ему ударил резкий запах пограничных меток племени Теней.

— Метки свежие, — прошипел Ежевика. — Если мы пойдем по запаху, то выследим их патруль и спросим, хотят ли они неприятностей. — Он обернулся к оруженосцу и коротко приказал: — Березовик, со всех лап возвращайся в лагерь. Расскажи Огнезвезду о нарушении границы и приведи помощь!

Березовик сорвался с места и помчался обратно, низко припадая к траве.

Ежевика еще раз обнюхал пограничные метки, чтобы выяснить, в какую сторону двинулся патруль племени Теней, и бросился в погоню. Песчаная Буря и Терновник ни на шаг не отставали от него. С каждым шагом запах племени Теней становился все сильнее, пока, выскочив на вершину небольшого оврага, Грозовые коты не увидели нарушителей. Они среди бела дня метили территорию на другой стороне оврага!

Полосатая шерсть Ежевики встала дыбом от возмущения. Врагов было четверо — Ржавница, Дубравник, Кедровник и Рябинник, но сейчас численное превосходство не имело никакого значения.

— Эй, Ржавница! — грозно крикнул Ежевика. — Что вы здесь делаете?

Четверо котов разом обернулись к соседям.

— А ты как думаешь? — нагло спросила Ржавница.

— Я думаю, что вы пытаетесь захватить чужую территорию! — прошипел Терновник.

— Границы между племенами давно установлены, — сдерживая ярость, напомнил Ежевика. — Надеюсь, вы успели запомнить, где кончается ваша территория?

— Мало ли что было раньше! — фыркнул Кедровник.

— Племени Теней нужно больше места, — сощурила глаза Ржавница. — Кто виноват, что Грозовые коты так ослабели после нападения барсуков, что не в состоянии защитить свои границы?

— Что ты знаешь о нападении барсуков? — спросила Песчаная Буря, делая шаг вперед.

— Все, что нужно, — надменно ответила Ржавница. — Я знаю, что ваши воины изранены и не смогут дать нам бой. Разве этого мало? Вы восстанавливаете свой лагерь, так что вам некогда следить за границами. А еще вы потеряли свою целительницу!

На какой-то миг Ежевика растерялся. Откуда племя Теней могло узнать о нападении барсуков? Но потом он вспомнил, что три ночи тому назад Листвичка ходила на встречу целителей к Лунному озеру. Значит, это она разболтала всем соседям о несчастьях своего племени!

Он в ярости впился когтями в землю, но сейчас было не время думать о Листвичке.

— Убирайтесь с нашей земли! — прорычал он. — Или сейчас мы вам зададим!

Ржавница насмешливо раздвинула губы.

— Очень в этом сомневаюсь!

Ежевика испустил оглушительный мяв и прыгнул через овраг. Он сбил с лап Ржавницу и принялся полосовать ее когтями по боку. Глашатая попыталась вцепиться ему в горло зубами, но Ежевика отбросил ее сильным ударом в грудь. Разъяренная кошка, закатив глаза, покатилась по траве.

Краем глаза Ежевика увидел, как Песчаная Буря сражается с Дубравником, молотя его задними лапами по животу, а Кедровник с Рябинником вдвоем накинулись на Терновника. Ежевика наградил Ржавницу еще одной хорошей оплеухой и кинулся на помощь товарищу.

«Где же ты, Березовик?» — в отчаянии воскликнул он про себя.

Ежевика приземлился на спину Кедровнику и впился зубами в его густой загривок. Подоспевшая Ржавница укусила его за хвост, но Ежевика ловко пнул ее задними лапами. А потом все трое покатились по земле, превратившись в визжащий клубок разноцветной шерсти.

И тут Ежевика услышал стремительно приближающийся мяв. Ржавница, дравшая его когтями по шее, сквозь зубы выругалась и процедила:

— Они послали за подмогой!

Она мгновенно спрыгнула со спины Ежевики, а Кедровник вывернулся из его когтей. Ежевика с трудом поднялся с земли и увидел сбегавшего в овраг Огнезвезда во главе свежего отряда Грозового племени.

Огнезвезд с боевым кличем прыгнул на Ржавницу и схватил ее зубами за горло. Глашатая попыталась ударить его когтями в плечо, но промахнулась. Белка обрушилась на Кедровника, сбила его с лап и принялась драть когтями. Увидев несущихся на него Долголапа с Сероусом, Дубравник с оглушительным визгом обратился в бегство. Песчаная Буря подогнала его хорошим ударом по задним лапам, и перепуганный воин кубарем покатился в ежевику.

— Отступаем! — заорала Ржавница и с трудом вырвалась на свободу, оставляя клочья бурой шерсти на когтях и зубах Огнезвезда. Вся шея и грудь у нее была в крови, одна лапа не сгибалась.

Огнезвезд взмахнул хвостом, приказывая своим воинам отпустить врагов. Белка в последний раз как следует куснула Кедровника в ухо и отпрыгнула в сторону. Дым откатился от Рябинника и, рыча, встал с земли. Воины племени Теней без оглядки понеслись на свою территорию, но Ржавница напоследок обернулась к победителям и процедила, с трудом переводя дыхание:

— Не торопись праздновать победу, Огнезвезд. Мы еще вернемся. Наше племя все равно установит новую границу!

— Только не за счет территории Грозового племени, — рявкнул Огнезвезд. — А теперь убирайтесь к себе!

Ржавница с ненавистью посмотрела на Грозовых воинов и злобно зашипела, прежде чем присоединиться к своим соплеменникам. Долголап с Сероусом проводили ее до самой границы, осыпая оскорблениями и угрозами.

— Спасибо, — пропыхтел Ежевика, подходя к отряхивавшемуся Огнезвезду. — И тебе спасибо, Березовик, — добавил он, заметив юного оруженосца. Котенок едва дышал от усталости, бока его тяжело раздувались. — Ты отлично бегаешь. Если бы не ты, нам пришлось бы туго.

Он быстро доложил Огнезвезду о том, как оруженосец обнаружил запах племени Теней на большом расстоянии от границы, и как патрульные застали соседских воинов на месте преступления.

— Они заявили, что мы слишком слабы после нападения барсуков и не сможем оказать им сопротивления, — добавил он.

— Ты ранен? — спросила Белка, бросаясь к Ежевике.

К счастью, раненое плечо не пострадало, Ежевика отделался лишь несколькими клоками вырванной шерсти и укусом на хвосте. У Песчаной Бури был расцарапан бок, зато Терновник обливался кровью, вытекающей из прокушенного горла.

— Немедленно возвращайся в лагерь и покажись Листвичке, — приказал ему Огнезвезд.

Терновник молча кивнул, не в силах возражать.

— На всякий случай я обойду до конца всю границу племени Теней, — решил Ежевика.

— Тогда я пойду с тобой! — вызвалась Белка и угрожающе выпустила когти. — Если племя Теней осмелится сунуть нос за нашу границу, я заставлю их горько пожалеть о своей глупости!

Когда Ежевика с патрульными, обновив пограничные метки, вернулись домой, лагерь встретил их оглушительными воплями и криками. Протиснувшись сквозь колючую ограду, они увидели, что все племя собралось под Каменным карнизом и слушает Огнезвезда.

— Надо напасть на их лагерь и задать им жару! — кричала Кисточка.

Огнезвезд взмахнул хвостом, призывая к тишине.

— Мы не можем этого сделать, — объявил он. — Вы не хуже меня знаете, что мы еще не до конца пришли в себя после нападения барсуков. Если мы ввяжемся в войну и проиграем, это будет конец.

«Точнее не скажешь!» — мрачно подумал Ежевика.

— Но с сегодняшнего дня, — повысил голос Огнезвезд, — все патрульные должны в оба следить за границей!

Ежевика понял, что собрание подошло к концу, и решительно выступил вперед.

— Огнезвезд, я хочу кое-что сказать!

Он оглядел собравшихся, ища глазами Листвичку и прямо спросил:

— Листвичка, это ты рассказала Перышку о нападении барсуков?

Листвичка смущенно потупилась.

— Да… Я сказала ему во время встречи у Лунного озера.

— А тебе не пришло в голову, что он передаст твои слова Чернозвезду? Если бы ты держала язык за зубами, нам сейчас не пришлось бы иметь дело с племенем Теней!

Целительница вскочила со своего места и возмущенно закричала:

— Но я должна была рассказать Перышку о смерти Пепелицы! Разумеется, он захотел узнать, как это произошло!

Ежевика понял, что перегнул палку. Но произошедшая стычка распалила его, и он злился на Листвичку за то, что она поставила под угрозу все племя.

— А ты всегда все рассказываешь целителям?

— Корявый и так уже знал, — пробормотала Листвичка. — А Мотылинка не пришла… — Она сердито сверкнула глазами и заявила: — И вообще, Ежевика, мои разговоры с целителями тебя не касаются! Я сама разберусь, что говорить, а что нет.

— Для начала разберись, кому ты верна! — огрызнулся Ежевика. — И не забывай, что ты не только целительница, но и Грозовая кошка!

Листвичка хотела что-то ответить, но промолчала и тихо опустилась на свое место. Она выглядела такой несчастной, что Ежевика мгновенно пожалел о своей резкости.

— С ума ты сошел, что ли? — возмутилась Белка и наградила его таким взглядом, что Ежевика испугался, как бы у него шкура не задымилась. — Разумеется, Листвичка должна была поделиться с целителями такими важными новостями. Ведь погибла ее наставница! Это касается всех целителей, а не только Грозового племени.

— Я понимаю, но… — начал было Ежевика, но Белка не дала ему договорить.

— Ни Листвичка, ни Перышко не виноваты в том, что Чернозвезд оказался мышеголовым наглецом и решил напасть на нашу территорию. И вообще все обошлось. Мы утерли носы котам племени Теней и доказали, что они жестоко ошибались, надеясь на нашу слабость!

Ежевика кивнул, стараясь не смотреть ей в глаза.

— Извини, Листвичка, — пробормотал он.

— Белка права, — провозгласил Огнезвезд. — Чернозвезд виноват в том, что позволил своим воинам нарушить установленные границы. Обещаю, что непременно поговорю с ним на ближайшем Совете.

Глаза предводителя потемнели, губы растянулись в угрожающем оскале:

— Если он ищет войны — что ж, он ее получит. Но пусть потом не жалуется на то, что наши воины оказались готовы к битве!

0

12

Глава XI
Полная луна сияла с высоты черных небес. Ежевика спрыгнул с поваленного дерева на остров и огляделся. Судя по смешанным запахам лесных племен, Грозовые коты сегодня прибыли последними.

Ежевика бросился следом за Огнезвездом, юркнул в кусты и вылетел на залитую лунным светом поляну, испещренную черными тенями ветвей огромного дуба.

Священное дерево уже оделось юной листвой. Приглядевшись, Ежевика заметил в ветвях белую шерсть Чернозвезда и ярко сверкающие глаза Пятнистой Звезды. Огнезвезд подошел к корням дуба, кивнул Однозвезду и легко вскочил на свое место.

Не успел Ежевика ступить на поляну, как сразу почувствовал какое-то странное напряжение.

Коты из других племен пытливо разглядывали Грозовых воинов и тихонько перешептывались между собой, обсуждая их раны и подсчитывая шрамы.

Ежевика огляделся, ища Урагана с Речушкой. Заметив Невидимку, глашатаю Речного племени, он решительно подошел к ней.

— Привет. Добрая ли охота у Речного племени?

— Лучше не бывает, — ответила Невидимка. — Я слышала, на вас напали барсуки?

Ежевика уклончиво кивнул, не желая обсуждать подробности.

— Как поживают Ураган с Речушкой? Они здесь?

— Пятнистая Звезда оставила их в лагере, — покачала головой серебристая кошка. — Но у них все в порядке. Я так рада, что Ураган вернулся! — призналась она, просияв. Ежевика знал, что брат Невидимки, Камень, был наставником Урагана, а сама глашатая воспитывала Ласточку. — Мне будет жаль с ними расставаться.

Ежевика насторожился. Прощаясь с друзьями, Ураган говорил, что они с Речушкой решили остаться в Речном племени. Судя по всему, своим соплеменникам он сказал что-то другое. Но почему? Возможно, Речное племя не слишком обрадовалось его возвращению?

— Разве они скоро уходят? — осторожно спросил Ежевика.

— Я точно не знаю, — призналась Невидимка. — Но мне кажется, они хотят вернуться в клан.

Кивнув Ежевике, она отошла к дереву и заняла свое место среди корней возле Ржавницы и Хмуролики. У Ежевики заурчало в животе при взгляде на пустующее место глашатая Грозового племени.

— Привет!

Ежевика подпрыгнул от неожиданности. Он так жадно разглядывал глашатаев, что не заметил подошедшую сзади Рыжинку.

— Привет, — ответил он. — Как поживаешь?

— Отлично, а ты? — Кошка с тревогой посмотрела на брата. — Я так перепугалась, когда узнала о нападении барсуков!

— Я в полном порядке, как и остальные воины нашего племени, — холодно отрезал Ежевика. Рыжинка, конечно, его сестра, но ведь она еще и воительница племени Теней, поэтому пусть знает, что Грозовые коты ничуть не ослабели после нападения! — Мы чувствовали бы себя гораздо лучше, если бы Листвичка не разболтала своим друзьям-целителям о наших трудностях. Все кошки — ужасные сплетницы, вот что я тебе скажу!

Рыжинка в недоумении подняла глаза на брата.

— А при чем тут Листвичка?

— При том, что она рассказала Перышку о барсуках!

— Но Перышко ни словом нам не обмолвился, — фыркнула Рыжинка. — Мы узнали о барсуках совсем не от него!

— А от кого же?

— От Коршуна! Ржавница с Кедровником повстречали его, когда патрулировали границу с Речным племенем, и он поделился с ними новостями.

Ежевика непонимающе захлопал глазами. Откуда Коршун мог узнать о нападении барсуков, если Мотылинка не приходила к Лунному озеру, а значит, не могла слышать слов Листвички? И тут будто ледяные когти вонзились ему под шкуру. Как он мог забыть?! Он же сам все рассказал Коршуну на встрече в Сумрачном лесу Звездоцапа! Ему захотелось провалиться сквозь землю от стыда.

— Коршун сказал, что ужасно тревожится, — продолжала Рыжинка. — Он хотел узнать, видели ли наши воины Грозовых котов и насколько сильно вы пострадали.

Ежевика рассеянно кивнул. Это нужно было немедленно обдумать. Зачем Коршун это сделал? Разве он не понимал, как отреагирует на такую новость Чернозвезд? Ежевика посмотрел на Коршуна, сидевшего в окружении других воинов своего племени, и хотел было подойти к нему, но тут раздался сигнал к началу Совета.

— Пятнистая Звезда, начинай ты, — предложил Огнезвезд.

Речная предводительница поднялась на лапы, ее пестрая шерсть сливалась с листвой дуба, так что видны были только сверкающие глаза.

— В Речном племени свирепствует Зеленый кашель, — глухо объявила она. — Криволапа умерла, но остальные старейшины пока живы.

Коты сочувственно завздыхали. Все знали, что с Зеленым Кашлем шутки плохи. Ежевика заметил, как Листвичка испуганно втянула голову в плечи и опустила глаза.

— Но есть и хорошие новости, — продолжала Пятнистая Звезда. — Наша Мотылинка взяла в ученицы Ивушку, так что теперь у нас снова будет две целительницы.

Ежевика посмотрел на золотистую кошку, сидевшую возле корней дерева, и заметил рядом с ней маленькую серую ученицу. Зеленые глаза Ивушки восторженно сверкали, она наклонила голову и опустила глаза, смущенная громкими приветствиями собравшихся.

— Ивушка! — слышалось со всех сторон. — Будущая целительница Ивушка!

Пятнистая Звезда вернулась на свое место и сделала знак Однозвезду. Но тут Коршун неожиданно вскочил с земли и огромным прыжком подскочил к дубу.

— Прошу прощения! — рявкнул он. — У Мотылинки есть важные новости!

Пятнистая Звезда сощурила глаза, и Ежевика понял, что выходка Коршуна оказалась для нее полной неожиданностью.

— Мы слушаем тебя, Мотылинка, — нехотя кивнула предводительница.

Целительница Речного племени медленно встала. Она выглядела растерянной и испуганной, как будто совсем не собиралась выступать. Ежевика еще сильнее насторожился: «Что затеял Коршун?»

— Ну же, Мотылинка! — с ноткой раздражения в голосе окликнула целительницу Пятнистая Звезда.

— Ты получила знак, — прорычал Коршун, слегка оскалив зубы.

— Да… знак, — пролепетала Мотылинка. — Я… я видела сон.

— Какая блоха ее укусила? — шепнула Рыжинка на ухо Ежевике. — Она ведь целительница, а значит, видела сотни разных снов!

— И что это был за сон? — ледяным тоном спросила Пятнистая Звезда. — Расскажи нам, а заодно объясни, с какой стати ты решила поведать о своих видениях всему Совету, не удосужившись сначала поставить в известность предводительницу!

— Я не хотела! — жалобно пискнула Мотылинка. Сейчас она была похожа на провинившуюся ученицу. — Это Коршун мне сказал…

— Надеюсь, узнав об этом сне, вы поймете мой поступок, — без тени смущения ответил Коршун. — Продолжай, Мотылинка.

— Я… я не думаю, что сейчас подходящее время, — продолжала лепетать Мотылинка. — Я могла неправильно понять…

— Неправильно понять знак, посланный Звездным племенем? — с неподдельным изумлением вскричал Коршун. — Но ведь ты целительница! Ты умеешь толковать сны и послания наших предков-воителей.

— Продолжай, Мотылинка, — более благосклонно кивнула Пятнистая Звезда. — Мы все хотим знать, что сказало тебе Звездное племя.

Мотылинка снова беспомощно посмотрела на своего брата. Ежевика никак не мог понять, почему она так медлит. Листвичка, оцепенев, во все глаза смотрела на Речную кошку. Ежевика удивленно покачал головой. Какая блоха укусила этих целительниц? Возможно, Звездное племя предупредило их о новой беде, угрожавшей лесным племенам?

— Я увидела сон, — еле слышно прошелестела Мотылинка. Потом она подняла голову и заговорила громче: — Мне снилось, будто я ловлю рыбу в ручье. А потом я увидела в воде два лишних камушка. Ни формой, ни цветом они не были похожи на все остальные камни. Из-за них вода бурлила и с трудом пробивала себе путь. Потом ручей стал выходить из берегов и вдруг выбросил из себя оба камня, так что они исчезли из глаз. И вода сразу успокоилась…

Мотылинка замолчала и, понурившись, уставилась в землю.

Растерянное молчание повисло над поляной. Потом коты начали переглядываться и перешептываться. Ежевика посмотрел на Листвичку и увидел, что та вскочила и гневно смотрит на съежившуюся Мотылинку. Что все это означает? Что страшного в этом дурацком сне, и зачем было рассказывать его перед всем Советом?

— Ну? — теряя терпение, рявкнула Пятнистая Звезда. — И что же? Что означает этот сон?

Не успела Мотылинка и пасти раскрыть, как Коршун снова бросился вперед.

— Смысл сна ясен, как день! — заявил он. — Звездные предки дают понять, что в Речном племени появились два чужака. Чтобы жизнь снова вошла в привычное русло, Речные воители должны вышвырнуть из своего племени тех, кто ему мешает. Мы должны избавиться от препятствий, как ручей избавился от камней!

Коты на поляне снова зашептались, особенно громко шумели Речные воители. Все они выглядели не на шутку встревоженными. Молодой Зубатка первым вслух высказал то, о чем переговаривались старшие:

— Это про Урагана с Речушкой? Это они — те камни, от которых мы должны избавиться?

Ежевика судорожно сглотнул. Неужели Речные воины видят в Урагане с Речушкой угрозу своему племени?

Сидевшая рядом с ним Рыжинка в ярости вонзила когти в землю. Вместе с Ураганом она прошла весь долгий путь к Месту-Где-Тонет-Солнце и не могла спокойно сносить нанесенные ему оскорбления.

— Только попробуйте поднять на них коготь, и тогда…

— Это не твое дело! — прикрикнул на нее Коршун. — Это касается только Речного племени. Звездное племя разгневается на нас, если мы не изгоним Урагана с Речушкой.

— Какая чушь! — вскочила со своего корня Невидимка. — Ураган — Речной кот, и Звездное племя не может требовать его изгнания.

— Постойте! — со слезами на глазах взмолилась Мотылинка. — Коршун, зачем ты это затеял? Я ведь говорила тебе, что не уверена… я пока не знаю, что означает мой сон. Прошу тебя… — Голос ее жалобно задрожал. — Я буду ждать нового послания Звездного племени… возможно, тогда смысл станет яснее.

Коршун обернулся к сестре, и глаза его превратились в две узкие синие льдинки. Сидевшая над ним Пятнистая Звезда едва сдерживала свое возмущение. Ежевика готов был поспорить на что угодно, что после Совета она устроит Мотылинке хорошую выволочку за то, что та опозорила ее перед всеми племенами.

— Да уж, — язвительно фыркнула предводительница. — Мы не будем ничего предпринимать до тех пор, пока ты не получишь более понятного знака. И в следующий раз, Мотылинка, потрудись посоветоваться со мной, прежде чем устраивать представление перед всем лесом!

Мотылинка съежилась и вернулась на свое место. Пятнистая Звезда снова сделала знак Однозвезду и тот встал в развилке ветвей.

— В племени Ветра особых новостей нет, — доложил он. — У нас все спокойно, все здоровы, дичи вдоволь.

С этими словами он сел, уступив место Огнезвезду.

Огнезвезд коротко рассказал Совету о нападении барсуков и поблагодарил Однозвезда за помощь племени Ветра.

— Без вашего участия жертв было бы гораздо больше, — сказал он.

— Не стоит благодарности, — отмахнулся Однозвезд. — Наше племя слишком многим обязано Грозовым котам.

— Наше племя до сих пор оплакивает гибель отважного Сумрака и целительницы Пепелицы, — продолжал Огнезвезд. — Они навсегда останутся в нашей памяти.

Большая часть собравшихся уже знала о смерти Пепелицы, и горестные вздохи облетели поляну. Целительница Грозового племени пользовалась особой любовью и уважением во всех племенах, и ее гибель искренне опечалила котов.

— Теперь нашей целительницей стала Листвичка, — объявил Огнезвезд. — Благодаря ей все наши раненые пошли на поправку. Мы восстановили разрушенные палатки и ограду вокруг лагеря. В заключение хочу сказать, что барсукам не удалось ослабить Грозовое племя.

Он помолчал, чтобы коты как следует запомнили его последние слова, а потом повернулся к сидящему в тени Чернозвезду.

— Вскоре после нападения барсуков мои воины обнаружили на нашей территории пограничные метки племени Теней. Что ты можешь сказать об этом, Чернозвезд?

Ежевика не удержался и вопросительно посмотрел на сестру.

— Я тут ни при чем, — прошептала Рыжинка. — Я пыталась отговорить Ржавницу, но разве она меня слушает?

Ежевика погладил сестру хвостом.

— Все хорошо, — пробормотал он. — Все знают, что ты благородная и верная воительница.

Чернозвезд поднялся, уверенно вцепившись черными лапами в широкую ветку. Было видно, что обвинения Огнезвезда нисколько не смутили его.

— С тех пор, как потеплело, — хладнокровно начал он, — Двуногие притащили на озеро свои лодки и водяных чудищ. Их котята играют на нашей территории и распугивают дичь. Чудища бегают по маленькой Гремящей тропе и отравляют воздух.

— Так оно и есть, — подала голос Пятнистая Звезда. — На территории Речного племени творится то же самое. Двуногие всюду пакостят и засоряют нашу землю. А однажды я даже видела их здесь, на этом острове.

— Они жгли костер, — подтвердила Невидимка.

Шерсть у Ежевики встала дыбом, дрожь пробежала по телу. Он помнил тот страшный пожар, который спалил старый лагерь Грозового племени, когда Ежевика был еще котенком. Что, если Двуногие начнут жечь свои костры по всему берегу? Грозовое племя до сих пор чувствовало себя в безопасности, но кто может поручиться, что Двуногие не доберутся и до них?

— Какое это имеет отношение к захвату чужой территории? — звонко выкрикнула Белка.

— А такое, что границы мы устанавливали в сезон Голых Деревьев, — огрызнулся Чернозвезд. — Тогда здесь Двуногими не пахло. Мы и думать не могли, что они тут будут вытворять! Нашему племени стало трудно охотиться. Добыча разбегается…

— И у нас то же самое, — подхватила Пятнистая Звезда.

— Совершенно верно, — благосклонно кивнул ей Чернозвезд. — Так вот, я предлагаю пересмотреть границы. Грозовое племя и племя Ветра должны отдать часть своей территории в пользу котов племени Теней и Речных воинов.

Его последние слова утонули в возмущенных воплях Грозовых котов и воинов Ветра. Белохвост вскочил на лапы и грозно зашипел на Чернозвезда, а Дым с Белкой оглушительно завизжали, размахивая хвостами. Грач вздыбил серый загривок, глубоко впившись когтями в землю, а стоящий рядом с ним Паутинник в бешенстве заорал на Чернозвезда. Горячая ярость разлилась по телу Ежевики, и он с трудом заставил себя остаться на месте и выслушать ответ Огнезвезда.

— Мы не можем на это согласиться, — спокойно сказал Огнезвезд, дождавшись, когда шум уляжется. — Когда мы устанавливали границы, то каждому племени достались земли, к которым они привыкли в старом лесу. Речные коты просто не смогут охотиться на голой пустоши, как воины Ветра.

— Мы научимся! — крикнул Коршун.

— Хотел бы я на это поглядеть! — засмеялся Грач. — Это не так просто, как кажется. Скажем, воины Ветра с трудом охотятся в густом лесу, а Грозовым котам там самое раздолье.

— Да уж, кому об этом знать, как не тебе! — язвительно прошипел Паутинник.

— Цыц! — рявкнул на него Однозвезд.

Паутинник с ненавистью покосился на Грача, раздосадованный окриком предводителя.

— Никто не хочет столкновений между племенами, — снова заговорил Коршун, глядя на четверых предводителей. — Но Грозовое племя и племя Ветра должны проявить благоразумие. Представьте, что ваша собственная территория подверглась бы нашествию Двуногих? Нельзя думать только о себе, надо и о других позаботиться!

При этих словах Рыжинка презрительно фыркнула и шепнула на ухо Ежевике:

— Ты только посмотри на этого наглеца! Я встретила Коршуна на границе, когда ходила в патруль с Чернозвездом и Дубравником. Он так жаловался на Двуногих, так плакался — просто слушать было противно! А потом стал говорить, что хорошо бы нам изменить границы. Не удивлюсь, если это именно он вбил нашему Чернозвезду мысль о захвате чужой земли!

Ежевика недоверчиво уставился на сестру. Этого не может быть! Коршун никогда не стал бы науськивать племя Теней на Грозовых котов! Нет, он просто волновался за свое племя, как и подобает преданному воину.

— Коршун не такой, — возразил он и растерянно замолчал, встретив насмешливый взгляд Рыжинки.

— Вот как? А ты не хочешь мне рассказать, что ежи по небу летают? — сухо поинтересовалась сестра.

Ежевика обиженно отвернулся. Тем временем Коршун снова заговорил, вызывающе глядя на предводителя Грозового племени.

— Огнезвезд, к чему так упрямо цепляться за старые границы? Ты частенько повторял, что в лесу всегда было четыре племени. А теперь ради жалкого клочка земли ты готов обречь два племени на голодную смерть?

Коршун оглянулся на Ежевику, явно ожидая поддержки от брата. Ежевика отвернулся. Коршун говорил убедительно, но Ежевика не мог поверить, что соседям в самом деле угрожает голодная смерть, да еще в начале лета, когда вокруг полно дичи. В любом случае им следовало выждать сезон-другой, а уж потом поднимать вопрос о пересмотре границ.

— Честно сказать, Коршун, ты не похож на умирающего с голоду, — усмехнулся Огнезвезд, глядя на лоснящегося черно-полосатого воина.

— Речному племени нужны новые земли! — зашипел Коршун. — Если вы не уступите их нам добровольно, мы отвоюем территорию силой!

— Коршун, ты не имеешь права говорить от имени всего племени! — оборвала его Невидимка.

— Попробуй, если хочешь до конца жизни щеголять в рваной шкуре! — завизжал Карноух из племени Ветра.

Коршун бросился на него, выпустив когти, а его верный друг Черный Коготь, грозно вздыбив загривок, принялся прокладывать себе дорогу к воинам Ветра. Хвост этого задиры вдвое распушился от злости. Грач с двумя другими воинами кинулись к Карноуху.

— Остановитесь! — крикнула Невидимка. — Мы же путешествовали вместе! Неужели вы забыли?

Двое-трое котов шагнули назад, но большинство пропустило слова Невидимки мимо ушей. Ежевика увидел, как Кедровник с Дубравником тоже вскочили со своих мест и выпустили когти. Дым с Терновником, выгнув спины, преградили им дорогу. Не успел Ежевика и глазом моргнуть, как все четверо с визгом покатились по траве.

— Нет! — что было силы завопил Ежевика. — Остановитесь! Вспомните о Священном перемирии!

Не помня себя от ярости, он рванулся вперед и попытался растащить дерущихся. Он видел, как на поляне вспыхнули новые стычки. Вцепившись зубами в загривок Кедровника, Ежевика хотел оттащить его от Дыма, но тут еще один кот обрушился ему на спину и сбил с лап. Падая в море дерущихся котов, Ежевика услышал над собой громовой голос Огнезвезда:

— Опомнитесь! Вы нарушаете волю Звездного племени!

0

13

Глава XII
Вокруг бушевала битва. Листвичка упала животом на землю и зажмурила глаза. Шерсть ее стояла дыбом, лапы онемели от страха. Священное перемирие было нарушено! Внезапно она вспомнила свой сон о кровавых волнах, жадно лижущих берег. Сон сбылся! Не будет мира до тех пор, пока кровь не прольет кровь!

Вся поляна теперь превратилась в море визжащих дерущихся котов. Листвичка в панике искала глазами Грача. Она слышала призыв своего отца, но его слова тонули в воплях обезумевших воинов.

— Великое Звездное племя, помоги нам! — взмолилась она.

Наверное, души предков-воителей услышали ее мольбу, потому что тень упала на поляну, и серебряный лик луны скрылся за тучей. Боевые крики сменились воплями ужаса. Некоторые коты прекратили драться и съежились на земле, в страхе глядя в разгневанное небо.

— Смотрите! — раздался в полной тьме грозный голос Корявого, целителя племени Ветра. — Звездное племя рассердилось на нас. Это знамение! Мы должны оставить границы в неприкосновенности и жить в мире.

Несмотря на всеобщее уважение, которым всегда пользовались целители, часть котов недоверчиво заворчала. Но разъяренный голос Огнезвезда заглушил крики протеста:

— Корявый прав! Звездное племя явило свою волю. Границы должны остаться на месте. Совет завершен.

— Если хоть один Речной кот посмеет поднять коготь или разинуть пасть, он будет иметь дело со мной! — рявкнула Пятнистая Звезда, поднимаясь на своей ветке. — А ну домой, живо!

— То же самое относится и к племени Ветра, — прорычал Однозвезд, в бешенстве обводя глазами поляну.

Но Чернозвезд не собирался признавать свое поражение.

— Ничего еще не закончено! — злобно прошипел он.

— Не закончено! — подхватил еще один голос, и Листвичка увидела в темноте могучие плечи Коршуна. — На следующем Совете мы вернемся к этому вопросу.

«Это не тебе решать!» — подумала Листвичка. На этом Совете Коршун держался как предводитель, хотя не был даже глашатаем. У Листвички даже шерсть зашевелилась от нехорошего предчувствия, когда она подумала о том, какое влияние мог оказать этот страшный воин на своего брата Ежевику.

К счастью, битва все-таки прекратилась. Коты разошлись и принялись зализывать раны, злобно поглядывая друг на друга. Предводители спрыгнули с дерева и начали собирать свои племена, готовясь пуститься в обратный путь.

Листвичка стала протискиваться сквозь толпу, разыскивая свое племя. Потом она вспомнила о Мотылинке и решила, что никуда не уйдет, пока не поговорит с ней.

Криволапа умерла! Если бы Листвичка, не откладывая, передала Мотылинке послание Звездного племени, старая кошка осталась бы жива! «Это моя вина! Я всем приношу одни несчастья!» — в отчаянии подумала целительница.

Но что за странная история со сном, который якобы видела Мотылинка? При чем тут два камушка? Если бы Мотылинка начала верить в Звездное племя, Пачкун не стал бы прибегать к помощи Листвички! В таком случае он бы сам рассказал своей бывшей ученице про кошачью мяту. А раз он этого не сделал — значит, Мотылинка намеренно лгала перед всем Советом.

Листвичка не могла понять, зачем ей это понадобилось. Что сделали ей Ураган с Речушкой, если она решила любой ценой выжить их из племени? Потом Листвичка вспомнила несчастный вид Мотылинки и то, как Коршун чуть ли не силой заставлял ее говорить. Может быть, это была его затея? Но почему Мотылинка послушалась брата и солгала? Речная целительница всегда была честной кошкой и никогда раньше не выдумывала никаких вещих снов и предзнаменований.

Протиснувшись сквозь толпу воинов Ветра, Листвичка заметила Мотылинку, сидевшую возле корней Священного дуба рядом с Ивушкой. Но не успела Листвичка подойти к подруге, как Коршун вынырнул из темноты и направился к сестре.

Его всегда спокойные синие глаза теперь сверкали от злобы.

— Мышеголовая дура! — заорал он на Мотылинку, ничуть не стесняясь присутствия ученицы. — Ты едва не погубила все дело.

Мотылинка беспомощно посмотрела на Ивушку.

— Беги, детка, разыщи Невидимку, — быстро попросила она. — Скажи ей, что я немного задержусь.

Ивушка вскочила с корня и, испуганно покосившись на Коршуна, бросилась в толпу Листвичка юркнула в тень — ей вовсе не хотелось шпионить за подругой, но надо же было узнать, что тут происходит!

— Ты меня подвела, — продолжал рычать Коршун. — Ты обещала, что расскажешь Совету о своем сне. Тогда мы смогли бы избавиться от этой блохастой парочки и все пошло бы по моему плану. А вместо этого ты выставила себя на посмешище! Кто тебе поверит, когда ты в следующий раз разинешь свою глупую пасть?!

— Но почему они должны мне верить? — со слезами на глазах спросила Мотылинка. — Мы же с тобой знаем, что это ложь! Звездное племя никогда не посылало мне никаких снов.

В ответ Коршун пренебрежительно фыркнул.

— Но ведь никто об этом не знает! Пусть это останется между нами, сестричка. Они поверили бы тебе как миленькие, если бы ты не пищала, как пришибленный котенок. «Я не уверена… Я не знаю»! — зло передразнил он. — Да за это я с тебя шкуру спущу, поняла?

— Подумаешь! — огрызнулась Мотылинка. — Ты заставил меня лгать перед всем Советом, а это гораздо хуже, чем остаться без шкуры.

Листвичка выпустила когти, готовая в любой миг прыгнуть на защиту подруги. Но Коршун усилием воли заставил себя сдержаться. Шерсть на его загривке опустилась, а голос зазвучал мягче:

— Это была не совсем ложь. Ты и сама понимаешь, что Урагану лучше уйти. Следующим глашатаем должен стать я, но теперь Невидимка может выбрать себе в преемники его.

— Но Ураган хороший кот и славный воин…

— Заткнись, мышеголовая! — снова обозлился Коршун. — Один раз он уже решил покинуть свое племя, откуда нам знать, что он не сделает этого снова? А я всегда был предан Речному племени и заслуживаю стать глашатаем! Ты знаешь это, Звездное племя тоже знает, так за чем же дело стало? Осталось только заставить всех остальных поверить в мое предназначение! Почему же ты отказалась?

— Потому что мой долг — служить своему племени, а не тебе, — просто ответила Мотылинка.

Коршун растянул губы, показав два ряда острых клыков.

— Но мы так не договаривались, сестричка! — угрожающе пророкотал он. — Разве для этого я сделал тебя целительницей? Интересно, что скажут твои драгоценные соплеменнички, когда узнают всю правду?

Его слова попали в цель. Мотылинка вздрогнула и отступила назад, опустив голову. Листвичка непонимающе сощурила глаза. Что все это значит? Значит, Коршун каким-то образом помог Мотылинке стать целительницей? Но ведь Пачкун взял ее в ученицы только после того, как получил послание Звездного племени… Что же это за «правда», которая заставила Мотылинку солгать про увиденный сон?

Внезапно Мотылинка подняла голову и смело посмотрела в глаза своему брату.

— Делай что хочешь, Коршун, — сказала она. — Я честно пыталась стать хорошей целительницей, чтобы верой и правдой служить своему племени. Но лгать я не могу и не буду. Попробуй сам заслужить себе место глашатая. В конце концов, ты уже был им, когда Двуногие поймали Невидимку. — Она помолчала и резко добавила: — А захочешь рассказать про меня — рассказывай. Только подумай хорошенько, как бы тебе самому этот рассказ боком не вышел. Кто потом поверит в твою честность и преданность?

Коршун занес лапу, чтобы ударить сестру, но в последний миг сдержался и, шипя от ярости, пошел прочь.

Мотылинка привалилась к стволу дуба, как будто силы разом оставили ее. Листвичка вышла из тени и ласково погладила подругу своим хвостом. Она не знала, что сказать. Может быть, лучше сделать вид, что она не слышала ни слова?

— Это я, Мотылинка, — прошептала она. — Мне так жаль, что Криволапа умерла.

Мотылинка подняла голову, ее желтые глаза были полны печали.

— Я все лапы сбила, разыскивая кошачью мяту, да так ничего и не нашла, — устало прошептала она.

Слова утешения застряли у Листвички в глотке. Она виновато опустила голову.

— Листвичка? — сощурила глаза Мотылинка. — Ты что-то скрываешь от меня?

— Это я во всем виновата! — выпалила Листвичка. — Пачкун пришел ко мне во сне и попросил передать тебе, где растет кошачья мята! Но я ухаживала за больным котенком и не могла прийти. Да ты мне все равно бы не поверила, — безнадежно добавила она.

— Поверила бы, — тихо ответила Мотылинка. — Я никогда не сомневалась в силе твоей веры.

— Но сама-то ты не веришь в Звездное племя! — не удержалась Листвичка. — Как же ты объясняешь мои сны?

Мотылинка задумалась, подбирая слова.

— Наверное, ты от кого-то услышала про кошачью мяту. Может быть, Белка или Ежевика заметили, где она растет, когда обследовали земли вокруг озера. Ты забыла об этом, но воспоминание вернулось к тебе в виде сна.

Листвичка отлично знала, что никто из котов не рассказывал ей о кошачьей мяте, ведь коты обследовали новые земли в сезон Голых Деревьев, когда никакой мяты и в помине не было!

— Я так не думаю, — вздохнула она. — Но в любом случае я должна была сразу прийти к тебе. А я…

— Мотылинка! — раздался громкий крик Пятнистой Звезды с дальнего края поляны. — Долго нам тебя ждать?

— Бегу! — отозвалась целительница, вскакивая. — Я должна идти.

— Иди по малой Гремящей Тропе прочь от озера, пока не найдешь гнезда Двуногих! — закричала ей вслед Листвичка. — У них в садах ты найдешь все, что тебе нужно.

Но Мотылинка уже растаяла в темноте. Листвичка вздохнула и поплелась в сторону кустов. Она поискала глазами своих товарищей, и вдруг знакомый запах заставил ее оцепенеть посреди поляны. «Грач!»

Она хотела бежать, но серый воин уже заметил ее и сделал шаг вперед. Его стройное тело, слабо освещенное звездами, казалось еще одной тенью на поляне.

— Привет, Грач, — с трудом пролепетала Листвичка. — Как дела в племени Ветра?

— Отлично, — холодно ответил Грач.

Листвичка знала, что это неправда. Она своими глазами видела, что многие воины Ветра не простили Грачу его незаконной любви и попытки покинуть племя.

— Прости, что у тебя неприятности из-за меня… — начала она.

— О каких неприятностях ты говоришь? — с удивлением переспросил Грач. — Я же сказал — у меня все отлично.

Сердце Листвички бешено стучало от близости Грача. Ей было больно слышать его холодный равнодушный голос, но она знала, что Грач так пытается скрыть свое отчаянье.

— Я не хотела заставлять тебя страдать, — прошептала она.

— Мы выбрали преданность своим племенам, — ответил Грач. Голос его звучал ровно и спокойно, но Листвичка чувствовала его прерывистое дыхание. — И лучше нам с тобой больше никогда не видеться.

Она знала, что он прав, но его слова больнее барсучьих клыков рвали ее сердце. Значит, они даже не смогут остаться друзьями?

Грач долгим взглядом посмотрел ей в глаза, а потом, не говоря ни слова, отвернулся и направился к своему племени.

— Прощай, — прошептала Листвичка, но он даже не обернулся.

— Но ты только посмотри на свой бедный хвостик! — причитала Ромашка.

Ягодка закружился по подстилке, пытаясь разглядеть уцелевший обрубок хвоста. Судя по всему, потеря нисколько его не огорчила.

— Я теперь как воин! — хвастливо пищал он. — У всех воинов есть боевые шрамы. Чем больше шрамов, тем храбрее воин!

Ромашка устало закатила глаза.

— Неужели ты не можешь ничего сделать? — в который раз спросила она Листвичку.

— Даже Звездное племя не в силах прирастить оторванный хвост, — виновато вздохнула целительница.

— Я понимаю… Поверь, я очень тебе благодарна за все, что ты для него сделала. Честно говоря, я уже не верила в то, что он выживет. Теперь ему бы еще ума побольше, чтобы не выкинул ничего подобного! Вот тогда бы я могла вздохнуть спокойно.

— Ты ведь все понял, Ягодка? — ласково спросила Листвичка.

Ягодка перестал кружиться по подстилке и поднял на нее сияющие глазенки.

— Я знаю, что плохо сделал, но… В лагере так скучно! Теперь я хочу сходить к озеру!

Ромашка едва не поперхнулась от страха.

— Ты утонешь, если подойдешь к воде!

— Придется подождать, пока станешь оруженосцем, — сказала озорнику Листвичка. — Тогда наставник покажет тебе всю нашу территорию.

Ягодка оглушительно заверещал от восторга.

— А можно, я прямо сейчас стану оруженосцем? А можно, Ежевика будет моим наставником? Он самый сильный, самый умный, я буду его слушаться!

Листвичка весело заурчала. Похоже, ни лисий капкан, ни потеря хвоста нисколько не охладили пыла Ягодки.

— Пока ты еще мал, — заявила она. — А наставников выбирают не котята, а Огнезвезд.

Ягодка разочарованно моргнул, но тут же снова запрыгал по подстилке.

— А можно мне вернуться в детскую? Наверное, Орешинка с Мышонком совсем соскучились без меня! Они даже новых игр придумывать не умеют, честное слово!

Ромашка наклонилась к Листвичке и доверительно шепнула:

— Это чистая правда. Ты даже не представляешь, какой покой царит в детской без этого сорванца!

— Потерпи еще денек-другой, — решила Листвичка. — Тебе надо набраться сил.

Ягодка тут же свернулся клубочком и безуспешно попытался накрыть нос обрубком своего хвостика.

— Огромное тебе спасибо, Листвичка, — поднялась Ромашка. — Грозовому племени повезло с целительницей!

Не успела Ромашка удалиться, как в пещеру вошла Яролика с охапкой кошачьей мяты в зубах.

— Уф! — пропыхтела она, бросая свою ношу перед входом. — Ну и запах, я тебе скажу, — добавила она и, помявшись, спросила: — Ты не возражаешь, если я вернусь к своим обязанностям? Все воины поправились, один Уголек нуждается в ежедневном осмотре. Я тебе больше не нужна, а в племени не хватает лап для охоты и патрулирования.

Листвичка в изумлении уставилась на свою помощницу. Она уже успела привыкнуть к пестрой кошке и давно позабыла свою глупую ревность и обиду. Однако Яролика права — было бы нечестно и дальше удерживать ее возле себя, лишая племя сильной и умелой воительницы.

— Конечно, — пробормотала Листвичка. — Мне будет тебя не хватать, Яролика. Без тебя я бы ни за что не справилась.

Яролика смущенно потупилась.

— Мне было очень приятно тебе помогать, — призналась она. — Я многое узнала и в случае нужды всегда смогу прийти на помощь.

— Спасибо, Яролика.

Проводив свою помощницу, Листвичка занесла кошачью мяту в пещеру и огляделась. Последнее время она была так занята, что совсем запустила свое хранилище, запасы трав и ягод валялись в полном беспорядке.

Вздохнув, Листвичка принялась раскладывать все по местам. Она вспомнила, сколько раз занималась этим вместе с Пепелицей, и едва не завыла от горького одиночества. Даже запаха Пепелицы уже не осталось в пещере, пропахшей травой, камнями и сырой землей. Все было так, словно серой целительницы никогда не было на свете, как будто смерть одной кошки ничего не значила для мира, где главными были лишь целебные травы да знания, передаваемые из поколения в поколение.

«Но тогда я тоже ничего не значу, — мрачно подумала Листвичка. — А мои чувства — и того меньше. Остается только долг целительницы, вот и все».

Вскоре нужно будет подумать о поисках ученицы. Может быть, она выберет себе кого-нибудь из котят Медуницы. Вот бы ей досталось такое же сокровище, как Мотылинкина Ивушка! Как отлично она показала себя, когда Речные коты отравились ядом, оставленным Двуногими… Вспомнив об Ивушке, Листвичка снова задумалась о Мотылинке. Сможет ли она правильно воспитать свою ученицу без веры в Звездное племя? Как она будет учить Ивушку истолковывать послания предков, если сама никогда их не получала?

Из раздумий ее вывел громкий писк, раздавшийся возле входа в пещеру Обернувшись, Листвичка увидела Мышонка и Орешинку. Не успела она открыть пасть, чтобы велеть им не тревожить уснувшего Ягодку, как в пещеру влетела бабочка. Котята с отчаянным мявом погнались за ней, рассыпав только что сложенные ягоды можжевельника.

— Смотрите, куда несетесь! — прикрикнула на них Листвичка.

Но котята ничего не слышали. Все так же вереща, они выгнали бабочку из пещеры и поскакали за ней. Листвичка со вздохом вышла следом и высунула голову из ежевики, чтобы убедиться что малыши не свалились с высоких камней.

Она обогнула заросли и едва не оглохла от торжествующего визга удачливых охотников. Котята стояли над мертвой бабочкой и жадно разглядывали свою добычу.

— Это я ее поймала! — похвасталась Орешинка. — Я буду лучшей охотницей племени!

Дрожь пробежала по шерсти Листвички, когда она увидела оторванное крылышко бабочки. Это что-то напомнило ей, но что? При чем тут мертвая бабочка?

— Это пестрая кошка показала нам бабочку! Хорошая кошка, — вывел ее из задумчивости звонкий голос Мышонка.

— Медуница? — удивилась Листвичка. В Грозовом племени была всего одна пестрая кошка, но сейчас она сидела в детской вместе со своими котятами. Неужели бабочка каким-то чудом могла влететь в заросли ежевичного куста?

— Да нет, другая пестрая кошка, — засмеялась Орешинка, снисходительно поглядев на непонятливую Листвичку. — Мы были в детской, а она позвала нас. Я никогда ее раньше не видела, но она пахла Грозовым племенем.

— И знала, как нас зовут, — добавил Мышонок.

Шерсть зашевелилась на спине у Листвички.

— А где она сейчас? — осторожно спросила она.

— Не знаю, — повертел головой Мышонок. — Ушла.

Котята, потеряв интерес к мертвой бабочке, побежали на поляну, а Листвичка осталась стоять, растерянно глядя на оторванное крылышко. Только одна пестрая кошка, пахнущая Грозовым племенем, могла явиться к котятам и исчезнуть в никуда. Но это означает, что бабочка была послана не случайно.

«Что ты хочешь мне сказать, Пестролистая?» — Листвичка дотронулась лапой до мертвого тельца, зацепилась когтем за оторванное крылышко. Крылышко бабочки… крылышко мотылька… Мотылинка!

И тут она все поняла. Коршун дождался ночи, оторвал крылышко мотылька и осторожно положил его возле палатки Пачкуна. Дрожь пробежала по спине Листвички. Пачкун выбрал Мотылинку своей ученицей после того, как нашел мотыльковое крылышко у входа в свою палатку. Хитрую уловку Коршуна он принял за знак Звездного племени!

Листвичка не сомневалась в том, что Мотылинка до последнего времени не догадывалась о проделке своего брата. На Совете Коршун пригрозил сестре, что расскажет всему племени о том, как она стала целительницей. Терзая Мотылинку угрозой разоблачения, он заставляет ее рассказывать племени ложные сны, расчищая себе путь к власти!

Листвичка выпустила когти. С каким удовольствием она вонзила бы их в полосатую шерсть Коршуна! Но дракой делу не поможешь. Может быть, стоит вывести его на чистую воду на следующем Совете?

Подумав, Листвичка отказалась от этой мысли. У нее нет никаких доказательств, а Коршун просто отобьется от всех обвинений. Кроме того, разоблачив Коршуна, она неизбежно выставит на позор Мотылинку. Узнав правду, Речное племя вряд ли захочет терпеть у себя обманщицу.

«Пестролистая, подскажи, что же мне делать? Зачем ты послала мне этот знак?» — взмолилась целительница.

И тут Листвичка вспомнила об Ивушке. Маленькая ученица верит в Звездное племя, а значит, сможет взять на себя те обязанности целительницы, которые недоступны Мотылинке! Вера Ивушки поможет Мотылинке выстоять в борьбе против своего жестокого брата.

0

14

Глава XIII
Папоротники цеплялись за шерсть Ежевики, когда он пробирался по Сумрачному лесу на встречу со Звездоцапом. Плечо у Грозового воина зажило, и силы переполняли его. Лапы чесались от желания поскорее продемонстрировать отцу и брату свои боевые умения.

Добравшись до поляны, где они обычно встречались с отцом, Ежевика резко остановился в тени густого боярышника. Звездоцап величественно возлежал на своей скале и, склонив голову, о чем-то беседовал с поджарой пестрой воительницей.

«Рыжинка! Как она здесь очутилась?» — удивился Ежевика.

Его разобрало любопытство. Припав к земле, он пополз на поляну и притаился в густой траве возле самой скалы. Насторожив уши, Ежевика приготовился слушать.

— Я тебе уже говорила и еще раз скажу, — без всякой почтительности в голосе фыркнула Рыжинка. — Меня твои затеи не интересуют, я в них участвовать не собираюсь. У меня свои планы.

Ежевика напрягся. Как она осмеливается так разговаривать с самим Звездоцапом?

Но исполинский кот нисколько не рассердился. Напротив, в голосе его явно слышалось одобрение:

— У тебя мой нрав, дочка. Ты храбрая и неукротимая, совсем как я. Но бывают времена, когда строптивость оборачивается глупостью. Не спеши отказываться от моего предложения. Я смогу сделать тебя предводительницей.

— Лисий помет! — оскалила зубы Рыжинка. — Я преданная воительница племени Теней. Если мне когда-нибудь суждено стать глашатаей или предводительницей, то это произойдет благодаря моим собственным заслугам и воле Звездного племени. А ты, как и при жизни, толкуешь Воинский закон только в свою пользу. Ты никогда не понимал, что такое преданность — да и сейчас не понял!

Рычание заклокотало в горле Звездоцапа. В темноте блеснули выпущенные когти, и Ежевика задрожал от страха за сестру.

Но Рыжинка даже головы не опустила.

— Ты меня не испугаешь, — спокойно ответила она. — У тебя нет власти надо мной, потому что я не нуждаюсь в том, что ты можешь мне дать.

Резко повернувшись, она пересекла поляну и едва не столкнулась с притаившимся в траве Ежевикой.

— Что ты тут делаешь? — зашипела Рыжинка.

— Я могу задать тебе тот же вопрос, — огрызнулся Ежевика, с опаской поглядывая на Звездоцапа. К счастью, полосатый исполин смотрел в другую сторону и ничего не заметил.

Рыжинка смерила брата ледяным взглядом и резко сказала:

— Я вижу, ты здесь уже не в первый раз. Думаешь, он даст тебе власть? У тебя что, чертополох вместо мозгов? Или ты забыл, чем он прославился при жизни?

— Но это было давно, — нерешительно пошевелил ушами Ежевика. — Сейчас он просто помогает нам с Коршуном стать хорошими воинами. Мы вместе тренируемся. Звездоцап учит нас, понимаешь?

— Чего уж тут непонятного! — презрительно фыркнула Рыжинка. — Попробуй подумать своей головой, Ежевика. Ты и так прекрасный воин — ты храбрый, преданный, умный и опытный. Зачем тебе нужен этот убийца? — спросила она и раздраженно махнула хвостом, не давая Ежевике возразить. — Вспомни, сколько времени нам потребовалось, чтобы освободиться от худой славы своего отца. Мы были несмышлеными котятами, но на нас уже смотрели косо! Наш собственный предводитель, и тот не доверял нам. Я не выдержала и ушла в племя Теней. Да, Звездоцап позвал меня туда, но когда я своими глазами увидела, какой он предводитель, то была рада его смерти. Великое Звездное племя, да я всю жизнь мечтала избавиться от его крови, текущей в моих жилах. Я отлично живу без него, и ты проживешь.

— Возможно, — ощетинился Ежевика. — Но при жизни я не успел его узнать. Может быть, это моя последняя возможность.

— Звездоцап не для этого призывает тебя к себе, и ты отлично это знаешь, — сощурила глаза Рыжинка. Потом вздохнула — то ли устало, то ли разочарованно. — Я верю, что ты сможешь стать прекрасным предводителем. Но только в том случае, если выберешь правильный путь, — она коснулась носом носа брата и еле слышно прошептала: — Подумай об этом, мышеголовый.

Ежевика долго смотрел вслед уходящей сестре. Он знал, что она желает ему добра и что Белка сказала бы то же самое, если бы узнала о его ночных похождениях. Но часть его существа по-прежнему тянулась к отцу. Каждый кот мечтает когда-нибудь стать предводителем, и что плохого в этом желании? И вообще, если Звездное племя одобряет его любовь к Белке, значит, небесные предки с пониманием смотрят на его честолюбивые замыслы. Подавив последние возражения совести, Ежевика решительно зашагал на поляну к Звездоцапу.

Он проснулся от громкого мява, доносившегося сквозь ветки воинской палатки. Вскочив, Ежевика вздыбил загривок и выпустил когти.

— Пригладь шерсть, — проворчал лежавший рядом Долголап. — Это всего-навсего Тростинка. Ходит по всему лагерю и ищет эту глупую домашнюю кошку.

— Ромашку? А разве она пропала?

— Тростинка говорит, что ее нет в детской, — ответил Долголап. — Да мало ли куда она могла подеваться! Далеко уйти ей бы духу не хватило, значит, скоро найдется.

В словах Долголапа был смысл, но Ежевика все-таки встревожился. Выбравшись из палатки, он подошел к Тростинке, сидевшей возле Белохвоста. Белоснежный воин неуклюже гладил ее хвостом по спине, пытаясь успокоить.

— Она не могла далеко уйти, — гудел он. — Ты вспомни, как она перепугалась, когда Ягодка убежал!

— Но ведь ее котята тоже исчезли, — возразила Тростинка. — Наверное, она забрала их и ушла!

Ежевика задумался. Солнце едва поднялось над верхушками деревьев. Если Ромашка все-таки покинула лагерь, она сделала это на рассвете. Но как она смогла забыть о своих страхах и войти в полный опасностей лес?

— Мы обыскали весь лагерь, — закричала выбежавшая из яслей Медуница. — Нужно послать на поиски патруль!

— Ну уж ты-то никуда не пойдешь, — проворчала Тростинка, пытаясь затолкнуть ее обратно в детскую. — Сиди со своими детками, хлопотунья.

— Я оставила с ними Бурого, — отмахнулась пестрая кошка. — Я хочу помочь разыскать Ромашку!

Тростинка открыла пасть, чтобы возразить, но тут на Каменном карнизе мелькнула огненно-рыжая шерсть Огнезвезда.

— Что стряслось? — крикнул предводитель, легко сбегая по камням на поляну.

Пока Тростинка торопливо рассказывала ему о пропаже Ромашки, из зарослей ежевики вынырнули вернувшиеся из патрулирования Дым, Белка и Песчаная Буря с Яроликой.

Ежевика поманил их хвостом и громко крикнул:

— Вы не встретили в лесу Ромашку?

— Встретили, она выскочила из лагеря сразу за нами, — удивленно ответил Дым. — А в чем дело?

— Она ушла! — подбежала к другу Тростинка. — Почему же ты не остановил ее, растяпа?

— Великое Звездное племя! — прошипел Дым. — Откуда мне было знать, что она задумала? Я думал, она пошла закопать свою грязь. С какой стати я стал бы бежать за ней следом?

— А котята тоже были с ней? — спросил Белохвост.

— Я не заметил.

— Зато я заметила, — подала голос Песчаная Буря. — Они шли за матерью.

— А Ягодка хотел нам на что-то пожаловаться, — вспомнила Белка, — но мы торопились и не стали слушать.

— Теперь мне все ясно, — печально вздохнул Огнезвезд. — Ромашка давно подумывала о возвращении на пастбище. Несчастье, случившееся с Ягодкой, окончательно укрепило ее в этом решении. Она дождалась, пока малыш поправится, и ушла.

— Как она смела? — возмущено закричал Белохвост. — После нападения барсуков я пообещал ей, что племя не даст ее в обиду!

— И Ягодка почти сразу же угодил в лисий капкан, — напомнил ему Огнезвезд. — Извини, Белохвост, я знаю, как ты старался. Да я сам надеялся, что Ромашка останется в лагере. Ее котята так хорошо прижились в племени… Что ж, нужно сообщить всем о случившемся.

Все растерянно переглянулись. В это время Бурый высунул голову из детской и, увидев Медуницу, подбежал к ней.

— Что же ты делаешь, глупая? — заворчал он, встревожено вылизывая ушки своей подруге. — Ну, посмотри, ты же вся дрожишь! Тебе нельзя переутомляться.

Медуница устало привалилась к его плечу. Теперь и Ежевика заметил, что ее бьет мелкая дрожь.

— Я думала, что найду ее, — горько пожаловалась крапчатая кошка. — Но она ушла к себе на пастбище.

— Значит, ты ее уже не вернешь, — махнул хвостом Бурый. — Пойдем в детскую. Котята крутят головками и пищат. Они проголодались.

— Да что же ты сразу мне не сказал? — ахнула Медуница и, позабыв об усталости, со всех лап бросилась в детскую.

Ежевика опустил голову, пытаясь скрыть свое разочарование. Он никогда не верил в то, что Ромашка когда-нибудь сможет прижиться в племени, но потеря котят была настоящей катастрофой. «Теперь у меня не будет оруженосца…» — быстро пронеслось в его голове. Белка говорила, что Ягодка не хотел уходить и на что-то жаловался по дороге. Из-за глупой Ромашки Грозовое племя потеряло отличного воина!

— Ромашка решила покинуть племя и увела с собой котят, — сообщил собравшимся котам Огнезвезд. — Нам всем будет не хватать ее и детей, но нужно уважать волю матери.

— Глупости! — взорвался Белохвост.

Огнезвезд посмотрел на него, еле заметно изогнув хвост, но Белохвоста было уже не остановить.

— Я считаю, надо пойти на пастбище и привести Ромашку обратно! Ишь, что выдумала — убегать из лагеря, даже не попрощавшись!

Белка тихонько зашипела и пихнула Ежевику лапой.

— Посмотри на Яролику. Готова поклясться, она ничуть не жалеет об исчезновении Ромашки.

Ежевика украдкой покосился на искалеченную кошку и понял, что Яролика разрывается от гнева и отчаяния.

— Белохвост, — повысил голос Огнезвезд. — Если Ромашка решила уйти, ты не можешь вернуть ее силой.

— Нужно хотя бы поговорить с ней, — перебил Белохвост. — Заодно убедимся, что они благополучно добрались до своего пастбища.

— Я согласен, — встрепенулся Ежевика, делая шаг к Белохвосту. Он уже понял, что будет корить себя до конца жизни, если не попробует вернуть Ягодку. — Если ты не возражаешь, Огнезвезд, я пойду с Белохвостом.

Белка удивленно пошевелила усами и тихонько протянула:

— Помнится, совсем недавно кое-кто не был рад появлению домашних котят в племени!

Ежевика чуть сквозь землю не провалился от стыда.

— Я знаю, что был неправ, — ответил он. — Грозовому племени нужны котята, а Ромашкины дети обещают стать прекрасными воинами.

— Уговорили! — кивнул Огнезвезд. — Отправляйтесь, но пообещайте, что не станете обижать Ромашку, если она решит остаться на пастбище. Лучше пойти туда на закате, когда Двуногих вокруг поменьше.

— Ура! — завопил Белохвост, торжествующе размахивая хвостом.

Ежевика поискал глазами Яролику, но пестрая кошка уже скрылась в палатке целительницы.

Солнце повисло над краем озера, окрасив воду в багрянец, когда Ежевика с Белохвостом вышли на берег. Еловый лес на территории племени Теней чернел на фоне розовеющего неба.

Они быстро пробежали через земли племени Ветра, строго держась в двух хвостах от края воды, как было решено на Совете. Ежевика учуял запах патруля, но на протяжении всего пути Грозовые воины так и не встретили ни одного чужого кота.

К пастбищу Грозовые коты подошли в полной темноте. Тяжелые дождевые облака затянули небо, скрыв луну Белохвост остановился, поводя носом, а Ежевика стал внимательно всматриваться сквозь ограду. В дальнем конце поля виднелось гнездо Двуногих, похожее на черную фигуру с единственным горящим глазом. Чуть ближе стояло другое гнездо, поменьше. Оно показалось Ежевике похожим на амбар, в котором на прежней территории жили Ячмень с Горелым.

— Может, заглянем сюда? — предложил он.

— Я тоже об этом подумал, — кивнул Белохвост. — Полезли.

Распластавшись по земле, он первым подполз под изгородь. Ежевика, тревожно вздыбив шерсть, последовал за ним. Очутившись на пастбище, он увидел в темноте белеющую кошачью фигуру и хотел было броситься за ней вдогонку, как вдруг присел от страха, оглушенный громким ржанием. В следующий миг земля задрожала от топота тяжелых копыт.

Ежевика в панике завертел головой, пытаясь понять, откуда надвигается опасность. Внезапно ночь расступилась, и сразу два коня вылетели прямо на него вихрем лоснящихся шкур и развевающихся грив.

Белохвост зашипел от страха. Ежевика кинулся к нему и, задыхаясь, выкрикнул:

— Сюда! Не отставай от меня!

Он уже и сам не понимал, в какой стороне амбар. Кони снова скрылись в темноте, но земля все еще гудела от их топота. В таком мраке Ежевика с Белохвостом легко могли выскочить прямо на гигантов и попасть под копыта.

И тут Ежевика снова заметил светлое пятно, летящее по полю. Это был Дымок, бывший друг Ромашки и отец ее котят.

— За мной! — пропыхтел серый кот и, круто развернувшись, помчался в ту сторону, откуда прибежал. — Шевелитесь!

Ежевика с Белохвостом припустили за ним. На бегу Ежевика снова увидел коней с развевающимися гривами. Когда они скрылись в темноте, Дымок перешел на шаг и кивнул в сторону амбара.

— Сюда, — буркнул он.

Амбар был каменный, с деревянной дверью. Над самым порогом виднелась узкая щель, и коты по очереди пролезли в нее. Ежевика полез последним и едва не застрял: крошечный лаз явно не был рассчитан на такого великана.

Внутри царила полная тьма. Здесь было гораздо теснее, чем в амбаре Горелого, но Ежевика сразу заметил знакомые груды сена и соломы. Запах скошенной травы смешивался с густым ароматом мышей и котов. Ежевика радостно вздохнул, учуяв присутствие Ромашки и троих ее котят.

— Вот уж не ждал увидеть вас здесь, — проворчал Дымок.

— Что вам нужно?

Еще одна кошка выступила из темноты и остановилась рядом с Дымком. Судя по ее кремовой шерстке, она могла приходиться Ромашке сестрой.

— Это Флосси, — представил кошку Дымок.

— Меня зовут Белохвост, а это Ежевика, — вежливо ответил белый воин. — Мы пришли повидаться с Ромашкой.

Он замолчал, заслышав тяжелый топот за дверью амбара. Потом дверь распахнулась — и Ежевика чуть не обезумел от ужаса. «Двуногие!» В мгновение ока они с Белохвостом шмыгнули под груды соломы.

Втаскивая кончик хвоста в тесный закуток, Ежевика услышал насмешливое урчание Дымка.

— Не надо прятаться. Это всего-навсего один из Кожаных.

Ежевика кое-как повернулся в своем тесном убежище и с опаской выглянул наружу. Сначала он ничего не увидел, потому что его ослепил яркий желтый свет. Когда глаза его немного привыкли, он разглядел высокую темную фигуру, из лапы которой бил слепящий луч. В другой лапе Двуногий держал миску и что-то с грохотом сыпал в нее из большого свертка.

— А вот и ужин! — послышался довольный голосок Флосси. — Как раз кстати!

Двуногий поставил миску перед котами и вышел, забрав с собой свой свет.

Как только дверь за ним захлопнулась, Ежевика смущенно выбрался наружу. Флосси уже сунула морду в миску, а Дымок с удивлением поглядел на Ежевику и сказал:

— Так вы пришли к Ромашке? Вот уж не думал, что вы захотите ее видеть после того, как она сбежала!

— Мы ее полюбили, — просто ответил Белохвост.

— Мы беспокоились и хотели убедиться, что она с котятами благополучно добралась до пастбища, — поддержал его Ежевика.

Не успел он договорить, как из дальнего угла амбара послышался восторженный мяв, и трое котят со всех лап кинулись к Грозовым воинам.

— Вы пришли, пришли! — громче всех верещал Ягодка. — Я же говорил, что вы придете, а они мне не верили! — Он припал к земле перед Ежевикой, распушил шерстку и оскалил крошечные клыки. — А я по дороге погнался за мышкой!

— И поймал? — улыбнулся Ежевика.

— Нет, — потупился малыш.

— Ничего страшного, поймаешь в другой раз.

Котенок мгновенно просиял и замахал обрубком хвоста.

— Я переловлю всех мышей в этом амбаре!

— Так нечестно! — перебила брата Орешинка. — Оставь и нам немного! — подбежав к Белохвосту, она сбила его с лап и ловко вскарабкалась белому воину на живот. — Мы тоже хотим ловить мышей! Мы будем оруженосцами, как Березовик с Белолапкой.

— Они уже стали воинами? — спросил Мышонок, и принялся возбужденно кружиться по амбару, пытаясь поймать зубами свой хвостик.

— Вот придумал! — заурчал от смеха Белохвост. — Как они могли успеть стать воинами, если вы только сегодня утром ушли из лагеря?

— А мне показалось, будто целый год прошел, — заныл Ягодка. — Тут так скучно!

— Зато безопасно, — раздался из темноты усталый голос Ромашки. Палевая кошка подошла к детям и шлепнула Орешинку хвостом по спине. — Немедленно слезь с Белохвоста! Разве можно так неуважительно относиться к воину?

Орешинка спрыгнула на пол, а Белохвост поднялся и принялся отряхивать шерсть от сора и сухих травинок.

— Привет, Ромашка, — проурчал он. — Как я рад снова тебя увидеть!

Ромашка остановилась в двух шагах от воинов и твердо выдержала взгляд Белохвоста.

— Я знаю, зачем вы пришли. Даже не думайте уговаривать меня вернуться. Я приняла решение и останусь здесь.

— Но все наше племя скучает по тебе и твоим котятам, — возразил Белохвост. — Грозовому племени нужны новые воины. Тебе нечего бояться, глупая. Ты же знаешь, мы сделаем все, чтобы вам было хорошо у нас.

— И мы тоже хотим вернуться, — заверещал Ягодка, пихая мать лапой, чтобы привлечь к себе внимание. Мышонок с Орешинкой присоединились к брату.

Но Ромашка решительно помотала головой и сказала:

— Ничего вы не хотите, ясно? Вы еще слишком малы и ничего не понимаете.

— Мне кажется, ты не права, — осторожно вмешался в разговор Ежевика. — Они были малы, когда ты забрала их отсюда и унесла в лес. Твои дети не успели запомнить и полюбить это место. Они выросли в лагере и не знают другой жизни. Не удивительно, что они хотят вернуться домой.

— Даже не уговаривай, — вздохнула Ромашка. — Я всю жизнь прожила возле Кожаных. Я привыкла всегда иметь полную миску еды и крышу над головой. Но вы, воины, презираете такую жизнь.

— Это так, но мы не презираем тебя, Ромашка, — заверил ее Белохвост.

— Но я не могу привыкнуть к жизни в лесу! — в отчаянии воскликнула кошка. — Я не понимаю вашего Воинского закона и никогда не смогу его понять.

Ее взгляд, обращенный на Белохвоста, был полон такой печали, что Ежевика невольно отвел глаза. И тут его осенило. Да ведь Ромашка влюблена в белого воина! А тот ничего не замечает, потому что всегда любил и любит одну Яролику.

Ежевика с жалостью посмотрел на Ромашку. Наверное, она правильно сделала, что ушла. Невыносимо каждый день видеть любимого и знать, что он никогда не даст тебе ничего, кроме своей дружбы.

Но бесчувственный Белохвост даже не замечал страданий Ромашки.

— И все-таки тебе лучше вернуться, — урчал он. — Все тебя ждут, все без тебя скучают. Тростинка весь лагерь на лапы подняла, Медуница плачет. И Яролика обрадуется!

Ромашка вздрогнула, а Ежевика выругал про себя толстокожего Белохвоста.

— Я вам в тягость, — прошептала Ромашка. — Мне кажется, каждый кот в племени сердит на мою беспомощность.

— Как тебе не стыдно говорить такие глупости! — укорил ее Ежевика. — А кто помогает Медунице ухаживать за котятами?

— Не трусь, мама, я буду за тобой ухаживать! Я буду защищать тебя от барсуков. И научу тебя Воинскому закону, — пообещал Ягодка, ластясь к Ромашке. — Когда я стану оруженосцем, то буду рассказывать тебе все, чему меня научит наставник. Мы с тобой будем учиться вместе!

— И мы тоже! — хором запищали Мышонок с Орешинкой. — Пожалуйста, давай вернемся! Мы хотим быть воинами и ловить себе еду.

Нам не нравится этот вонючий помет, — добавила Орешинка, кивая на миску с сухим кормом.

— И еще мы хотим научиться сражаться! — выпустил коготки Мышонок.

Дымок, до сих пор молча прислушивавшийся к их разговору, подошел к Ромашке и потерся щекой о ее щеку.

— Может быть, тебе стоит вернуться?

Ромашка обернулась и с тенью обиды посмотрела на своего друга.

— А я-то думала, ты скучал без меня!

— Еще как скучал. И по тебе, и по детям. Но слепому ясно, что котята тут не приживутся. С тех пор, как они вошли сюда, у них только и разговоров, что про лес да про лагерь, — улыбнулся серый кот, ласково глядя на Ромашку. — А когда они подрастут, ты вернешься ко мне.

— Ты можешь пойти с нами, — предложил Дымку Белохвост, и Ежевика едва сдержался, чтобы не одернуть его.

— Я? — изумился серый кот. — Нет уж, спасибо. Жить под открытым небом, мокнуть под дождем и в любую погоду каждый день выходить на охоту, чтобы не подохнуть с голоду? Нет, это не для меня. Да и имена у вас какие-то странные, мне их вовек не запомнить. А потом не могу же я бросить Флосси совсем одну?

Ягодка снова пихнул мать и требовательно запищал:

— Давай вернемся! Давай?

Ромашка беспомощно посмотрела на своих котят.

— Неужели вы хотите жить под открытым небом, мокнуть под дождем и жить в лесу, кишащем ловушками и барсуками?

— Да! — оглушительно завизжали котята, в восторге прыгая вокруг матери. — Да! Да!

— Ну, я даже не знаю…

Ягодка издал торжествующий вопль и закружился по амбару, высоко задрав обрубок хвоста.

— Согласилась! Согласилась! Мы возвращаемся в лес! Мы возвращаемся в лес!

Белохвост радовался ничуть не меньше котят.

— Вот здорово! — урчал он. — Вас троих в лагере ждут не дождутся! Шутка ли — целых три будущих воина.

Ромашка вздрогнула, будто он ее ударил, и опустила глаза. Белохвост так радовался возвращению котят, что и думать забыл об их матери!

Ежевика вышел вперед и ласково погладил кошку хвостом по плечу.

— Тростинка с Медуницей будут счастливы снова увидеть тебя, — шепнул он. — Видела бы ты, как они расстроились, когда ты пропала! Медуница даже оставила детей, хотела сама бежать на поиски.

Слабый огонек зажегся в глазах Ромашки, она неуверенно улыбнулась и вздохнула:

— Я тоже скучала.

— А когда мы пойдем? — спросил Ягодка. — Прямо сейчас?

— Нет, — ответил ему Белохвост. — Переночуем здесь, а утром отправимся в путь.

— Тогда поужинайте с нами, — предложил Дымок, махнув хвостом на миску.

— Вкусные катышки? — оживился Белохвост. — Вот спасибо!

Он подбежал к миске и принялся с аппетитом чавкать.

— А я лучше поохочусь, — решил Ежевика.

— Покажи нам, как это делается! — подскочил к нему Ягодка. — Можно мы посмотрим?

Трое котят уселись рядком и во все глаза уставились на Ежевику. После того, как коты замолчали, темный амбар наполнился писком и шуршанием мышей. Ежевика облюбовал для себя толстую мышку, которая беспечно грызла зернышко возле огромной охапки соломы. Очень осторожно, стараясь не скрести когтями по каменному полу, он подполз к своей жертве.

«Эту мышь я никак не могу упустить!» — подумал воин, бросаясь на добычу. Прихлопнув мышь, он прикончил ее укусом в шею.

Котята восторженно замяукали. Ягодка тут же занял охотничью стойку и напружинил задние лапы, подражая воину.

«Да из него выйдет заправский охотник!» — подумал Ежевика, любуясь ловким котенком. — Вот вам, — пробасил он, бросая мышку котятам. — Если мама разрешит, можете съесть ее. А я поймаю себе другую.

После ужина Ромашка собрала котят и увела их вглубь амбара. Белохвост разгреб когтями солому и устроил себе гнездышко.

— Скорее бы вернуться в лагерь, — проворчал он, укладываясь. — На мху спать куда мягче, чем на этих колючках.

На этот раз Ежевика вынужден был согласиться. Солома кололась, от каменного пола тянуло холодом и сыростью. Он свернулся в клубок, зарылся носом в хвост и с грустью подумал о воинской палатке, где всегда тепло от сонного дыхания воинов. Но сильнее всего он скучал по нежному запаху и теплому прикосновению Белки. Утомленный долгой дорогой, он быстро уснул и спал без сновидений.

0

15

Глава XIV
В эту ночь Листвичка долго не могла уснуть. Мысли об Ивушке не давали ей покоя. Как объяснить ученице, что ей придется самостоятельно искать путь к Звездному племени?

Наконец целительница уснула и тут же очутилась на склоне холма, неподалеку от того места, где однажды ночью сидел Ежевика. Полосатого воина нигде не было видно. Выйдя из травы, облитой лунным серебром, Листвичка увидела на вершине холма стройную кошачью фигуру. Морозный свет Звездного племени сверкал на ее шерсти, а взгляд кошки был устремлен в сторону озера.

«Пестролистая?» Листвичка ускорила шаг, но, приблизившись к вершине, поняла, что ошиблась. Перед ней была Ласточка, сестра Урагана, которая погибла, спасая горных котов от злобного чудовища.

Прекрасная серебристая кошка ласково замурлыкала, увидев Листвичку.

— Я знала, что ты придешь. Мы с тобой должны вместе сделать одно важное дело.

— Какое?

— Звездное племя хочет, чтобы я помогла тебе войти в сны Ивушки, — ответила Ласточка.

Листвичка даже слегка опешила. Разве земные коты могут навещать сны своих товарищей?

— А это возможно? — робко спросила она.

— Да, только очень редко, в пору великой нужды. Иди за мной.

Ласточка ласково прижалась щекой к щеке целительницы и легко побежала вдоль берега озера. Долина сияла под луной, и Листвичка вдруг почувствовала, как лапы ее наполнились ветром. Она мчалась вдоль границы племени Ветра, и ей казалось, будто она может нестись так целую вечность, потом взбежать на небеса и сорвать с них сияющий диск луны.

Сколько длилось их путешествие — год или одно мгновение? Миновав пастбище, Ласточка замедлила свой бег. Кошки осторожно перешли ручей, служившей границей Речного племени, и поднялись на берег.

Палатка Мотылинки находилась в небольшой пещерке над ручьем. Листвичка сразу заметила серую шерстку Ивушки, спящей на подстилке изо мха.

Ласточка легонько дотронулась хвостом до уха ученицы.

— Ивушка! — прошептала она. — Проснись, нам нужно поговорить с тобой.

Маленькие серые ушки слегка пошевелились, но Ивушка лишь плотнее свернулась в клубок и засопела. Тогда Ласточка пихнула ее лапой и снова позвала:

— Ивушка!

На этот раз ученица вздрогнула и открыла глаза.

— В чем дело? — сердито заворчала она. — Я уже почти поймала эту жирную мышь! Только хотела прихлопнуть ее, а ты… — Она вдруг осеклась, в недоумении вытаращив глаза. — А, так это я сплю! Тебя я знаю, ты Листвичка из Грозового племени, а ты, наверное, звездная воительница? — догадалась она и тут же испуганно хлопнула себя хвостом по губам. — Ой, прости, что я на тебя накричала! Я же не знала…

Искорки смеха заплясали в голубых глазах Ласточки.

— Ничего страшного, моя хорошая. Очень скоро ты привыкнешь к таким снам, ведь ты будущая целительница.

Ивушка вскочила со своей подстилки и почтительно склонила голову.

— Добро пожаловать в Речное племя, — вежливо произнесла она и тут же озадаченно пробормотала: — Ты пахнешь Речной кошкой, но я тебя не знаю.

— Меня зовут Ласточка, — ответила серебристая красавица. — Ты еще не родилась, когда я отправилась в долгое путешествие к Месту-Где-Тонет-Солнце.

Ивушка с благоговением уставилась на звездную воительницу.

— И ты не вернулась назад, — прошептала она. — Ты пожертвовала собой, спасая своих друзей и горных котов от лютого Острозуба. Я знаю эту историю. Речное племя никогда не забудет тебя!

Ласточка растроганно моргнула и погладила ученицу хвостом.

— Хватит об этом, дорогая. Сегодня мы пришли, чтобы показать тебе что-то очень важное.

— Мне? — растерялась Ивушка. — Наверное, вы хотите, чтобы я позвала Мотылинку?

Ласточка с Листвичкой переглянулись. Судя по всему, Ивушка даже не догадывалась о том, что ее наставница закрыла свои сны от Звездного племени.

— Нет, мы принесли послание для тебя, — повторила Ласточка. — Наутро ты расскажешь о нем Мотылинке. А теперь иди за нами.

Серая ученица вскочила и нетерпеливо царапнула когтями землю.

— Далеко? — спросила она. — К Месту-Где-Тонет-Солнце?

— Нет, гораздо ближе, — улыбнулась Листвичка. — Всего лишь на границу вашей территории.

Вспомнив указания Пачкуна, она уверенно зашагала в сторону малой Гремящей тропы. Не доходя до дороги, Листвичка почуяла удушливый смрад чудовищ и запахи множества Двуногих, которые приезжали кататься по озеру на лодках. Даже во сне она шла очень осторожно, стараясь держаться в густой траве.

Выйдя на тропу, Листвичка повернулась спиной к озеру и побрела вперед. Вот уже пограничные метки остались позади, а никаких гнезд Двуногих все еще не было видно. Листвичка забеспокоилась, но тут Гремящая тропа сделала поворот, и впереди показался яркий ненастоящий свет, который умеют зажигать Двуногие. Листвичка втянула в себя воздух и почувствовала едва уловимый запах кошачьей мяты.

— Сюда! — прошептала она.

Осторожно приблизившись к изгороди, она поняла, что лучи проникают из отверстия в гнезде Двуногих. Само отверстие было занавешено какой-то шкурой, придававшей свету красноватый оттенок. Листвичка присела, напружинила лапы и одним прыжком взлетела на изгородь. Ивушка последовала за ней, а Ласточка осталась внизу.

Теперь запах кошачьей мяты стал еще сильнее. Ивушка тоже учуяла его и радостно замяукала.

— Кошачья мята! Наконец-то!

— Верно, — кивнула Листвичка. — Очень полезная и очень редкая трава, ведь найти ее можно только в садах у Двуногих.

— Я знаю, она лечит Зеленый Кашель, — сказала Ивушка. — Жаль, мы не нашли ее раньше, когда Криволапа заболела. Мотылинка и патрульные рыскали по всей нашей территории, но вернулись с пустыми лапами.

Листвичка виновато вздохнула.

— Завтра утром ты расскажешь Мотылинке, где нарвать мяту, — велела она. — Только предупреди, чтобы она дождалась темноты, потому что в этих местах очень много Двуногих.

Спрыгнув с изгороди, кошки пустились в обратный путь и вскоре снова очутились в лагере Речного племени.

— А теперь спи спокойно, — прошептала Ласточка, когда Ивушка улеглась на свою подстилку. — Думаю, ты еще успеешь поймать ту жирную мышь.

— Как хорошо, что вы пришли, — сонно улыбнулась ученица. — Как прекрасно быть целительницей! Скорее бы настало утро…

Кошки отошли от пещеры и побрели в сторону территории Грозового племени. На этот раз они не торопились, а Листвичка нарочно замедляла шаг, чтобы оттянуть час расставания со звездной воительницей.

— Спасибо тебе, — сказала Ласточка. — Ты все сделала правильно. — Она остановилась возле ручья, отделявшего Грозовое племя от племени Ветра, и пристально посмотрела в глаза Листвичке. — Пестролистая рассказала мне про посланную тебе бабочку.

Холодок пробежал по шерсти Листвички.

— Ты все поняла? — пытливо спросила звездная кошка.

— Я догадалась, что Коршун нарочно положил мотыльковое крылышко возле палатки Пачкуна, — еле слышно прошептала Листвичка. — Просто не знаю, как я теперь буду смотреть в глаза Мотылинке… Что я ей скажу?

— Ничего не говори, — просто ответила Ласточка. — Мотылинке придется самой решить, как жить с этим.

— Значит… значит, она больше не может быть целительницей? — пробормотала Листвичка. — Но она так старалась…

— Я знаю, — ласково замурлыкала Ласточка. — И все Звездное племя знает. Мотылинка не раз доказала свою мастерство и преданность Речному племени. Звездное племя желает, чтобы она осталась целительницей и обучила Ивушку всему, что знает сама.

— Но ведь она ничего не знает про Звездное племя! — воскликнула Листвичка. — Кто же научит Ивушку толковать небесные знамения?

— Ты, кто же еще? — улыбнулась небесная кошка. — У тебя пока нет ученицы, да она тебе еще не скоро понадобится. Ты будешь еще очень долго верой и правдой служить своему племени. Но мы просим тебя время от времени навещать Ивушку и разговаривать с ней возле Лунного озера. Так ты сможешь научить ее всему необходимому не во сне, а наяву.

— С радостью! — пообещала Листвичка.

Ей показалось, будто огромный камень свалился у нее с плеч. Мотылинка остается целительницей Речного племени, а значит, угрозы Коршуна ей больше не страшны! И с Ивушкой все тоже устроилось — Мотылинка научит ее всем лекарским премудростям, а Листвичка поможет видеть и толковать знамения Звездного племени.

— А как же Коршун? — спросила она.

— Его судьба в лапах Звездного племени, — сурово ответила Ласточка.

Листвичка понимающе опустила голову и больше ни о чем не спрашивала.

Возле входа в лагерь Грозового племени Ласточка остановилась.

— Теперь я должна тебя оставить, — прошептала она, дотрагиваясь носом до носа Листвички. — Впереди тебя ждут тяжелые времена, дорогая, но я всегда буду рядом с тобой.

— Тяжелые времена? — ахнула Листвичка. — Что это значит?

Но Ласточка уже пошла прочь. В последний раз мелькнула среди ветвей ее серебряная шерсть, а потом над лесом снова сомкнулась тьма.

Листвичка запрокинула голову и поискала глазами Серебряный Пояс, ища ответа у небесных предков. Она не произнесла ни слова, но в ветвях над своей головой вдруг увидела три знакомых звезды, которые впервые зажглись для нее в ночь встречи с Синей Звездой. Звезды были совсем маленькие, зато сияли ярче всех воинов Серебряного Пояса. Листвичка не знала, кто они такие, но чувствовала, что они светят только для нее. Какие бы испытания не ждали ее впереди, Звездное племя всегда пребудет с нею рядом.

Листвичка проснулась от того, что чьи-то маленькие лапы настойчиво пихали ее в бок. Открыв глаза, она увидела над собой сияющие глазенки Ягодки.

— А мы вернулись! — заявил малыш. — Белохвост с Ежевикой пришли за нами и привели домой.

Листвичка поспешно выбралась из своего папоротникового гнездышка. Великое Звездное племя, да ведь солнце уже подбирается к полудню! Как это она так разоспалась?

— Я очень рада, — сказала она малышу. — Как добрались? Мама не устала?

— Ни капельки, — заверил ее Ягодка. — Мы с Мышонком и Орешинкой всю дорогу охраняли ее, чтобы она не боялась.

— Должно быть, она все-таки утомилась. Пойду-ка отнесу ей каких-нибудь укрепляющих трав, — решила Листвичка и внимательно посмотрела на Ягодку. Вот уж кто ничуть не выглядел уставшим!

Юркнув в палатку, она взяла пару можжевеловых ягодок и вместе с Ягодкой вышла на поляну. Она была уже возле самой детской, как вдруг оттуда послышался испуганный крик Медуницы:

— Стой! Ты куда, Пепелинка?

Пушистый серый котенок выкатился из детской и тут же зажмурил яркие голубые глазки, ослепленный солнцем. Яролика выскочила следом за непоседой, подхватила малышку за шкирку и втащила обратно в детскую.

У Листвички зашевелилась шерсть от нехорошего предчувствия. Ну надо же было Яролике заглянуть к Медунице именно тогда, когда Ромашка вернулась в лагерь!

Листвичка замялась на пороге, не зная, зайти сейчас или заглянуть попозже. И тут из ветвей донесся тихий голос Ромашки:

— Хорошо, что ты здесь, Яролика. Я хотела поговорить с тобой.

— О чем? — натянуто спросила воительница.

— Понимаешь, я покинула лагерь не только из страха перед лесом… После барсучьего нашествия я очень боялась за своих деток, но ты ведь понимаешь — мать всегда и везде будет страшиться за своих котят. Я и на пастбище постоянно тряслась бы над ними. А ушла я не потому… Просто мне было очень одиноко. У меня здесь нет никого.

Яролика о чем-то спросила, но так тихо, что Листвичка не расслышала ее вопроса. Зато Ромашка не стала понижать голос.

— Нет, — грустно ответила она. — Белохвост очень добр ко мне, но не больше, чем к любому другому коту. Он прекрасный кот, но любит только тебя, Яролика.

Последовало молчание, а потом Яролика еле слышно прошептала:

— Я знаю… Спасибо тебе, Ромашка. Я очень рада, что ты решила вернуться.

Ромашка что-то ответила ей, и Яролика поспешно выбралась из детской, рассеянно кивнув Листвичке. Давно уже целительница не видела ее такой счастливой.

Выйдя из детской, Листвичка увидела, что Яролика обедает возле кучи со свежей добычей, а Белохвост стоит посреди поляны, поджидая Терновника с Сероусом, чтобы вместе отправиться в патрулирование.

Листвичка поманила белого воина хвостом, а когда тот подошел, негромко спросила:

— А почему ты не позвал с собой Яролику? Вы уже давно не охотились вместе.

Белохвост озадаченно склонил голову набок.

«Вот ведь мышеголовый дурень!» — рассердилась Листвичка.

— Ты что, забыл, кто такая Яролика? Твоя подруга! Мать Белолапки.

Белохвост просиял.

— А, теперь я понял! Ну конечно, сейчас я ее приглашу! Отличная мысль, Листвичка, — крикнул он, устремляясь к подруге.

Вскоре парочка, переплетя хвосты, вместе направилась к выходу. Листвичка задумчиво смотрела им вслед, когда за спиной ее вдруг раздался насмешливый голос:

— Я вижу, тут без тебя не обошлось!

Листвичка обернулась и увидела Белку.

— Ты меня до смерти напугала! — рассердилась она. — И вообще, при чем тут я?

— Ты все сделала правильно, — промурлыкала Белка, поглаживая сестру хвостом. — Должен же был кто-то открыть Белохвосту глаза! — она обвела глазами поляну, где коты дремали на теплом солнышке или лениво вылизывали друг друга после сытного обеда. — Жизнь прекрасна, вот что я тебе скажу. Может быть, теперь мы хоть немного передохнем.

Листвичка хотела согласиться, но вдруг словно пелена возникла перед ее глазами. Запах крови ударил в ноздри, липкие алые волны заплескались вокруг лап. И чей-то незнакомый голос с угрозой повторил страшные слова:

«Прежде чем наступит мир, кровь прольет кровь и вода в озере станет красной».

0

16

Глава XV
На следующий день после возвращения Ромашки Ежевика вылез из воинской палатки и увидел, что все трое котят возятся возле детской. Неслышно приблизившись, он увидел, как Ягодка перекинул Мышонка через голову и сбросил в пыль.

— Отличный бросок, — похвалил малыша Ежевика. — Но если бы это был настоящий поединок, Мышонок не лежал бы, сложив лапки. Что бы ты сделал, Мышонок?

— Напал бы на него! — Малыш вскочил и, распушив шерстку, кинулся на брата.

— Уворачивайся, — скомандовал Ягодке Ежевика. — Обмани его и ударь в спину.

Ягодка замахнулся лапой, но Мышонок отскочил в сторону и со всей силы ударил брата по уху. Ягодка возмущенно завизжал и ухватил его за хвост.

— Оба молодцы! — от души похвалил Ежевика. — Вы будете отличными бойцами.

Оставив котят, он вернулся на поляну и нос к носу столкнулся с Огнезвездом.

— Дым только что вернулся из патрулирования и доложил, что Двуногие появились на нашей территории, — сказал предводитель.

У Ежевики зашевелилась шерсть.

— Неужели они опять строят новую Гремящую тропу?

— Нет, слава Звездному племени! — успокоил его Огнезвезд. — Дым говорит, они притащили с собой какие-то зеленые шкуры и натянули их на палки, так что получились маленькие палатки. Эти палатки стоят на поляне между нами и племенем Теней. Дым утверждает, будто Двуногие в них спят.

Ежевика просто ушам своим не верил.

— Спятили они, что ли? Зачем им спать на земле, если у них есть крепкие гнезда?

— Откуда я знаю? — отмахнулся Огнезвезд. — Кто их разберет, этих Двуногих! Мне кажется, эти палатки не должны нас беспокоить. Вряд ли они останутся здесь надолго. Меня гораздо сильнее тревожит поведение племени Теней. Мы отлично знаем, что Чернозвезд ждет только предлога, чтобы напасть на нашу территорию.

— Пусть только попробует! — выпустил когти Ежевика.

— Я хотел бы по возможности избежать столкновений, — продолжал Огнезвезд. — Сбегай на поляну и разведай сам, что там и как. Потом обойди озеро и погляди, что Двуногие затевают на границах Речного племени и племени Теней. Я хочу знать, не преувеличивают ли наши соседи испытываемые ими неудобства. Если на следующем Совете Чернозвезд с Пятнистой Звездой вернутся к своим требованиям, мы должны быть готовы дать им справедливый ответ.

— А ты не боишься, что Двуногие могут появиться и возле нашего лагеря?

— Будем надеяться на лучшее, — вздохнул Огнезвезд. — Наш лес подступает к самой воде, так что Двуногим негде будет разместить своих водяных чудовищ. Но ты смотри в оба, мало ли что может прийти им в голову! Только постарайся, чтобы тебя не заметили. Речные коты и коты племени Теней не должны знать, что ты заходил на их территорию.

— Никто ничего не узнает, — пообещал Ежевика, бросаясь к выходу. Голова у него кружилась от гордости и счастья. Неспроста Огнезвезд поручил ему такое опасное и ответственное задание! То-то обрадуется Звездоцап, когда узнает об этом!

Ежевика пробежал через территорию Грозового племени и осторожно приблизился к поляне. С одной стороны ее струился ручей, убегавший вглубь племени Теней. Полосатый воин прыгнул на берег, зарылся в колокольчики и осторожно выглянул наружу.

Прямо посреди поляны стояли зеленые палатки Двуногих. Поскольку ручей служил границей, то большая часть палаток оказалась на территории племени Теней.

— Так вам и надо, — прошипел Ежевика, хотя особо радоваться тут было нечему: вторжение Двуногих могло послужить Чернозвезду отличным поводом для нападения на Грозовое племя.

Двуногие вползали и выползали из своих палаток, а их котята играли на поляне, перебрасывая друг другу какую-то разноцветную штуковину.

Ежевика поежился, заметив костер, пылавший на противоположном краю поляны. «Совсем спятили — разводят огонь прямо среди деревьев!» Но приглядевшись, Ежевика понял, что пламя горит внутри какого-то блестящего пня и не может выскочить наружу. В воздухе пахло горелым деревом и непривычным, едким запахом пищи.

Ежевика посидел еще какое-то время, но вокруг все оставалось спокойно. Тогда он осторожно выбрался из травы и побрел вдоль ручья. С этими Двуногими все было ясно, теперь ему предстояло исполнить вторую, самую опасную часть задания.

Мышь зашуршала в траве прямо перед носом у Ежевики. Он накрыл ее точным ударом лапы, убил и жадно съел. Нужно было как следует подкрепиться на своей территории, чтобы не пришлось воровать дичь у соседей.

Ежевика побрел в сторону озера, постоянно принюхиваясь, не пахнет ли патрулями племени Теней. Выйдя из леса, он отступил ровно два хвоста от воды и пополз вдоль берега.

Ему казалось, что из-за каждой ели за ним настороженно следят глаза воителей племени Теней, готовых в любой миг броситься на нарушителя границы. Ежевика полз по гальке, прятался за каждый камень и постоянно останавливался, чтобы принюхаться.

По озеру плыла одинокая лодка с натянутой над ней огромной белой шкурой. Двое Двуногих сидели внутри, опустив верхние лапы в воду. Приблизившись к границе Речного племени, Ежевика увидел еще одну лодку, больше похожую на водяное чудовище, которая отплывала от мостика, оставляя за собой широкую полосу бурлящей белой пены. Ежевика поспешно вскочил на камень, чтобы ему не замочило лапы.

Здесь вонь чудовищ чувствовалась гораздо сильнее, заглушая запахи лесных котов. Ежевика тревожно обвел глазами деревья, но ничего подозрительного не заметил. Возможно, коты племени Теней ушли вглубь своей территории, чтобы не попадаться на глаза Двуногим?

Возле самой границы ему пришлось спрятаться в кусты от Двуногих котят, которые стояли на берегу и с громким визгом швырялись камнями в воду. «Да они так шумят, что надо быть совсем глухим, чтобы попасться им под лапы!» — подумал про себя Ежевика. Он все больше убеждался в том, что нашествие Двуногих было лишь предлогом для захвата чужих территорий. Добычи вокруг было ничуть не меньше, чем в Грозовом племени, а Двуногие не представляли для котов никакой серьезной угрозы.

Возле самой границы Речного племени лежала открытая поляна, покрытая черной гадостью, которой Двуногие обычно выстилают свои Гремящие тропы. Вся поляна была заполнена чудовищами. Дрожа от отвращения и страха, Ежевика выполз на поляну и притаился под высокой блестящей штуковиной, сплетенной из тонкой проволоки, вроде той, из которой были сделаны лисьи капканы. Сетка была до верху забита мусором; Ежевика брезгливо повел усами, учуяв запах падали.

Он осторожно высунул голову из своего укрытия. С Гремящей тропы сбежало чудовище и остановилось, захлебнувшись своим ревом. Из блестящего брюха чудовища выбрались двое взрослых Двуногих и пара котят Котята тут же с визгом бросились к мостику, громко стуча пятками по доскам.

И тут огромная собака выскочила из пуза чудовища и огромными прыжками помчалась следом за маленькими котятами. Но один из Двуногих с силой схватил псину за шкирку и пристегнул длинную веревку к ее воротнику.

«Быть собакой еще хуже, чем домашней киской, — презрительно подумал Ежевика. — Попробовал бы какой-нибудь Двуногий надеть на меня такой воротник!»

Внезапно внимание его привлекло какое-то движение на противоположной стороне Гремящей тропы, где начиналась территория Речного племени. Заросли папоротника заколыхались, и шустрая белка выскочила прямо на дорогу. Следом за ней из кустов бросилась стройная кошка, в которой Ежевика с изумлением узнал Речушку.

В следующий миг Ураган выскочил из папоротника и со всех лап помчался к Гремящей тропе.

— Стой, Речушка! — надрывался он. — Вернись!

Но Речушка уже прыгнула на белку и накрыла ее, на полхвоста заступив на территорию племени Теней. Она оглушила свою добычу и прикончила ее быстрым укусом в шею.

— Немедленно возвращайся! — кричал Ураган.

Речушка подхватила с земли белку и повернулась обратно. Но не успела она коснуться когтями Гремящей тропы, как на дороге показалось чудовище. Ежевика глубоко вонзил когти в землю и зажмурился, чтобы не видеть, как круглые черные лапы сомнут беспечную горную воительницу.

— Нет! — донесся до него отчаянный крик Урагана.

Открыв глаза, Ежевика увидел, как чудовище с громким визгом вильнуло в сторону, чудом не задев Речушку, которая в два прыжка перескочила на территорию Речного племени. Ураган бросился к подруге и прижался щекой к ее щеке.

— Что вы себе позволяете?! — прогремел злобный голос.

Ежевика поднял голову и увидел Коршуна, стоявшего на высоком берегу ручья. Его холодные синие глаза метали искры. Спустившись по склону, он подошел к Урагану и Речушке.

— Ты украла добычу у племени Теней! — зашипел он, с ненавистью глядя на Речушку.

— Ничего она не крала! — вступился за подругу Ураган. — Это белка с территории Речного племени. Она перебежала через Гремящую тропу, а Речушка…

Но Коршун не стал даже слушать его объяснения.

— Ты что, не знаешь основ Воинского закона? — зашипел он, грозно возвышаясь над Речушкой. — Красть добычу запрещено!

— Я об этом тебе и толкую, — повторил Ураган. — Она ничего не украла. Это наша белка.

На этот раз Коршун все-таки обернулся к нему и в бешенстве вытаращил глаза.

— Она не имела права переступать границу, даже в погоне за нашей добычей! Или она не знает, что воины не должны заходить на чужую территорию?

— Прости меня, — смущенно пробормотала Речушка. — Но я совсем чуть-чуть зашла на их территорию, когда ловила белку!

Коршун только презрительно фыркнул:

— Ты просто не понимаешь, что творишь! А если бы тебя заметили патрульные племени Теней?

— Но они же ничего не заметили, — примирительно проурчал Ураган, не желая ввязываться в ссору.

— Огромное им за это спасибо! — скривил губы Коршун.

— Прости меня, — повторила Речушка. — Просто у нас в горах не было границ, и мне пока трудно привыкнуть. В следующий раз я буду осторожнее.

— Если он у тебя будет — этот следующий раз! — рявкнул черно-полосатый воин.

— Что это значит? — мгновенно вздыбил шерсть Ураган. — Речушка старается изо всех сил, чтобы стать настоящей воительницей Речного племени!

Огромный Речной кот раздвинул губы в глумливом рычании:

— Она никогда не станет Речной воительницей!

Ежевика нервно сглотнул ком в горле. Сейчас его брат был угрожающе похож на Звездоцапа!

— Кто ты такой, чтобы говорить так? — взорвался Ураган. — Ты нам не указ, ясно?

На какой-то миг Ежевике показалось, что Коршун сейчас вцепится Урагану в морду. Однако Речной воин сдержался и лишь прошипел:

— А вот мы узнаем, кто вам указ, когда я доложу о случившемся Пятнистой Звезде! А ну быстро пошли в лагерь! За мной!

Ураган с Речушкой переглянулись. Коршун был рядовым воином и не имел никакого права отдавать приказы Урагану, но серый кот боялся, как бы тот не оболгал Речушку в глазах Пятнистой Звезды. Поэтому он со вздохом кивнул и сказал подруге:

— Пошли. Нужно, наконец, во всем разобраться.

Когда все трое скрылись в зарослях папоротников, Ежевика осторожно выбрался из своего укрытия и пополз следом за ними. Он хотел знать, что будет с его друзьями. К счастью, ветер дул ему навстречу, относя запах, так что Ежевике удалось незамеченным красться за Речными воинами.

Коршун перепрыгнул ручей и направился прямо в лагерь. По пути он завернул в овраг, где сидели Мотылинка с Ивушкой, и властно бросил сестре:

— Иди за мной, ты мне понадобишься.

Ежевика удивленно повел ушами. Он не привык, чтобы рядовые воины отдавали приказания целителям. Затаившись в камышах, он стал ждать, когда Мотылинка уйдет, а Ивушка снова займется сортировкой трав. Честно говоря, Ежевика просто не знал, что ему делать. Он не мог незаметно пробраться в Речной лагерь, но бросить друзей в беде тоже было невозможно.

Речные коты разбили свой лагерь на клине земли между двумя ручьями. Палатка Мотылинки находилась под более узким потоком, неподалеку от места слияния двух речушек. Наконец Ежевика решился. Он прошел вдоль берега и очутился возле зарослей кустарника, ограждавшего лагерь.

Крик, донесшийся со стороны опушки, заставил его позабыть об опасности. Он должен быть рядом со своими друзьями! Коршун, конечно, был прав, когда говорил о Воинском законе, но ведь Речушка совсем недавно появилась в лесу и еще не успела привыкнуть к здешним порядкам!

Ежевика спрыгнул с берега на торчащий из воды камень, а оттуда перелетел на другую сторону ручья, где склоненные до земли ветви березы закрывали растущие по берегам кусты. Глубоко впиваясь когтями в берег, Ежевика поднялся выше, влез на дерево и устроился среди ветвей. Отсюда ему было видно все, что происходит в лагере.

Сначала он увидел Пятнистую Звезду, стоявшую в самом центре поляны, а потом разглядел Невидимку и нескольких других котов, полукругом сидевших возле своей предводительницы. Все взоры были устремлены на Урагана с Речушкой.

Коршун стоял перед Пятнистой Звездой и докладывал о случившемся.

— И тогда это мышеголовое подобие кошки, — он презрительно кивнул на понурившуюся Речушку, — загнала белку на территорию племени Теней. Там она ее и прикончила. А потом едва не угодила под лапы чудовища, растяпа. Жаль, что спаслась, а то поделом бы ей было!

Ежевика увидел, как Ураган обнажил клыки и вздыбил загривок.

— Не стоит говорить таких слов, Коршун, — спокойно сказала Пятнистая Звезда. — Речушка, Коршун говорит правду?

Горная кошка еще ниже опустила голову.

— Да, Пятнистая Звезда, это правда. Но я просто ошиблась. Больше это не повторится, обещаю.

— И одного раза больше, чем достаточно! — услышал Ежевика визгливый голос Черного Когтя, главного забияки во всем Речном племени и первого подпевалы Коршуна. — Даже котята знают, что границы неприкосновенны!

— Кто-нибудь из воинов племени Теней видел, что произошло? — спросила предводительница.

— Нет, — ответил Ураган. — Да там так воняет Двуногими и чудовищами, что патрульные все равно ничего не учуют.

Пятнистая Звезда кивнула и заметно повеселела, но тут Коршун заговорил снова:

— Какая разница, видел ее кто-то или нет! Она нарушила Воинский закон. Ей нет места в нашем племени!

Собравшиеся на поляне коты заворчали. Ежевика невольно выпустил когти, услышав одобрительные возгласы из толпы.

— Пусть убирается туда, откуда пришла! — орал Черный Коготь.

— Если вы прогоните ее, я тоже уйду, — повернулся к нему Ураган.

Вместо ответа Черный Коготь нагло разинул пасть и зевнул. Ураган выпустил когти, но тут же замер, остановленный резким окриком Невидимки:

— Нет, Ураган! — глашатая вышла вперед и остановилась перед серым воином. Она сочувственно посмотрела на обоих котов и заговорила: — Послушай, Ураган, нам нужно как следует во всем разобраться. Как долго вы с Речушкой хотите здесь оставаться? Мы были очень рады снова увидеть тебя, но может быть, вам пришло время вернуться в горный клан?

— Да-да, давайте поскорее избавимся от нее, — крикнул кто-то из задних рядов толпы. — Ураган пускай остается, если хочет, а вот она нам ни к чему!

— Она даже сражаться не умеет, — подхватил Черный Коготь. — Да мой оруженосец запросто спустит с нее шкуру!

— В горах, где жила Речушка, сражаются только Пещерные стражи, а Охотники кормят клан, — яростно бросился на защиту подруги Ураган. — Речушка была охотницей, причем самой лучшей во всем клане! Но ей никогда не приходилось драться, поэтому она и не умеет!

— Я стараюсь научиться, правда, — пролепетала горная кошка.

— У тебя отлично получается, — проурчал Ураган, погладив ее хвостом по спине. — Очень скоро ты будешь сражаться не хуже любого воина.

— Если мы ей позволим, — не унимался Черный Коготь. — Эй, коты, вы хотите, чтобы она тут осталась?

— Вы забыли про Мотылинкин сон! — громко закричал кто-то из котов. — Звездное племя хочет, чтобы мы избавились от чужаков!

У Ежевики похолодело в животе. Сон о двух камушках, мешавших течению полноводной реки, явно имел отношение к Урагану с Речушкой. Но чем его друзья могли прогневать Звездное племя?

— Эй, Мотылинка! — нагло окликнул сестру Коршун. — Почему ты молчишь?

Золотистая кошка встала и, едва волоча лапы, медленно приблизилась к брату.

— Звездное племя послало тебе еще один знак? — спросил Коршун.

Мотылинка молчала, не осмеливаясь поднять голову.

— Мы ждем, Мотылинка, — с плохо скрытым раздражением окликнула ее Пятнистая Звезда.

Целительница резко подняла голову и с неожиданной твердостью посмотрела в глаза своему брату.

— Нет, Звездное племя не посылало мне никаких знаков, — отчеканила она. — Я уже сказала на Совете, что нельзя делать поспешных выводов. Если звездные предки хотят донести до меня свою волю, они сделают это. Но иногда сны — это просто сны, и ничего больше.

Ее слова были встречены протестующими криками.

— Ты, видно, позабыла о том, что я сказал тебе на прошлом Совете? — угрожающе прошипел Коршун, не сводя глаз с сестры.

— Нет, я… — начала Мотылинка, но Пятнистая Звезда ее перебила.

— Ты целительница, Мотылинка. Мы ждем от тебя совета в этом деле.

— Простите, но я ничем не могу помочь, — понурилась золотистая кошка.

— Для меня ее сон ясен, как вода в ручье, — рявкнул Коршун. — Не будет покоя Речному племени, пока мы не избавимся от чужаков.

Коты одобрительно заурчали. Пятнистая Звезда посмотрела на Невидимку и что-то тихо сказала ей, но Ежевика не расслышал, что именно. Не дожидаясь решения своей предводительницы, Коршун подскочил к Урагану, остановился нос к носу перед ним и вызывающе зашипел:

— Вы оба не имеете никакого представления о Воинском законе! Убирайтесь в клан, там вам самое место!

Этого Ураган уже не смог вынести. С яростным воплем он бросился на Коршуна, опрокинул его на землю и принялся полосовать когтями, вырывая клочья шерсти. Коршун ударил его задними лапами в бок и попытался схватить зубами за горло.

— Нет! — завизжала Речушка, бросаясь между дерущимися котами. — Не надо, Ураган!

Ежевика в бессильной ярости царапнул когтями по стволу березы. Каждый волосок на его шкуре дрожал от желания спрыгнуть с ветки и кинуться на помощь Урагану, но он должен был оставаться на месте. Урагану он все равно не поможет, а Огнезвезд придет в ярость, узнав о том, что посланный на разведку Грозовой воин среди бела дня ввязался в драку в чужом лагере!

Тем временем Ураган, не обращая внимания на мольбы Речушки, продолжал в бешенстве рвать когтями Коршуна. Огромный черно-полосатый воин беспомощно распростерся на земле и лишь прикрывал лапами морду. Ежевика сощурился. Что-то тут было не так. Коршун был грозным бойцом, благодаря урокам Звездоцапа он стал сильнее всех лесных котов, за исключением, разве что, самого Ежевики. Так почему же он тогда так жалко отмахивается от ударов Урагана и даже не пытается взять над ним верх?

И тут Ежевика все понял.

Коршун вовсе не стремился победить Урагана в бою, он просто хотел выгнать его из племени. Наверное, он уже давно настраивал своих соплеменников против Урагана с Речушкой, а на Совете подучил сестру рассказать выдуманный им самим сон. Сегодняшняя неловкость Речушки дала ему долгожданный повод для скандала, а потом осталось лишь спровоцировать Урагана на драку.

Ежевика не мог не восхититься хитростью своего брата и его стремлением любым способом расчистить себе путь к власти. Сегодня Звездоцап мог по праву гордиться своим сыном! Но в глубине души Ежевика знал, что сам он никогда не осмелится действовать так нагло и беззастенчиво. Это противоречило Воинскому закону и выглядело просто отвратительно.

— Довольно! — Крик Пятнистой Звезды вывел Ежевику из задумчивости. — Невидимка, Черный Коготь, растащите их!

Глашатая Речного племени прыгнула на плечи Коршуну и оттащила его от Урагана. Черный Коготь грубо отпихнул Речушку и полоснул Урагана когтями по носу. Серый воин зашипел и выпустил своего врага. Противники поднялись с земли и, тяжело дыша, уставились друг на друга. У Коршуна были окровавлены бок и живот, зато Ураган ничуть не пострадал, если не считать расцарапанного Черным Когтем носа.

— Ураган, ты посмел напасть на своего товарища! — вне себя от гнева рявкнула Пятнистая Звезда. — Либо ты забыл Воинский закон, либо он больше ничего не значит для тебя!

Ураган хотел было что-то возразить, но предводительница не дала ему и пасть раскрыть.

— Ты немедленно покинешь Речное племя. Тебе здесь больше нет места. Твоя дорога ведет в Клан Падающей Воды.

Ураган с Речушкой в ужасе переглянулись. Ежевика задумчиво прищурил глаза. Почему они так испугались? Что все-таки заставило их покинуть горы и искать убежища в лесу?

Ураган хотел было что-то возразить, но потом пересилил себя и, вскинув голову, холодно ответил:

— Очень хорошо. Мы уйдем. Мне нисколько не жаль покидать ваше племя. Оно совсем не похоже на то, в котором я родился.

Он обнял хвостом Речушку, и оба кота, не оглядываясь, прошли через поляну и скрылись в кустах.

Коршун, не скрывая своего торжества, смотрел им вслед.

Ежевика осторожно слез с дерева, снова перепрыгнул ручей и юркнул в заросли травы, спускавшейся к самому озеру Произошедшее в лагере Речного племени заставило его забыть о задании Огнезвезда. Он должен был немедленно поговорить с Ураганом.

На полпути к берегу Ежевика учуял свежий запах Урагана с Речушкой, а потом заметил впереди их самих. Друзья, опустив головы и переплетя хвосты, плелись к озеру.

Ежевика не стал окликать их, боясь привлечь внимание Речных воителей. Он просто бросился в погоню, перебегая из зарослей папоротника под орешник, а оттуда в тень густого дерева. Ему удалось нагнать изгнанников возле поваленного дерева, ведущего на священный остров.

— Ураган! — зашипел Ежевика. — Постой!

Речушка вздрогнула от неожиданности, а Ураган, выпустив когти, повернулся на зов.

— Ежевика! — радостно воскликнул он, увидев друга. — А я чуть не принял тебя за этого блохастого пожирателя падали!

Речушка нежно закрыла ему пасть своим хвостом и прошептала:

— Не надо. Это уже не поможет.

Ураган вздохнул и опустил вздыбленную шерсть.

— Что ты делаешь на территории Речного племени? — спросил он у Ежевики.

— Не важно, — отмахнулся тот. Друзья отошли от берега и устроились под раскидистым кустом боярышника, где можно было поговорить без опаски быть обнаруженными. — Я видел все, что произошло, — быстро сказал Ежевика. — Мне ужасно жаль, честное слово. Это несправедливо и незаслуженно.

— С самого первого дня, как мы появились в лагере, Коршун пытался выжить нас, — оскалился Ураган. — Он боялся, что Невидимка может назначить меня глашатаем, когда станет предводительницей.

Ежевика молча кивнул — это было очень похоже на Коршуна.

— Вы возвращаетесь в горы? — спросил он.

— Сейчас это невозможно, — вздохнул Ураган и опустил глаза, избегая взгляда Ежевики.

Полосатый воин не стал приставать к другу с расспросами. Он подозревал, что у друзей большие неприятности, но готов был ждать до тех пор, пока Ураган сам не захочет сказать ему правду.

— Может быть, вернетесь пока в Грозовое племя? — предложил Ежевика. — Огнезвезд с радостью предоставит вам еду и ночлег. А завтра утром решите, что делать дальше.

Ураган смущенно повел усами.

— Нет, нельзя нам идти в Грозовое племя, — пробормотал он. — Я не хочу, чтобы из-за нас у Огнезвезда были проблемы с Пятнистой Звездой.

— С какой стати наш предводитель должен прислушиваться к мнению соседей? — возразил Ежевика. Он не хотел отпускать Урагана с Речушкой. Если они по каким-то причинам не могут вернуться в горы, значит, им остается лишь полная опасностей жизнь котов-одиночек. Ежевика не мог обречь друзей на такую судьбу. — Пошли. Сейчас не время отправляться в долгий путь. Скоро стемнеет, и вы просто заблудитесь в незнакомых местах.

— Что скажешь? — повернулся к подруге Ураган.

— Тебе решать, — проурчала горная кошка, ластясь к другу. — Ты же знаешь, что я пойду за тобой куда угодно.

Ураган зажмурился, собираясь с силами.

— Хорошо! — решил он, открывая глаза. — Мы пойдем с тобой, Ежевика.

Они снова спустились к берегу и, пройдя по территории племени Ветра, устремились в сторону леса. Все трое шли медленно, погруженные в свои невеселые мысли. Наконец Ежевика нарушил молчание.

— Знаешь, — сказал он Урагану, когда они проходили мимо пастбища. — Все-таки Коршун был по-своему прав. Ты не должен был набрасываться на него.

— Да знаю я, знаю! — хлестнул хвостом Ураган. — Но он вынудил меня! Ты не хуже меня понимаешь, что он с самого начала этого добивался.

Ежевика не нашелся с ответом. Он знал, что Ураган прав, но ведь Коршун тоже имел свои причины так поступить…

Пока он раздумывал, Ураган вдруг остановился и посмотрел ему прямо в глаза.

— Будь осторожен, Ежевика, — очень серьезно сказал он. — Эта дорожка может довести тебя до большой беды.

Ежевика замер, чувствуя, как его шерсть начинает дымиться от жгучего стыда. Ураган никак не мог знать о его ночных встречах с Коршуном и Звездоцапом. Значит, он заметил что-то необычное в его поведении? Неужели уроки Звездоцапа сделали Ежевику похожим на Коршуна?

Ураган повел ушами, словно хотел отогнать муху и, не говоря ни слова, пошел вперед.

Ежевика молча смотрел ему вслед. Сердце у него разрывалось от жалости к другу и Речушке, которых так несправедливо и грубо изгнали из родного племени. Но почему же тогда он не испытывает гнева на Коршуна? Изгнание соперника расчищало брату путь к власти — и он сделал то, что должен был сделать. Выходит, это было правильно?

0

17

Глава XVI
Только на закате три кота добрались до лагеря Грозового племени. Густые тени лежали на дне каменного оврага, лишь двое припозднившихся лежали возле кучи с дичью. Сероус, охранявший вход в лагерь, встрепенулся при виде Урагана с Речушкой, но, завидев Ежевику, приветливо поздоровался с гостями и ничего не спросил.

— Пойдем к Огнезвезду, — бросил Ежевика, бросаясь к каменной насыпи.

Взбежав наверх, он увидел, что предводитель уже улегся в пещере на свою подстилку. Заметив Ежевику, Огнезвезд поднял голову и поднялся, отряхивая шерсть от приставших комочков мха.

— Входи. Ну, что тебе удалось… — начал предводитель, но замолчал на полуслове, увидев, что Ежевика пришел не один. — Ураган? И Речушка с ним?

— Да. — Ежевика вошел в пещеру и склонил голову перед Огнезвездом. — Извини меня. Произошло непредвиденное событие…

Огнезвезд взмахом хвоста пригласил Урагана с Речушкой войти в пещеру.

— В Речном племени какие-то неприятности?

— Можно и так сказать, — хмыкнул Ежевика и быстро рассказал предводителю обо всем, что произошло.

— Ты поступил правильно, — решил Огнезвезд, когда полосатый воин закончил. — Ты не мог оставить наших друзей ночевать под открытым небом. Оставайтесь у нас столько, сколько захотите, — добавил он, оборачиваясь к Урагану.

— Нам бы только на одну ночь, — пошевелил ушами серый воин.

— Как хотите, — ответил Огнезвезд. — Но на вашем месте я бы не стал торопиться. Как следует обдумайте, куда идти и что делать дальше. Грозовое племя будет радо отплатить вам за помощь, которую вы оказали нам после нападения барсуков.

— Спасибо! — пробасил Ураган, а Речушка тихо добавила: — Вы просто не представляете, как выручили нас!

Ежевика задумчиво сузил глаза. Он не сомневался, что Огнезвезд с радостью пригласил бы Урагана с Речушкой навсегда остаться в Грозовом племени. Но правильное ли это решение? Как-то отнесутся к нему Грозовые коты? И что скажет Пятнистая Звезда, когда обо всем узнает?

— Ежевика, накорми наших гостей и устрой их на ночлег, — велел Огнезвезд. — А утром мы с тобой поговорим.

Ежевика вышел из пещеры на поляну. Только теперь он понял, что страшно проголодался — после мышки, пойманной утром возле палаток Двуногих, у него весь день ни крошки во рту не было. Еды в куче осталось мало, но Ежевика все-таки нашел сороку для себя и кролика для Урагана с Речушкой.

Когда они поели, стало совсем темно. Ежевика встал и проводил друзей к воинской палатке. Новая листва еще не успела скрыть всех повреждений, нанесенных барсуками, поэтому воины теснились на маленьком пятачке земли, устланном свежим мхом. Большая часть котов спала, остальные сонно вылизывались и не обратили никакого внимания на вторжение новичков.

— А нам тут найдется местечко? — спросил могучий Ураган, протискиваясь под низко склоненные ветки.

— Еще бы! — заверил его Ежевика.

Увидев свободное место возле каменной скалы, он направился туда, но в темноте нечаянно наступил на хвост спящему Дыму. Бурый воин мгновенно вскинул голову и зашипел.

— Что тут творится?

— Извини, — прошептал Ежевика. — Не волнуйся, это Ураган с Речушкой. Они немного поживут у нас.

— А Огнезвезд знает? — не унимался Дым.

— Разумеется, — разозлился Ежевика. Неужели этот сварливый кот думает, что он привел бы в племя чужаков без разрешения предводителя?

Дым недовольно повел усами и улегся на свое место, демонстративно подобрав хвост. Ежевика проводил друзей на свободное место. К счастью, Белка тоже устроилась неподалеку от скалы и немедленно встрепенулась, заслышав шаги Ежевики.

— Ой, это вы? — обрадовалась она, увидев гостей. — А что вы тут делаете?

— Я сейчас тебе все расскажу, — пообещал Ежевика. — Давай сначала уложим Урагана с Речушкой.

— Ну конечно, — кивнула Белка и отодвинулась, чтобы освободить побольше места гостям. Повертев головой, она пихнула в бок спавшего рядом Белохвоста.

— Подвинься, пожалуйста. Развалился тут, как барсук!

— Барсук? Где барсук? — взвился Белохвост, распахивая глаза.

— Нигде, мышеголовый, — рявкнула Белка, испугавшись, что он перебудит всю палатку. — Спи.

Ежевика помог Урагану с Речушкой устроить себе подстилки из мха, а потом с наслаждением вытянулся на своем месте рядом с Белкой. Поминутно зевая, он кое-как рассказал ей о своих сегодняшних приключениях.

— Жаль, меня там не было, — прошипела подруга, когда он закончил. — Я бы уж причесала Коршуну уши когтями!

— Как бы ты это сделала? — буркнул Ежевика. — На глазах у всего Речного племени, в чужом лагере?

Белка угрожающе выпустила когти и процедила:

— Пусть держится от меня подальше! Как ты думаешь, они останутся с нами? — шепнула она, показывая ушами на Речушку и Урагана, которые уже крепко спали, тесно прижавшись друг к другу.

— Надеюсь, — ответил Ежевика и снова зевнул, едва не вывернув себе челюсти. — Грозовому племени нужны хорошие воители.

— А Речное племя пусть грызет себе лапы от зависти! — засмеялась Белка. — Они еще пожалеют о своей глупости, да поздно будет!

С этими словами она принялась лизать Ежевику в ухо, и он мгновенно уснул, убаюканный ее лаской.

Серый рассвет просачивался сквозь редкую листву палатки. Ежевика открыл глаза и услышал доносящийся снаружи голос Песчаной Бури, собиравшей воинов в патрулирование. Ежевика торопливо выбрался из-под куста и подбежал к палевой кошке.

— Возьми с собой Урагана с Речушкой? — предложил он. — Пусть заодно познакомятся с нашей территорией.

Песчаная Буря повела ушами и кивнула.

— Ладно. Отличная мысль.

— Что значит — познакомятся с территорией? — раздался за спиной Ежевики сварливый голос Дыма. Видимо, бурый воин все еще дулся на то, что его так грубо потревожили ночью. — Я думал, они остались на одну ночь.

— Это пока не известно, — уклончиво ответил Ежевика, проклиная свое поспешное предложение, а так же острый слух и склочный характер Дыма.

— Какая разница! — отмахнулась Песчаная Буря. — Пока что они здесь, так пусть займутся чем-нибудь полезным.

Она просунула голову в палатку, позвала Урагана с Речушкой, и вскоре рассветный патруль отправился в лес. Дым ничего не сказал, только недовольно поджал губы и молча затрусил следом.

Ежевика отправился на охоту вместе с Белкой, Белохвостом и Яроликой. Когда они вернулись, нагруженные дичью, то сразу заметили странное оживление на поляне. Все коты высыпали из своих палаток и собрались в центре.

— Что происходит? — быстро спросила Белка, бросая в кучу свою добычу. — Эй, Бурый! Что тут у вас стряслось?

— Кисточка созвала собрание, — проворчал Бурый.

— Кисточка созвала собрание? — не веря своим ушам, повторил Ежевика. — Разве это возможно?

— Во всяком случае, ей это удалось, — повел плечом Бурый.

— Вот радость-то! — закатил глаза Белохвост. — Только этого нам недоставало. И почему этим старухам не сидится спокойно?

— Я сбегаю к Листвичке, разузнаю, что случилось! — крикнула Яролика, бросаясь к палатке целительницы. Белохвост раздраженно взмахнул хвостом и помчался следом за подругой.

Ежевика почувствовал нарастающее беспокойство. Тощая бурая старуха уже стояла на Каменном карнизе, с которого обычно обращался к племени Огнезвезд. Рядом с ней стоял Дым, и вид у него был самый свирепый.

— Видала? — спросил Ежевика у Белки, кивая на карниз.

— Ума не приложу, что они затеяли, — вздохнула та, — но чувствую — ждут нас новые неприятности!

— Это точно.

Ежевика поискал глазами Урагана с Речушкой и нашел их возле самого выхода из лагеря. Острая боль шипом кольнула его в сердце. Неужели они сели там для того, чтобы успеть убежать, если дело примет дурной оборот?

Ежевика решительно направился к своим друзьям, Белка молча последовала за ним.

— Вы в порядке? — спросил Ежевика и грозно добавил: — Вас никто не обидел?

— Нет, все отлично, — ответила Речушка, но глаза ее были полны слез.

— Утром мы пошли в патрулирование, — пробурчал Ураган. — Песчаная Буря держалась очень дружелюбно, а Дым… Ну, Дым вел себя как обычный грубиян, на которого можно не обращать внимания. Но когда мы вернулись обратно, коты вдруг стали коситься на нас, никто с нами не разговаривает. Наверное, Дым поговорил со старейшинами и сказал им что-то плохое про нас. А потом Кисточка объявила собрание.

В этот миг над поляной разнесся скрипучий голос Кисточки:

— Огнезвезд! Огнезвезд!

Прошло какое-то время, прежде чем предводитель вышел из своей пещеры. Лучи солнца окрасили его шерсть в цвет пламени и обвели золотом стоящие торчком уши.

— В чем дело? — спокойно спросил Огнезвезд.

— Племя желает говорить с тобой! — заявила Кисточка.

Ежевика пошел к центру поляны, поманив за собой друзей. Огнезвезд в несколько прыжков спустился по каменной осыпи и присоединился к сидевшим на поляне котам. Ежевика протолкался сквозь толпу и устроился перед самым карнизом, чтобы слышать каждое слово и в случае необходимости иметь возможность вмешаться.

— Я слушаю тебя, Кисточка, — посмотрел в глаза старухе Огнезвезд. — Что случилось? Я всегда думал, что созывать собрания является правом предводителя племени.

Вместо Кисточки предводителю ответил Дым. Усилием воли он подавил клокочущий гнев и заговорил очень серьезно:

— Мы не хотим оспаривать твою власть, Огнезвезд, — начал он. — Но мы глубоко встревожены. Грозовое племя становится все более и более… разнородным. Смешанным. Сначала Ромашка с котятами. Теперь Ураган с Речушкой. Если так пойдет и дальше, то скоро наше племя превратится в сборище бродяг и одиночек!

— Мышеголовый наглец! — зашипела Белка. — Неужели он забыл, что Огнезвезд тоже не родился в лесу?

Ежевика не успел ей ответить, потому что слово взяла Кисточка.

— Дым верно говорит, — заявила она. — Ты принимаешь слишком много чужаков. Не такому нас учит Воинский закон, вот что я тебе скажу! Можешь наказать меня за мои слова, да только я правду говорю.

— Мне и в голову не могло прийти как-то наказывать тебя, Кисточка, — успокоил старуху Огнезвезд. — Каждый кот имеет право высказаться по вопросу, который касается всего племени. Но мне кажется, что ты заблуждаешься.

— Это почему же? — мгновенно ощетинилась Кисточка.

— Потому, что Грозовое племя как никогда нуждается в воителях. До появления Ромашки у нас было всего два оруженосца и пустая детская. Теперь у нас много котят, зато воителей не хватает. За последнее время мы понесли очень тяжелые потери. Ты не забыла, что произошло на последнем Совете? Чернозвезд с Пятнистой Звездой прямо заявили, что зарятся на наши территории. Воины племени Теней уже пытались перенести границу, и нам пришлось сражаться с ними за свою землю.

— А в лесу полно лис и барсуков! — добавила Песчаная Буря.

Огнезвезд махнул хвостом, благодаря ее за поддержку.

— Ураган с Речушкой помогут нам воспитывать и тренировать молодых воинов, — продолжал он. — Речушка владеет такими навыками охоты, каких нет ни у кого в нашем лесу.

— Но они пригодны только для охоты в горах, — сухо заметил Дым.

— Мы не знаем, где и когда они могут нам пригодиться, — мудро заметил Огнезвезд. — Нам нужны наставники для подрастающих котят и для тех, которые скоро могут появиться на свет.

Коты возмущенно загудели. Сероус вскочил со своего места и закричал:

— У нас полно Грозовых воинов без оруженосцев, с какой стати мы должны отдавать котят на воспитание чужакам!

— Ты не забыл, что Ураган наполовину Грозовой кот? — зарычал на него Ежевика, одним прыжком оказываясь возле Огнезвезда. — Он имеет право остаться здесь!

— Это так, — с признательностью посмотрел на него Огнезвезд. — Он вырос в Речном племени, но все знают, что отцом Урагана был Грозовой кот.

— Это все объясняет, — послышалось негромкое шипение за спиной у Ежевики. — Огнезвезд готов из шкуры выпрыгнуть, лишь бы удержать возле себя сына Крутобока!

Ежевика резко обернулся — и уставился в невидящие глаза Долгохвоста. Он с удовольствием располосовал бы когтями наглую морду слепого кота, но лишь угрожающе зашипел, давая понять, что все слышал. Все племя знало, как Огнезвезд тоскует по своему пропавшему другу. Что касается Урагана, то он и в самом деле был как две капли воды похож на Крутобока. Та же густая серая шерсть, те же желтые глазищи, та же отвага и неукротимая преданность друзьям и своему племени.

— Огнезвезд с Крутобоком дружили с детства, — сказал Долгохвосту сидевший чуть поодаль Терновник. — Что же удивительного в том, что Огнезвезд хочет сделать добро сыну своего друга?

— Что же касается Речушки, — продолжал Огнезвезд, — то важно не то, где кто родился, а то, кем кто стал!

«Вот и попробуйте с этим поспорить! — злорадно подумал Ежевика. — Наш предводитель родился домашним котенком, а стал великим воином, прославившим свое племя!»

— Главное — не кровь, а преданность, — говорил предводитель. — Рождение было давно — преданность существует сейчас. Ее нужно доказывать каждый день: каждым куском добычи, принесенной в племя, каждой отметиной когтей на шкурах наших врагов, каждым патрулем, каждой тренировкой.

— А если Грозовому племени когда-нибудь придется воевать с Речными котами? — не унимался Дым. — Чью сторону примет тогда Ураган?

— Ты заранее обвиняешь его в предательстве? — зарычал Ежевика и обернулся на друга, но серый кот сидел, не поднимая глаз от земли.

— Я его не обвиняю! Но ему придется разрываться между двумя племенами, — огрызнулся Дым. — Ни одному коту я не пожелал бы такой судьбы.

Ежевика вынужден был с этим согласиться. Однажды Ураган уже испытал боль расставания, когда решил покинуть Речное племя и остаться в горах вместе с Речушкой. Теперь он снова страдает, изгнанный собственными товарищами. Но что ему теперь остается делать?

— Ураган наш друг! — услышал он звонкий голос Белки. — Вместе с нами он проделал долгий путь к Месту-Где-Тонет-Солнце. В этом путешествии он потерял свою сестру, Ласточку. Речушкин клан приютил всех нас, когда мы перебирались через горы в поисках нового дома. Без их помощи и заботы мы бы замерзли насмерть. Так-то вы теперь платите за доброту?

— Это было совсем другое дело! — завопил Сероус. — Мы же не собирались навсегда оставаться с ними.

— И вообще дело не в этом, — снова заголосила Кисточка. — Мы должны подумать о будущем своего племени!

— Довольно! — потерял терпение Огнезвезд. — Я выслушал вас, но вы меня не убедили. Если Ураган с Речушкой решат уйти, мы накормим их и проводим в путь. Если же они захотят остаться, мы с радостью примем их в свое племя. Я так решил и решения своего не изменю. Собрание окончено. — Он развернулся и начал подниматься по камням в свою пещеру.

Коты потрясено затихли. Никто не проронил ни звука. Никогда еще Огнезвезд не говорил с ними таким тоном. Видимо, на этот раз предводитель не на шутку рассердился на свое племя. Возможно, его вывели из себя разговоры о чистоте крови, а может быть, отказ дать приют Урагану Огнезвезд расценил как жестокое оскорбление, нанесенное пропавшему Крутобоку.

Придя в себя, коты разбились на группки и принялись перешептываться. Кое-кто бросал злые взгляды на Урагана с Речушкой, а Дым с Кисточкой вообще ушли с поляны, раздосадованные решением предводителя.

Ежевика с Белкой подошли к друзьям. Ураган с грустью посмотрел на них и сказал:

— Мы уходим. Мы не хотим быть причиной раздора в вашем племени.

— Никуда вы не уйдете, — прикрикнул на него Ежевика. — Я не допущу, чтобы мои соплеменники выгнали вас. — «Как это сделали Речные коты», — добавил он про себя. — Я поговорю с Огнезвездом. Мы что-нибудь придумаем, обещаю.

Не дожидаясь согласия Урагана, он вихрем помчался вверх по камням. Убегая, он услышал за спиной веселый голосок Белки:

— Пошли поохотимся! Я как раз нашла отличное местечко, мышей там видимо-невидимо!

Когда Ежевика просунул голову в пещеру, Огнезвезд сидел на своем месте и невидящим взором смотрел в стену. При появлении Ежевики он вскочил и отряхнулся.

— А, это ты! — Он моргнул, прогоняя какое-то видение, и сказал: — Я как раз вспоминал рождение Урагана. Крутобок тогда принес их с Ласточкой в Грозовое племя и не вылезал из детской, охраняя своих детей.

Ежевика грустно заурчал. В то время они с Рыжинкой были еще слепыми котятами. Речные коты вскоре забрали Урагана с Ласточкой, а потом и Рыжинка ушла в племя Теней. Горькое одиночество стиснуло ему горло, и боль Огнезвезда на мгновение стала его собственной болью.

— Я пришел поговорить с тобой, Огнезвезд, — робко начал он.

— О чем? — Глаза Огнезвезда недобро сверкнули. — Мне казалось, ты не возражаешь против того, чтобы Ураган с Речушкой остались в нашем лагере?

— Конечно, нет! Я согласен с тем, что племени нужны новые воины. Но… — Ежевика поскреб когтями по каменному полу, пытаясь подобрать слова. — Просто мне кажется, ты действовал не совсем правильно.

Он вжал голову в плечи, ожидая оплеухи, но Огнезвезд не шелохнулся, продолжая пытливо всматриваться ему в глаза.

— Продолжай.

— Все наши коты преданы Грозовому племени. Они готовы пожертвовать жизнью, спасая свой дом и своих товарищей. Ты и сам видел это во время нападения барсуков.

— И тем не менее они не согласны со мной! — вскричал Огнезвезд, взмахивая хвостом. — Они созвали собрание, чтобы сказать мне, что я ошибаюсь!

— Да, Огнезвезд. Они сделали это потому, что верность Грозовому племени не всегда означает верность тебе. Дым с Кисточкой никогда не предадут своих товарищей. Они искренне считают, что защищают свое племя.

— И что ты предлагаешь? — взорвался Огнезвезд. — Уступить им? Смириться с их глупостью? Выгнать двух отличных воинов только потому, что кому-то не нравится их происхождение?

— Нет. Нужно сделать по-другому. Надо показать всем, что в Грозовом племени есть сильная власть, которая в случае беды сможет сплотить всех воедино.

Огнезвезд задумчиво сощурил глаза.

— И как же это сделать?

Ежевика сглотнул ком в горле. Он знал, что должен сказать, но слова застряли у него в горле, словно кусок непрожеванной еды. Каким-то краем сознания, тем омутом, в котором рождаются сны, он слышал неистовый рык Звездоцапа. Отец был в бешенстве. Но сейчас это было неважно. Преданность племени оказалась важнее сыновнего послушания.

— Ты должен назначить нового глашатая.

Огнезвезд впился в него глазами, и, заглянув в их зеленую глубину, Ежевика понял, что предводитель заранее знал его ответ. Тем не менее он спросил:

— Почему?

— Потому что только объединенная воля предводителя и глашатая может убедить племя в том, что мы по-прежнему сильны. Грозовые коты шипят, потому что чувствуют себя слабыми. Разве ты не знаешь, как соседские коты смеются над нами и называют слабаками?

Шерсть на плечах и загривке Огнезвезда встала дыбом, а голос превратился в низкое рычание.

— Они называют нас слабаками? Пусть Чернозвезд посмеет сказать мне это в глаза!

— Они так говорят, — повторил Ежевика и глубоко вздохнул. — Отсутствие глашатая ослабляет наше племя, а соседи ищут любой повод воспользоваться нашими трудностями. Племя Теней уже предприняло одну попытку провести новую границу по нашей территории. Я считаю, опасно оставлять все, как есть. Огнезвезд, все племя знает, как ты скорбишь по Крутобоку. Но ты должен назначить нового глашатая.

Огнезвезд отвернулся и долго смотрел на стену пещеры, словно видел там что-то недоступное взору Ежевики. Когда он снова заговорил, голос его был тих и задумчив.

— Ты помнишь, как однажды мне пришлось ненадолго покинуть лес? Крутобок тогда поклялся, что сохранит племя сильным и крепким. «Я буду ждать тебя, — сказал он мне тогда. — Буду ждать столько, сколько понадобится». Разве я не должен сделать для него то же самое?

— Нет, Огнезвезд, — так же тихо ответил Ежевика. — Если бы ты тогда погиб, Крутобок рано или поздно смирился бы с этим.

Огнезвезд в бешенстве хлестнул себя хвостом.

— Но Крутобок не погиб! Я до конца своих дней буду ждать его. Рано или поздно Звездное племя пошлет мне знак о том, что мой друг жив.

— Звездное племя видит не все, — раздался новый голос со стороны входа.

Огнезвезд оцепенел. Ежевика быстро обернулся и увидел Песчаную Бурю. Палевая кошка была права. Над горами и долинами царствуют предки из клана Бесконечной Охоты. Их тропы недоступны звездным воителям. Если Крутобок все еще жив, он может скитаться под чужими небесами, и Звездное племя не в силах разглядеть его судьбу.

Песчаная Буря вошла в пещеру и прижалась щекой к щеке Огнезвезда.

— Я знаю, как тебе тяжело, — прошептала она. — Крутобок был и моим другом. Но пришло время посмотреть правде в глаза. Он уже не вернется.

Огнезвезд быстро посмотрел на нее и снова перевел взгляд на Ежевику. Теперь в его глазах не было ничего, кроме горечи и пустоты.

— Значит, вы оба усомнились? Так же быстро вы предадите память обо мне, если я исчезну?

Песчаная Буря села возле друга и знаком попросила Ежевику выйти. Тот склонил голову и покинул пещеру. Он восхищался мудростью Песчаной Бури и надеялся, что она сумеет убедить Огнезвезда смириться с тем, что Крутобок пропал навсегда. Но его бесила упрямая слепота предводителя. Неужели Огнезвезд сам не видит, что Грозовому племени срочно нужен глашатай? Если он не хочет этого признавать, то очень скоро может столкнуться с угрозой, посерьезнее сегодняшнего собрания!

0

18

Глава XVII
Когда собрание подошло к концу, Листвичка вернулась в свою пещеру и занялась приготовлением примочки из тысячелистника для Златошейки. Старая кошка жаловалась на трещины в подушечках лап. Тревога густым облаком парила над Листвичкой. Никогда еще Грозовые воины не выражали такого недоверия Огнезвезду. Какая блоха их укусила? Неужели они забыли, как Огнезвезд вел их из разрушенного леса в новые земли? Как можно быть такими неблагодарными?

Были у нее и другие причины для беспокойства. Из памяти не шло предостережение Ласточки и странные слова, сказанные Синей Звездой при встрече в ночном лесу. Тогда звездная кошка предсказала Листвичке тернистый путь, полный непредвиденных поворотов. «Это неправда! — пыталась успокоить себя Листвичка. — Путь целителя прям, а не извилист! И вообще, что за бессмысленное предсказание!»

Она решительно отмахнулась от назойливых мыслей и выложила целебную кашицу на лист лопуха, чтобы отнести в палатку к старейшинам. Внезапно в зарослях ежевики послышались чьи-то шаги, и на площадку перед пещерой вышел предводитель племени.

— Огнезвезд! — воскликнула Листвичка. — Ты заболел?

Отец выглядел усталым, зеленые глаза его потускнели, хвост волочился по земле.

— Нет, я здоров, — покачал головой Огнезвезд. — Твоя мать посоветовала мне поговорить с тобой.

Листвичка пригласила его сесть на папоротники возле входа в пещеру. Здесь было тепло, а густые заросли скрывали беседующих от любопытных глаз. Усевшись возле отца, целительница обвила хвостом лапки и приготовилась слушать.

Огнезвезд тяжело вздохнул и заговорил:

— Только что ко мне приходил Ежевика. Он считает, что Крутобок мертв, и поэтому я должен избрать нового глашатая. Песчаная Буря поддержала его. Как ты думаешь, они правы?

У Листвички зашевелилась шерсть. Как ни пыталась она подавить свои подозрения, Ежевика по-прежнему не внушал ей доверия. Разве она могла забыть о том, что видела его в Сумрачном лесу вместе с Коршуном и Звездоцапом? Но как рассказать об этом Огнезвезду? Мало ли что может присниться во сне! Ведь наяву Ежевику все знают как умного, храброго и преданного воина.

И все-таки на душе у Листвички было неспокойно. Вдруг Ежевика завел речь о глашатае только потому, что сам мечтает занять это место? Листвичка видела честолюбивый огонек в его глазах и прекрасно знала, что полосатый воин мечтает о власти. Но, с другой стороны, у Ежевики до сих пор нет оруженосца, а значит, он никак не может стать глашатаем! Значит, он предлагал это от чистого сердца, думая не о себе, а о благе Грозового племени… Возможно, она с самого начала была несправедлива к Ежевике и напрасно подозревала его во всяких ужасах?

Огнезвезд терпеливо ждал ответа, не сводя глаз с дочери.

— Есть ли хоть какая-нибудь надежда на возвращение Крутобока? — спросил он. — Может быть, Звездное племя посылало тебе знак?

Листвичка печально покачала головой.

— Я думаю, ты должен смириться с тем, что Крутобок уже не вернется, — выдавила она и отвернулась, увидев боль в глазах отца.

— Мы потеряли так много котов, — прошептал Огнезвезд. — Совсем недавно погибла Пепелица… Неужели мне мало было этой скорби, если теперь вы вынуждаете меня оплакать Крутобока?

— Все племя будет оплакивать его вместе с тобой, — тихо сказала Листвичка. — И Ураган тоже.

Не успела она вспомнить про Урагана, как тут же увидела серого воина, бегущего по поляне с полной пастью добычи.

— Подожди меня здесь, — попросила Листвичка отца и бегом бросилась вниз.

Она догнала Урагана возле кучи и, не успев отдышаться, выпалила:

— Прошу тебя, пойди поговори с Огнезвездом. Мне кажется, ему это нужно… Он пытается решить, нужно ли ему назначить нового глашатая или продолжать ждать возвращения Крутобока.

На миг Ураган заколебался, опустив глаза. Потом кивнул.

— Ты справишься без меня? — спросил он Речушку.

— Конечно, — кивнула горная кошка. — Не беспокойся обо мне.

— Мы отлично без тебя обойдемся, — весело заверила Урагана Белка. — Мы с Речушкой как раз собирались позаниматься борьбой.

Ураган проводил глазами убегающих кошек, а потом последовал за Листвичкой в сторону пещеры. Огнезвезд по-прежнему сидел в папоротниках, глядя в пустоту.

— Крутобок был первым воителем, которого я встретил, — ни к кому не обращаясь, произнес он. — Он наскочил на меня, когда я вышел из сада своих хозяев. До этого я только слышал рассказы про диких лесных котов, но никогда их не видел. Он был самым щедрым и преданным другом.

— И лучшим на свете отцом, — пробасил Ураган, опускаясь на землю рядом с Огнезвездом. — Я думаю, что он погиб. Будь он жив, само Звездное племя не смогло бы помешать ему отыскать нас.

— Может быть, Двуногие держат его взаперти? — возразил Огнезвезд. — Я никогда не смирюсь с тем, что больше его не увижу!

Ураган положил свой серый хвост на рыжее плечо предводителя.

— Я знаю, как тебе тяжело. Поверь, больше всего на свете я хотел бы, чтобы отец был жив. Но нельзя вечно жить надеждой. Жизнь должна продолжаться.

Огнезвезд долго молчал. Потом повернул голову и посмотрел в глаза Урагана.

— Ты считаешь, я должен назначить нового глашатая?

Ураган, не дрогнув, выдержал его взгляд.

— Ты должен сделать так, как считаешь нужным, — начал он. — Но я знаю одно. Для Крутобока не было ничего важнее твоей дружбы и блага Грозового племени. Даже живя в Речном племени, он тосковал по дому. Он хотел бы видеть Грозовое племя сильным, даже если для этого вам придется смириться с его гибелью.

У Листвички чуть сердце не разорвалось от боли. Сама мысль о смерти Крутобока была невыносима.

Огнезвезд тяжело вздохнул.

— Знаешь, ты очень похож на него, — прошептал он.

Ураган вскинул голову и с гордостью расправил плечи.

— Хотел бы я в это поверить! Но мне никогда не стать хотя бы вполовину таким благородным и мужественным, как мой отец. — Он повел серыми ушами и поежился, вспомнив о чем-то печальном. — Прости меня, Огнезвезд. Мы с Речушкой принесли тебе одни огорчения. Но мы не хотели, поверь. Мы не можем навсегда остаться в Грозовом племени.

— Все хорошо, — ответил ему Огнезвезд. — Оставайтесь столько, сколько захотите. Я знаю, что ваша преданность принадлежит другому клану, но пока не придет пора возвращаться в горы, Грозовое племя будет вам домом.

— Благодарю тебя, — склонил голову Ураган.

Огнезвезд поднялся и быстро положил свою голову на голову Урагану, словно приветствовал нового воина. Потом выгнул спину, как следует потянулся и вышел на поляну.

— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Каменным Карнизом на общее собрание!

Голос его звучал зычно и уверенно, но Листвичка знала, чего стоила отцу эта уверенность. Они с Ураганом молча обогнули ежевику и спустились на поляну. Солнце уже спускалось, заливая каменный овраг кроваво-красным светом заката. Рыжая шерсть Огнезвезда отливала золотом. Недавно предводитель спустился с Каменного Карниза, чтобы выслушать упреки своих воинов, теперь он снова стоял здесь, чтобы разделить с ними свою скорбь.

Листвичка смотрела, как племя собирается вокруг своего предводителя. Ежевика первым выбрался из воинской палатки, за ним бежали Дым, Белохвост и Яролика. Уголек оставил недоеденную еду и занял место позади всех. Бурый с Медуницей вместе выбрались из детской, а Ромашка осталась возле входа, собрав вокруг себя своих котят. Двое оруженосцев устроились рядом со своими наставниками. Старейшины с кряхтением выползли из-под орехового куста. Златошейка, сильно хромая, вела за собой Долгохвоста, и Листвичка со стыдом вспомнила, что забыла отнести ей примочки для лап.

Последними на поляну выбежали Белка с Речушкой.

— Мы слышали, как Огнезвезд собирал племя на собрание, — задыхаясь от быстрого бега, выпалила Белка. — Что опять стряслось?

— Слушай, — вздохнула сестра, не в силах пускаться в объяснения.

Огнезвезд дождался, пока все племя соберется вокруг него, и заговорил.

— Коты Грозового племени. Настал день, которого я всеми силами надеялся избежать. Мы все не видели Крутобока с того страшного дня, когда Двуногие поймали его в старом лесу. С тех пор я все время надеялся на то, что он все еще жив и однажды вернется. Но время шло, а о нем не было даже весточки. И вот теперь…

Голос его сорвался, и Огнезвезд несколько мгновений помолчал, справляясь со своим горем. Потом снова поднял голову и твердо закончил:

— Я вынужден признать, что мы больше не можем оставаться без глашатая. — Он запрокинул голову к темнеющему небу, на котором уже появился первый воин Звездного племени, и глухо произнес: — Крутобок мертв.

На какой-то миг племя замерло, слышен был только тихий шелест листьев над головами притихших котов. Грозовые воины смотрели друг на друга, и в глазах у всех была горечь. Потом поднялся тихий ропот сочувствия, грусти и сожаления. Листвичка видела, как многие коты, включая Кисточку, одобрительно кивают, поглядывая на Огнезвезда. Теперь они снова верили своему предводителю. Огнезвезд вернул себе их поддержку, но лишь немногие знали, чего ему это стоило.

— Сегодня ночью мы будем прощаться с Крутобоком, — продолжал Огнезвезд. — До восхода луны я назову имя нового глашатая.

Последние лучи догорающего дня коснулись кошачьих спин. Воины расступились, и Листвичке показалось, будто она видит распростертое на поляне могучее тело Крутобока.

— Он был моим наставником, — первым подал голос Бурый. — Ни один кот не дал мне столько, сколько он.

— А мы с ним тренировались вместе, — печально вздохнул Дым. — Вместе сражались, вместе охотились. Часто дрались и ссорились, но я всегда знал, что могу доверить ему свою жизнь.

— Он никогда не сдавался, какие бы испытания не встречались ему на пути, — заговорила Песчаная Буря. — Он готов был пожертвовать всем ради своего племени.

— Он был преданным до последней шерстинки на шкуре. Лучшего друга нельзя себе представить, — не сходя со своего места, глухо произнес Огнезвезд. — Звездное племя с честью примет его в ряды небесного воинства. Прощай, Крутобок! Пусть Звездное племя освещает твой путь, — голос его снова задрожал, но на этот раз Огнезвезд даже не заметил этого. Он уронил голову и медленно побрел к каменной насыпи, чтобы уйти в свою пещеру и в одиночестве оплакать своего друга.

Листвичка вместе со всеми осталась на поляне. Коты тихо перешептывались, вспоминая Крутобока, а небо над их головами темнело, и все новые звездные воины вспыхивали в вышине. Может быть, они приветствуют нового воителя? Но когда Листвичка в последний раз была возле Лунного Озера, она не встретила там Крутобока. Возможно, он скитается по другим небесам или вовсе не умер?

Листвичка поежилась. Может быть, стоит рассказать отцу о своих сомнениях? Но ведь Огнезвезд только что похоронил надежду на возвращение Крутобока, было бы жестоко заставлять его снова терзаться сомнениями. Кроме того, Листвичка была твердо убеждена в том, что Грозовому племени необходим новый глашатай. Жив Крутобок или умер, но его не было здесь, а значит, кто-то другой должен был взять на себя его обязанность сплотить племя.

Целительница подняла глаза к сверкающему Серебряному Поясу и еле слышно прошептала:

— Прошу вас, пошлите мне знак.

С этими словами она закрыла глаза и стала ждать сна, посланного звездными предками.

Листвичка очнулась в лесу, залитом веселым светом сезона Юных Листьев. Золотые лучи танцевали на папоротниках и мхах. Листвичке показалось, будто она стоит возле каменного оврага, но пробежав по ведущей к лагерю тропинке, уперлась в густую стену ежевики.

В воздухе сильно пахло Грозовыми котами, и даже через ежевичные заросли слышался веселый писк котят. Сгорая от любопытства, Листвичка вспрыгнула на ближайшее дерево, вскарабкалась вверх по стволу и заглянула за ежевику.

Перед ней лежал лагерь Грозового племени. Она видела знакомые палатки, полную кучу со свежей добычей и своих греющихся на солнце товарищей. Только одно было странно — вместо высоких каменных стен поляну со всех сторон окружали густые кусты ежевики.

Внезапно какая-то сила подхватила Листвичку, и она птицей запорхала по веткам, пока не очутилась над зарослями колючего кустарника. Отсюда ей было отлично видно плотное переплетение ежевики. Каждая ветка щетинилась шипами, но, приглядевшись, Листвичка поняла, что это вовсе не шипы, а кошачьи когти, грозно торчащие наружу, защищая Грозовое племя.

«Ежевичные когти! В когтях Ежевики Грозовое племя будет в безопасности».

Она проснулась. Вокруг нее Грозовые коты в печали не смыкали глаз, прощаясь с Крутобоком. Серебряный Пояс сиял над их головами, а запутавшаяся в ветвях луна лила на поляну свой белый свет. Она была уже недалеко от вершины, а значит, очень скоро Огнезвезд назовет племени имя нового глашатая.

Ежась от холода, Листвичка села и умыла лапой мордочку. Она просила Звездное племя о знаке, и они дали ей более чем ясный ответ. Небесные воители вверяют защиту Грозового племени Ежевике. Несмотря на свои ночные встречи со Звездоцапом и отсутствие оруженосца, полосатый воин все-таки остается избранником небесных предков.

Листвичка тихо поднялась и потянулась, стараясь не потревожить своих скорбящих товарищей. Потом побежала к отцу.

Огнезвезд сидел на подстилке, подвернув под себя лапы. Слава Звездному племени, из глаз его исчезло недавнее затравленное выражение, теперь предводитель был погружен в глубокую задумчивость и очнулся только при появлении дочери.

— Это ты, Листвичка? Зачем я тебе понадобился?

— Я пришла поговорить с тобой, Огнезвезд. Звездное племя только что послало мне знак, — сообщила целительница и очень быстро, чтобы не пропустить восход луны, пересказала отцу свой сон.

— Ежевика? — повторил Огнезвезд, когда она закончила. — Да, он славный воин. И будет отличным глашатаем. — Он слегка повозился на своей подстилке и признался: — А я совсем уж было решил выбрать Бурого. Из него тоже вышел бы неплохой глашатай. Но сейчас я подумал, что выбираю не просто помощника, а будущего предводителя Грозового племени. И знаешь… что-то подсказывает мне, что это не для Бурого.

— Глашатаем должен стать Ежевика, — твердо повторила Листвичка. — Я знаю, что у него до сих пор нет оруженосца, но раз Звездное племя послало мне такой сон, значит, это не важно. Времена-то какие! В Грозовом племени никогда еще не было так мало оруженосцев. Я твердо уверена в том, что нашим глашатаем должен быть Ежевика, — повторила Листвичка.

Несмотря на свои подозрения и предчувствия, она вынуждена была признать, что именно благодаря храбрости, мудрости и решимости Ежевики коты-избранники сумели добраться до Места-Где-Тонет-Солнце и принести своим племенам весть о спасении. Однажды Ежевика уже был избран Звездным племенем, теперь небесные воители ждут от него следующего шага.

— Спасибо, Листвичка, — кивнул Огнезвезд, вставая и быстро приглаживая языком шерсть. — Пошли. Пора.

Он вышел из пещеры и взобрался на Каменный Карниз. Листвичка остановилась за плечом у отца и сверху вниз посмотрела на поляну. Все племя уже собралось внизу, ожидая услышать свое будущее. Кошачьи глаза тускло сверкали в свете луны.

— Пришло время назвать имя нового глашатая Грозового племени, — раскатисто прокричал Огнезвезд. — Пусть Звездное племя, души предков-воителей и дух Крутобока выслушают и одобрят мой выбор.

Он помолчал, медля расстаться с последней надеждой на возвращение Крутобока. Но потом мотнул головой и твердо произнес:

— Новым глашатаем Грозового племени будет Ежевика.

Изумленные возгласы исторглись из толпы котов.

— Кто? Этот задавака? — завопил Долголап и смущенно втянул голову в плечи под взглядами остальных воинов.

Все казались удивленными, но сильнее всех был потрясен сам Ежевика. Он разинул пасть и широко вытаращил свои янтарные глаза.

— Но у меня же нет оруженосца! — выпалил он.

— Это противоречит Воинскому закону, — резко заметил Дым.

— Да что это ты такое удумал, Огнезвезд? — Поджарое тело Кисточки так и тряслось от возмущения. — Нам нужен сильный глашатай, а ты предлагаешь нам неопытного юнца, которому и доверять-то нельзя!

— Кто тут считает, что ему нельзя доверять? — вскочила Белка.

— Тихо! — взмахнул хвостом Огнезвезд. — Ежевика во много раз опытнее любого лесного кота. Что же касается оруженосца, то это мы скоро исправим. Ромашкины котята почти выросли, так что в положенный срок Ежевика возьмет в обучение Ягодку.

Как ни была взволнована Листвичка, она все-таки не могла не рассмеяться, услышав захлебывающийся восторженный писк со стороны детской. Это обезумевший от счастья Ягодка подскакивал на месте, размахивая остатком хвоста.

— Но у меня были и другие причины избрать Ежевику, — признался Огнезвезд. — Листвичка, расскажи племени о своем сне.

Листвичка вышла вперед и описала котам плотное кольцо ежевики, надежно защищавшее Грозовое племя. Когда она закончила, Дым первым склонил голову.

— Я не смею оспаривать волю Звездного племени.

— Зато я посмею! — крикнул Уголек.

Выйдя из толпы, он остановился прямо перед Каменным Карнизом. Лунный свет осыпал серебряным инеем серую шерсть распушившегося воина. Повернувшись спиной к своему предводителю, Уголек обратился к племени.

— Вам не кажется, что все это очень подозрительно? Наша целительница приходится родной сестрой Белке, подруге Ежевики. И вдруг эта самая Листвичка является сюда и заявляет, будто получила знамение про Ежевику! Как-то все складно выходит, правда?

Листвичка выгнула спину и вздыбила шерсть на загривке. Как смеет Уголек предполагать, будто она нарочно выдумала свой сон, чтобы сделать глашатаем друга своей сестры? Пусть он обезумел от ревности, это не дает ему права обвинять целительницу во лжи!

— Уголек, ты… — начала Листвичка.

Но бешеный визг Белки не дал ей договорить.

— А ну повтори, что ты сказал, дерьмо барсучье!

Не помня себя от ярости, рыжая кошка бросилась на Уголька, но Ежевика в последний момент успел поймать ее хвостом за шею. Он что-то горячо зашептал Белке на ухо, удерживая ее возле себя.

— Кто-нибудь еще разделяет подозрения Уголька? — спокойно спросил Огнезвезд.

Листвичка видела, как Долголап неуверенно покосился по сторонам и даже открыл пасть, но в последний момент передумал.

— Никто так не думает, — крикнул из толпы Бурый. — Раз Звездное племя избрало Ежевику, так тому и быть. Лично я уверен, что лучшего глашатая и пожелать нельзя.

Ежевика вышел вперед, бросив последний строгий взгляд на Белку. Он поклонился Бурому и еще ниже склонил голову перед Огнезвездом.

— Спасибо, — взволнованно пробасил новый глашатай. — Я знаю, что никогда не смогу занять место Крутобока, но клянусь делать все, чтобы стать хорошим глашатаем Грозового племени.

Листвичка перевела дух, увидев, как все племя бросилось поздравлять Ежевику. Коты по очереди прижимались к нему, хлопали хвостами по спине и наперебой повторяли его имя. Даже Кисточка поздравляла его вместе со всеми. Только Уголек вышел из толпы и скрылся в воинской палатке.

А когда коты начали расходиться, Листвичка вдруг заметила рядом с Ежевикой еще одного кота. Это был огромный плечистый великан с полосатой шерстью и горящими янтарными глазами. Образ его тут же растаял в темноте, но Листвичка успела заметить огромные изогнутые когти и злое торжество, горящее во взоре.

Значит, Звездоцап продолжал следить за своим сыном и незримо присутствовал на его избрании глашатаем.

0

19

Глава XVIII
Ежевика вихрем мчался через Сумрачный лес. Каждая шерстинка его полосатой шкуры дрожала от нетерпения. Скорее бы рассказать отцу и брату о том, что случилось на восходе луны! Он стал глашатаем! Когда Огнезвезд объявил свое решение, Ежевика просто ушам своим не поверил. Но это оказалось правдой! Ежевику избрал не только Огнезвезд, само Звездное племя пожелало видеть его глашатаем. Наконец-то он сможет доказать, на что способен! Да ни один кот не сделает для своего племени больше, чем он, Ежевика!

Выскочив на поляну, где на высокой скале возлежал Звездоцап, Ежевика громко закричал: — Звездоцап! У меня отличные новости!

Исполинский кот повернул голову к сыну. Сытая гордость сияла в глубине его янтарных глаз, и Ежевика сразу понял, что отец все знает.

— Ты стал глашатаем Грозового племени, — пророкотал Звездоцап. — Отлично!

— Ты теперь глашатай?! — воскликнул Коршун и с откровенной завистью посмотрел на брата. — Но у тебя же нет оруженосца?

— Меня избрало Звездное племя, — объяснил Ежевика. — Небесные предки послали Листвичке знак.

— Не смей говорить здесь о Звездном племени! — рявкнул Звездоцап. — Своим возвышением ты обязан собственным способностям и моим урокам, ясно? Но я недоволен тобой. Ты едва не упустил власть из своих лап. — Взор Звездоцапа угрожающе потемнел, и Ежевике потребовалось немало мужества, чтобы не отпрянуть назад. — Зачем ты напомнил Огнезвезду о том, что у тебя нет оруженосца?

— Прости меня, — виновато пробормотал Ежевика. — Это от потрясения… В первый миг я просто ушам своим не поверил.

К его удивлению, Звездоцап милостиво кивнул и довольно проурчал:

— Это был неглупый ход. Теперь никто из Грозовых котов не сможет упрекнуть тебя в том, что ты всеми правдами и неправдами рвался к власти. — Он облизался и обернулся к Коршуну: — Выше нос, сынок. Твое время еще настанет.

Коршун ощерился, обнажив острые белые клыки.

— Что-то не верится. Похоже, Пятнистая Звезда с Невидимкой решили жить вечно!

Звездоцап раздраженно хлестнул хвостом и глухо зарычал:

— Мой сын не смеет признавать свое поражение! Пятнистая Звезда самая старая из лесных предводителей и скоро отправится охотиться в небесные кущи. Тогда Невидимке волей-неволей придется назначить тебя глашатаем. Ты отлично поработал, сплотив вокруг себя самых сильных воинов племени. Все они при любом противостоянии встанут на твою сторону. Не забывай, что однажды ты уже был глашатаем.

Коршун кивнул, но Ежевика видел, что брат едва сдерживает свою ярость.

— Поздравляю, — буркнул он.

— Спасибо, — ответил Ежевика. — Я уверен, что тебе недолго придется ждать своей очереди.

— Довольно об этом, — махнул хвостом Звездоцап. — У нас много дел. Вы оба достойны править всем лесом, и очень скоро каждый кот будет подобострастно исполнять ваши приказания. Они не посмеют съесть ни кусочка добычи без вашего разрешения!

Глаза Коршуна радостно засверкали, но Ежевика робко попятился назад. О чем говорит Звездоцап? Огромная пропасть отделяла глашатая племени от правителя всего леса.

— Что ты имеешь в виду? — переспросил он. — Как можно?..

Но отец взмахом хвоста заставил его замолчать.

— Вы будете соправителями. Коршун приберет к когтям Речное племя и племя Теней. Сумрачные коты будут рады — когда-то я уже правил ими, а теперь власть достанется моему сыну. А ты, Ежевика, подчинишь себе Грозовое племя и племя Ветра.

— Но племенем Ветра правит Однозвезд! — воскликнул Ежевика. — И вообще, воины Ветра издавна были союзниками и друзьями Грозового племени.

— Это лишь облегчит твою задачу, — усмехнулся Звездоцап. — Жалким тварям из племени Ветра не привыкать подчиняться Грозовым котам!

Ежевика уставился на отца, завороженный властным взором его янтарных глаз.

— Но ведь у нас всегда было четыре племени, — пробормотал он, сам понимая, как глупо звучит его возражение.

— Это было в старом лесу, глупец, — дернул ушами Звездоцап. — Но теперь все изменилось, а значит, и порядки будут новые. Все можно изменить, была бы сила и воля!

Ежевика зажмурился и представил себе обещанное отцом будущее. Он встанет во главе огромной территории, два племени будут у него в подчинении, и самые сильные воины станут беспрекословно выполнять его приказы. Он знал, что ему по силам руководить таким большим племенем. Звездные воители избрали его глашатаем Грозового племени, но может быть, это был всего лишь первый крошечный шажок к достижению настоящей власти?

— У нас хватит воли и силы! — вскричал Коршун. — На следующем Совете мы с Ежевикой сведем дружбу с котами из других племен, чтобы заручиться их поддержкой в будущем.

Звездоцап благосклонно кивнул, но Ежевику ужаснули слова брата. У него уже были друзья в племени Ветра. Но если он захочет отнять власть у Однозвезда, они никогда его не поддержат! Они решат, что он предал их дружбу… Ежевика поднял глаза на Коршуна, который ждал его ответа, и снова понурил голову. Он не мог согласиться с братом, пока не обдумает все хорошенько.

— Проще всего будет захватить власть во время Совета, — возбужденно продолжал Коршун, и безумный огонек заплясал в его прозрачных синих глазах. — Когда мы с Ежевикой возглавим свои племена, то первым делом выберем самых сильных воинов и возьмем их с собой на Совет.

— Не самых сильных, а самых преданных, — поправил сына Звездоцап, одобрительно кивая головой. — Тех, кто умеет повиноваться, не задавая лишних вопросов.

— Да-да, это я и хотел сказать! — кивнул Коршун. — А потом мы убьем обоих соседских предводителей и захватим власть над их племенами. Убежать с острова невозможно, а непокорных мы прикончим на месте.

— Что? — невольно распушился Ежевика. Ему вдруг показалось, что он видит новый сон и сейчас очнется от кошмара. — Прямо на Совете?

— Ну конечно, это же лучшее время и место, — снисходительно улыбнулся ему Коршун. — Там можно будет всех застать врасплох.

— Не забудьте заранее оставить двоих сильных воинов возле поваленного дерева, — немедленно добавил Звездоцап. — Тогда никто не сможет спастись бегством.

Ежевика шагнул назад. Вздыбленная шерсть его дрожала, как трава под ветром.

— Неужели вы планируете убийство во время Совета? Но ведь это означает нарушить Священное перемирие! Звездные предки не допустят такого святотатства.

— Ты все еще веришь в эти сказочки? — презрительно фыркнул Коршун. — Звездное племя уже гневалось, когда мы устроили небольшую потасовку на прошлом Совете. По крайней мере, Корявый пугал нас яростью небес. И что же? Звездные воители никого не покарали, все остались живы и здоровы.

— Все возможно! — Глухое рычание исторглось из груди Звездоцапа, и Ежевика съежился под зловещим взглядом его горящих глаз. — Вам никогда не достичь абсолютной власти, если будете цепляться за хвост Звездного племени. Или ты боишься запачкать лапки кровью?

— Я ничего не боюсь! — огрызнулся Ежевика. — Но я не хочу никого убивать на Совете.

Коршун подошел к брату и погладил его хвостом по плечу.

— Опусти шерсть, — пробасил он. — Это всего-навсего одна из возможностей. Если тебе не нравится, придумаем другой план.

— Так-то лучше, — пробормотал Ежевика. Он не был уверен, что ему вообще все это нужно, но под гнетущим взором Звездоцапа сказать правду было совершенно невозможно.

— Надо бы нам с тобой как следует обсудить все это, — сказал Коршун, словно в ответ на раздумья Ежевики. — Давай встретимся наяву и все обговорим.

«Что в этом плохого?» — решил Ежевика. Может быть, в отсутствие отца им с братом удастся поговорить более откровенно, и он выскажет Коршуну в глаза все свои опасения. Он попробует убедить Коршуна в том, что им достаточно возглавить свои племена и оставить мысли о владычестве над всем лесом.

— Ладно, — кивнул он. — Где?

— На твоей территории, — мгновенно ответил Коршун. — Ты ведь теперь глашатай, тебе сложно будет уйти далеко от лагеря.

Ежевика с благодарностью посмотрел на брата. «Какой он все-таки мудрый и заботливый!» — подумал он.

— Тогда встретимся возле озера, — решил Ежевика. — Возле границы с племенем Теней, где лес спускается к самой воде.

— Отлично! — кивнул Коршун. — Через два дня, в полдень. Завтра тебе будет не до этого, ты будешь осваиваться со своими новыми обязанностями, — улыбнулся он, приветливо махнув хвостом.

— Вот и отлично! — Звездоцап издал низкий рык, который с некоторым усилием можно было принять за дружелюбное урчание. — А теперь идите. В следующий раз мы обсудим, что вы придумали.

Ежевика хотел было уйти, но Коршун удержал его. Странный огонь поблескивал в глубине его холодных голубых глаз.

— Так ты придешь? — с непривычной настойчивостью спросил он.

— Конечно, я же обещал.

— Власть — это тяжелая ноша, — медленно произнес Коршун, не сводя глаз с Ежевики. — Не забывай об этом.

Ежевика неловко поежился. Почему-то под взглядом брата он чувствовал себя загнанной дичью, которая не знает, куда бежать в поисках спасения.

— Я ничего не боюсь, — повторил он, пытаясь выглядеть уверенно. — Я приду, можешь не сомневаться.

— Просыпайся, соня! — кто-то с силой пихнул Ежевику в бок. — Или ты собрался проспать до сезона Голых Деревьев? Пора собирать патрули, полосатый лентяй!

Ежевика моргнул и увидел стоящую над ним Белку.

— Ты теперь глашатай, — радостно сообщила она. — Не забыл?

Ежевика вскочил и стряхнул с шерсти приставшие кусочки мха и папоротников. Чтобы скрыть от Белки свой смущенный взгляд, пришлось вылизывать грудку. С тех пор, как они обосновались в новом лесу, патрули по очереди собирали старшие воины, но теперь эта обязанность целиком ляжет на плечи нового глашатая.

«Я справлюсь!» — пообещал себе Ежевика.

Тусклый свет уже просачивался сквозь ветки воинской палатки, а значит, рассветный патруль должен был немедленно покинуть лагерь.

— Я сам поведу патруль, — решил Ежевика. — Пойдешь со мной, Белка? Мы могли бы позвать с собой Белохвоста с Сероусом.

Услышав свое имя, сонный Белохвост лениво потянулся и широко зевнул:

— Я готов!

Повернувшись набок, он пощекотал хвостом нос Сероусу Молодой воин чихнул и проснулся, непонимающе хлопая сонными глазами.

— Песчаная Буря, — смущенно откашлялся Ежевика. — Ты не могла бы собрать охотников и пойти за добычей?

Палевая кошка с тихим урчанием кивнула головой.

— Мне кажется, нужно отправить сразу два отряда. Не возражаешь? Кому поручишь возглавить второй патруль?

— Ну… Может быть, Дыму?

Ежевика почти не сомневался, что бурый воин сейчас разозлится и начнет спорить, но Дым лишь потянулся и равнодушно кивнул:

— Ладно.

— Хочешь совет, Ежевика? — улыбнулась Песчаная Буря, наклоняясь к самому уху полосатого воина. — Не стесняйся отдавать приказы. Ты глашатай, и этим все сказано.

— Спасибо, — моргнул Ежевика и как можно искреннее добавил: — Я до последнего дыхания буду верой и правдой служить своему племени.

Он повторял про себя эти слова, когда вел патруль к выходу из лагеря. Он твердил их, следуя вдоль границы племени Теней. Это была правда. Для него не было ничего важнее безопасности и счастья Грозового племени. Он хотел стать лучшим глашатаем во всем лесу. И он горько жалел, что придется ждать еще целых полмесяца до следующего Совета, на котором Огнезвезд представит своего нового глашатая всем четырем лесным племенам. Скорее бы настала долгожданная ночь, когда он сядет в корнях священного дуба рядом с Невидимкой, Ржавницей и Хмуроликой!

Подбежав к границе племени Теней, Ежевика разочарованно опустил хвост. Он так надеялся повстречать соседских патрульных, чтобы сообщить им о своем возвышении! Однако пограничные метки свидетельствовали о том, что соседи встали гораздо раньше. У Ежевики даже шерсть на загривке зашевелилась от досады. Ему было просто необходимо хоть с кем-нибудь поделиться своим счастьем: если бы какая-нибудь зазевавшаяся мышь выскочила сейчас на тропинку, Ежевика и ей непременно представился бы глашатаем Грозового племени.

Вернувшись в лагерь, патрульные повстречали нагруженных добычей охотников. Ежевика велел Белолапке с Березовиком отнести добычу старейшинам, Огнезвезду и Листвичке. Потом собрал вокруг себя оставшихся котов и распределил патрули на следующий день. Он не хотел повторять своей утренней ошибки, к тому же ему нужно было заранее освободить себе время для встречи с Коршуном.

В это время неугомонный Ягодка выкатился из детской и со всех лап бросился к Ежевике.

— Я хочу пойти в патруль! — завопил он, перекрикивая глашатая. — Можно?

— Нет, — резко оборвал его Ежевика. — Придется подождать, пока ты станешь оруженосцем.

— А тогда ты возьмешь меня с собой?

— Конечно, обещаю.

Ягодка даже зажмурился от счастья.

— Я буду оруженосцем самого глашатая! — на весь лагерь запищал он.

Ежевика ласково отпихнул его лапой и вернулся к своим обязанностям.

— Эй, задавака! — насмешливо проурчала Белка, легонько шлепнув друга кончиком хвоста по уху. — Ты назначил Тростинку в охотники, а перед этим велел ей отправляться в рассветный патруль. Она не может разорваться пополам, как бы тебе этого ни хотелось.

— Ой, извини, — смутился Ежевика, виновато глядя на Тростинку. — Иди охотиться вместе с Дымом. А в патруль я назначу кого-нибудь другого.

— Потом выберешь, время еще есть, — успокоила его Белка. — Сначала пойди поешь, — она проводила своего друга к куче со свежей добычей и проурчала, понизив голос: — Насколько я знаю, глашатаи тоже должны питаться? Не могут же они целый день заниматься одними делами!

Ежевика с благодарностью посмотрел на свою подругу. Она говорила насмешливо, но глаза ее смотрели с такой любовью, что ему вдруг стало стыдно. Захочет ли Белка остаться с ним, будут ли ее глаза по-прежнему сиять для него, если она узнает о его завтрашней встрече с Коршуном?

Он отлично знал ответ на свой вопрос. Если Белка пронюхает о его замыслах, он потеряет ее навсегда… Когда-то Звездоцап лишился места глашатая и был отправлен в изгнание за попытку устроить заговор и убить Синюю Звезду. Неужели это грозит и Ежевике, если племя узнает о его встречах со Звездоцапом и Коршуном?

Ежевика попытался убедить себя в том, что никто ничего не узнает, но холодок страха прочно поселился у него под сердцем. «Но ведь я же не собираюсь никого убивать!» — беспомощно подумал новый глашатай. Он просто хотел сделать Грозовое племя самым сильным в лесу. Его соплеменники слишком долго жили без глашатая, теперь пришло время исправлять старые ошибки. Ежевика готов был выпрыгнуть из шкуры ради того, чтобы Огнезвезд никогда не пожалел о своем выборе.

0

20

Глава XIX
Листвичка бежала на встречу возле Лунного Озера, но настроение у нее было хуже некуда. Первый день с новым глашатаем прошел отлично: Ежевика со спокойной властностью отдавал распоряжения и сам работал больше любого рядового воина. Но Листвичка никак не могла забыть фигуру Звездоцапа, выросшую за спиной Ежевики в тот миг, когда Огнезвезд объявил имя нового глашатая. Теперь она точно знала, что полосатый воин не прекратил встреч со своим преступным отцом, а значит, продолжает подвергать все племя смертельной опасности.

Может быть, звездные воители дадут ей какой-нибудь совет? Листвичка вихрем промчалась через лес и выскочила на поляну возле брода, где ручей шумно бурлил вокруг камней. Корявый и Мотылинка уже ждали ее, а приглядевшись, Листвичка заметила в серых сумерках щуплую фигурку Ивушки. Как она могла забыть, что этой ночью маленькая ученица впервые будет представлена Звездному племени?

— Привет! — пропыхтела целительница, подбегая к друзьям. — Здравствуй, Ивушка. Я очень рада тебя видеть.

Ивушка стыдливо поклонилась. Глаза ее сияли, она была так взволнована, что едва могла говорить.

— Здравствуй, Листвичка… Я тоже очень рада.

К счастью, у Ивушки хватило ума не упоминать при всех о том сне, когда Листвичка с Ласточкой показали ей заросли кошачьей мяты. Корявому ни к чему знать о том, что чужая целительница наставляет ученицу Мотылинки!

— А где Перышко? — спросила Листвичка. — Обычно он не опаздывает.

— Понятия не имею, — проворчал Корявый. — Может, вперед ушел?

— Тогда нам лучше поторопиться. Луна уже скоро взойдет на верхушку неба, — заметила Мотылинка.

Сегодня она казалась непривычно взволнованной, почти испуганной. Этой ночью Мотылинке предстояло представить свою ученицу Звездному племени, в которое она не верила. Листвичка поняла, что Речная целительница боится, как бы разгневанные предки-воители не отвергли Ивушку за ложь и безверие ее наставницы.

«Не бойся, — хотелось успокоить ее Листвичке. — Ласточка уже приходила во сне к Ивушке, она будет посылать ей знамения небесных предков. Ты останешься целительницей и будешь еще долго служить своему племени».

Она очень хотела рассказать Мотылинке обо всем случившемся, но в присутствии Корявого это было невозможно.

Четверо целителей пересекли границу Грозового племени, когда сзади послышался громкий крик, и Перышко со всех лап выскочил им навстречу.

— Простите, — запыхавшись, пробормотал запоздавший целитель. — Наш Кедровник умудрился занозить лапу как раз перед моим выходом. Пришлось задержаться, — пояснил он и приветливо кивнул Ивушке. — Не трусь, малышка. Все будет отлично, вот увидишь. С такой наставницей тебе не о чем беспокоиться.

Мотылинка с благодарностью посмотрела на целителя племени Теней и боязливо поежилась, подумав о чем-то своем.

Луна взобралась на самую верхушку небес, когда целители протиснулись сквозь колючие кусты и остановились на вершине оврага. Ивушка с благоговением смотрела на серебристый поток, падающий со скалы в полное звезд Лунное Озеро.

— Какая красота! — прошептала она.

Корявый первым начал спускаться по извилистой тропинке. За ним следовали Мотылинка с Ивушкой, а Листвичка с Перышком замыкали шествие.

Возле озера Мотылинка повернулась к своей ученице и торжественно произнесла:

— Ивушка, готова ли ты стать целительницей и проникнуть в тайны Звездного племени?

Сама она не верила в покровительство небес, но назубок знала слова посвящения и сумела произнести их с должным чувством.

Серая шерстка Ивушки, окрашенная в серебро лунного света, распушилась от волнения, хвостик восторженно задрался вверх. Сверкая глазами, она радостно выпалила:

— Да!

— Тогда выйди вперед.

Ивушка подошла к Мотылинке и остановилась у самого берега озера. Мотылинка запрокинула голову к звездам, и Листвичка невольно поежилась, вспомнив, что подруга видит в них лишь далекие бездушные огоньки. Высоким дрожащим голосом Мотылинка произнесла слова посвящения и почти испуганно посмотрела на Ивушку.

— Воины Звездного племени, взгляните на эту ученицу. Она добровольно и охотно избрала путь целительницы. Даруйте же ей мудрость и проницательность, чтобы она могла понимать посланные вами знамения и исцелять своих соплеменников.

Сердце у Листвички разрывалось от жалости к подруге. Мало того, что бедняжке каждый день приходилось лгать, так теперь еще она вынуждена в присутствии всех целителей взывать к предкам, в существование которых не верила!

— А теперь присядь и попробуй воду из озера, — устало велела целительница Ивушке.

Ученица молча повиновалась. Остальные целители заняли свои места возле озера и вытянули шеи, чтобы коснуться языками ледяной воды.

Жидкий звездный свет обжег горло Листвички, холод пробрал ее до костей. Она рухнула в темноту и несколько мгновений парила в пустоте.

Когда глаза ее снова открылись, она очутилась на берегу озера, где в черной воде качалось отражение Серебряного Пояса. Но это было не Лунное Озеро. Вокруг нее была лесная поляна, а в высокой траве виднелись посеребренные луной цветы.

Запрокинув голову, Листвичка заметила три знакомых звезды. Сегодня они сияли еще ярче, чем в прошлые разы.

Ивушка тихо посапывала рядом с Листвичкой, а на противоположном берегу озера сидела красивая пестрая кошка с сияющими глазами.

— Пестролистая! — закричала Листвичка.

Она бросилась к звездной воительнице, втянула носом ее знакомый нежный запах и прижалась лбом к боку Пестролистой.

— Как же я рада тебя видеть! Расскажи мне, что это за звезды? — спросила она, указывая хвостом в небо. — Ведь это не души умерших воинов, правда? Я чувствую, что они живые!

— Нет, милая, этого я тебе пока сказать не могу, — покачала головой пестрая кошка. — Всему свой срок.

Листвичка хотела возразить, но удержалась. Звездные воины обладают неземной мудростью, им лучше знать, когда придет время открыть правду. Подавив вздох разочарования, она спросила:

— Спасибо за то, что рассказала мне Мотылинкину тайну. Я знаю, что это ты послала мне крылышко бабочки.

— Я решила, что срок настал, — отвечала Пестролистая. — Ты хорошая подруга, и Мотылинка нуждается в твоей поддержке.

— Но я до сих пор ничего ей не сказала, — виновато потупилась Листвичка. — Это плохо?

Пестролистая ласково лизнула ее между ушей.

— Не хочешь — не торопись. Дождись, пока Мотылинка сама с тобой заговорит. Звездное племя любит ее. Пусть перестанет сомневаться в себе. Она отличная целительница и по праву занимает свое место.

— Думаешь, это так просто? — фыркнула Листвичка. — Любой кот видит, что Мотылинка умная и опытная целительница. Вы же сами видите, как она заботится о своих соплеменниках! Но она не может противостоять Коршуну. Она так страдала, когда он заставил ее лгать на Совете.

Пестролистая кивнула, и прекрасные глаза ее затуманились тревогой.

— Судьба Коршуна лежит в лапах Звездного племени, — напомнила она. — Это не твоя забота.

Звездная целительница встала и направилась вдоль озера к спящей ученице, а Листвичка засеменила за ней следом.

— Звездное племя благодарно тебе за помощь, — продолжала по дороге Пестролистая. — Ты нужна Ивушке не меньше, чем Мотылинка, иначе ученице никогда не стать настоящей целительницей. Я знаю, что ты справишься, дорогая. Ведь ты умеешь хранить секреты?

— Конечно! Спасибо тебе, Пестролистая! — обрадовалась Листвичка, но тут же замялась и робко попросила: — Можно мне увидеть Пепелицу? Я так скучаю без нее, но она ни разу не пришла ко мне во сне. Ты точно знаешь, что она больше не сердится на меня?

Пестролистая потерлась носом о ее голову, и Листвичка снова почувствовала себя котенком.

— Выбрось из головы эти глупости. Пепелица любит тебя. И она гораздо ближе к тебе, чем ты думаешь. Хочешь в этом убедиться?

— Конечно! — подпрыгнула Листвичка. — Прошу тебя, Пестролистая!

Целительница наклонила голову к озеру и принялась лакать, знаком велев Листвичке сделать то же самое.

Восторг охватил целительницу, когда она опустила голову и сделала робкий глоток. Это была совсем не та ледяная вода, которая перенесла ее в сон на берегу Лунного Озера. Это была прохладная и душистая влага, пахнущая целебными травами. Все тело целительницы наполнилось свежестью, силой и отвагой.

— А теперь иди за мной, — сказала Пестролистая.

Листвичка послушно пересекла поляну и вошла в чащу. Внезапно она поняла, что перенеслась в свой лес и стоит возле колючих зарослей, ограждающих вход в лагерь.

— Зачем ты привела меня сюда? — спросила она.

Пестролистая не ответила. Она прошла сквозь узкий лаз и направилась через поляну к детской. Сидевшая возле входа Ромашка лениво вылизывала своих спящих котят.

Звездная целительница прошла в дальний угол детской и остановилась возле Медуницы. Все четверо котят сладко сопели возле матери. Трое спали, но Пепелинка вдруг подняла голову и, широко открыв круглые голубые глаза, посмотрела прямо на Листвичку Целительница оцепенела, завороженная этим знакомым с детства взглядом.

— Теперь ты поняла, дорогая? — прошептала Пестролистая.

— Но… этого не может быть, — одними губами проговорила Листвичка. — Как? Почему?

— Это правда, — очень серьезно сказала Пестролистая. — Позже ты узнаешь больше, но на сегодня достаточно. Теперь ты успокоилась?

— Да, — выдохнула Листвичка. — Спасибо тебе, Пестролистая!

— А теперь пора возвращаться. Пришло время принять Ивушку в ряды целителей.

Пепелинка широко зевнула, показав розовый язычок и молочно-белые зубки. Потом снова закрыла глаза и устроилась возле матери. Листвичка дотронулась носом до нежной серой шерстки малышки, глубоко вдохнула ее теплый запах и поспешно вышла из детской. «До свидания, Пепелица», — прошептала она, ныряя в колючие заросли возле выхода.

Они с Пестролистой снова очутились в зачарованном лесу. Ивушка по-прежнему спала на берегу озера. Пестролистая подошла к ней и тихонько дунула в ухо. Ученица мгновенно открыла глаза и подняла голову, смело уставившись на звездную кошку.

— Ты небесная воительница, да? — спросила она. — В твоей шерсти запутались звезды.

— Да, малышка. Меня зовут Пестролистая. А это твоя подруга Листвичка.

Ивушка поспешно вскочила.

— Привет, Листвичка. А где Мотылинка? — спросила она, удивленно оглядываясь по сторонам.

— В этом сне ты ее не увидишь, — ответила Пестролистая.

«Бедная Мотылинка! — подумала Листвичка. — Как жаль, что она не может видеть, как ее ученица делает первые робкие шаги к Звездному племени! Но ведь кто-то должен помочь Ивушке на этом пути. Раз Мотылинка не может, это сделаю я».

— Где мы? И зачем мы здесь? — затараторила Ивушка и завертела головой, оглядывая поляну.

— Мы принесли тебе послание Звездного племени, — строго напомнила Пестролистая. — Ты готова?

Ивушка просияла и высоко подпрыгнула, сразу напомнив Листвичке Ягодку.

— Да! Я еще никогда не видела таких интересных снов!

— Теперь ты будешь часто их видеть, — заверила ее звездная кошка. — Отныне, куда бы ты ни пошла, ты никогда не будешь одна.

Пестролистая указала хвостом на гладь озера. Присев возле ученицы, она заглянула в сияющую глубину.

— Что ты там видишь? — строго спросила она Ивушку.

Спокойная вода отражала горящие на небе звезды. Но вот сияние померкло, и из глубины начали подниматься серые облака. Пронизывающий ветер всколыхнул поверхность, бешено закачались отраженные в воде ветви. Ледяной вихрь взъерошил шерсть Листвички, и она крепче впилась когтями в землю. Рядом испуганно закричала Ивушка.

— Не бойся, — перекрикивая вой ветра, громко пророкотала Пестролистая. — Тебе ничто не угрожает. Я с тобой.

Листвичка зажмурила глаза, прячась от хлещущих порывов ветра. Сердце ее бешено колотилось.

Когда она снова подняла веки, озеро уже успокоилось. С безоблачного неба сияла луна, и даже легчайший ветерок не пробегал по безмятежной глади воды. Ивушка с закрытыми глазами лежала у самого края озера. Рядом с ней спали Корявый с Перышком, а Мотылинка сидела, обвив лапы хвостом. Она с такой горькой тоской смотрела на полную звезд воду, что Листвичке стало ее жалко.

— Мотылинка, — прошептала она, стараясь не думать о только что увиденной буре.

Золотистая кошка повернула голову и тяжело вздохнула.

— Я так боюсь. Как ты думаешь, они пошлют ей хороший сон? Вдруг звездные предки обидят Ивушку из-за того, что я в них не верю?

Листвичка встала, тихонько обошла спящую ученицу и уселась рядом с подругой. Она быстро пригладила языком ее растрепавшуюся золотистую шерстку и призналась:

— Я видела ее сон. К ней приходила Пестролистая.

Мотылинка с горечью покачала головой и простонала:

— Какая глупость! Тебе это просто приснилось.

Листвичка теснее прижалась к подруге, пытаясь поделиться с ней своей верой.

— Вот увидишь, все будет хорошо. Я тебе обещаю.

Но Мотылинка отпрянула от нее, как от горящей ветки.

— Нет, ты ничего не понимаешь! Ах, Листвичка, если бы ты знала, как мне тяжело! Я не могу больше лгать. Я должна хоть кому-то признаться в том, что сделала! — Она пристально посмотрела на Листвичку и выпалила: — Ты думаешь, Звездное племя избрало меня целительницей? Так вот, никто меня не избирал! Это Коршун положил мотыльковое крылышко возле палатки Пачкуна. Теперь ты все знаешь. Но клянусь тебе, Листвичка, я ничего не знала об этом! До этого я считала себя настоящей целительницей, избранной Звездным племенем.

Листвичка молча смотрела на подругу. Она так разволновалась, что не находила слов. «Великое Звездное племя, помоги мне правильно поговорить с ней! Ведь она так верит мне, что решилась доверить свою самую страшную тайну!» — взмолилась она звездным предкам.

Видимо, Мотылинка по-своему истолковала ее молчание, потому что убитым голосом спросила:

— Ты не хочешь со мной говорить? Что ты теперь сделаешь? Расскажешь остальным? Мне больше нельзя быть целительницей?

— Какая же ты глупая! — заурчала Листвичка, лихорадочно вылизывая ей нос и уши. — Я молчу, потому что уже давно все знаю.

— Ты знала? — ахнула Мотылинка. — Но откуда?

— Пестролистая послала мне знак… А еще я слышала, как Коршун разговаривал с тобой на прошлом Совете.

— Коршун! — с ненавистью прошипела Мотылинка. — Он превратил мою жизнь в кошмар. Понимаешь, он грозит, что всем расскажет про ложный знак. Он заставил меня лгать на прошлом Совете. Никакого сна я не видела, ты же знаешь, что я не могу получать никаких знаков от Звездного племени!

Листвичка молча кивнула.

— А я так хотела быть целительницей! Сначала я пыталась поверить в Звездное племя, честное слово. Когда Пачкун впервые взял меня к Лунному Камню, мне показалось, будто я вижу небесных воителей и разговариваю с ними. Но когда мы вернулись в Речное племя, Коршун поднял меня на смех и рассказал про подложенное мотыльковое крылышко. И тогда я поняла, что никакого Звездного племени нет, а я просто уснула и видела сон. Ведь если бы небесное воинство в самом деле существовало, разве оно позволило бы Коршуну совершить такое злодейство, а потом издеваться надо мной? Если бы ты знала, Листвичка, как он меня мучает!

Листвичка беспомощно гладила подругу хвостом по спине. Шерсть у нее дрожала от возмущения, но она старалась сдерживаться, чтобы не расстраивать подругу. Проклятый Коршун! Он безжалостно растоптал веру своей сестры, заставил ее отвернуться от Звездного племени, внушил неверие в свои силы, несмотря на то, что Мотылинка была прирожденной целительницей!

— Все будет хорошо, — тихо шепнула она. — Поверь мне, я знаю.

— Мне не нужны пустые утешения, — отвернулась Мотылинка. — Я должна была сразу рассказать всю правду Речному племени. Но я не смогла отказаться от мечты стать целительницей! Я так хотела лечить больных, помогать своим соплеменникам… А теперь уже поздно. Если я признаюсь сейчас, меня выгонят из племени, а идти мне некуда.

— Не надо тебе никуда уходить, — твердо заявила Листвичка. — Я разговаривала о тебе с Пестролистой. Она сказала, что Звездное племя любит тебя и хочет, чтобы ты осталась целительницей. Пестролистая говорит, что ты нужна своему племени и имеешь право приходить к Лунному Озеру.

Слабый огонек надежды вспыхнул в потухших Мотылинкиных глазах, и Листвичка поняла, что несчастная кошка очень хочет поверить ей. Но потом Мотылинка снова уронила голову и прошептала:

— Спасибо тебе, Листвичка, за то, что хочешь меня утешить. Но все это неправда. Нет, я не хочу сказать, что ты лгунья! — торопливо воскликнула она. — Но это просто сон. Ты переживала за меня, вот тебе и приснилась сказка с хорошим концом. Но ты правда думаешь, что я могу остаться целительницей? А как же быть с Ивушкой? Я не хочу отнять у нее веру в Звездное племя, но научить видеть сны тоже не могу.

— Зато я могу, — заверила Листвичка. — Я научу ее всему, что ей понадобится. А ты будешь обучать ее травам и лечению болезней.

Мотылинка стыдливо опустила глаза.

— Я не заслуживаю такой подруги, как ты… — В следующий миг она вскинула голову и с новой решимостью посмотрела на Листвичку: — Но теперь все изменится! Я больше никогда не стану подчиняться Коршуну Я напомню ему, что он сам ни за что не станет глашатаем, если в племени узнают о его проделке с мотыльковым крылышком.

— Отличная мысль, — одобрила Листвичка. — Но будь осторожна…

Она замолчала на полуслове, потому что Перышко поднял голову и потянулся, разминая затекшие от долгого лежания лапы. Корявый тоже зашевелился, а Ивушка вскочила и понеслась по мшистым камням к своей наставнице.

— Это было так страшно и так здорово! — завопила она и добавила, понизив голос: — Жаль, что тебя там не было!

— Мне тоже жаль, — выдавила улыбку Мотылинка.

— Может быть, когда-нибудь мы с тобой встретимся там? — с надеждой спросила Ивушка.

Мотылинка ничего не ответила.

— Листвичка, а что означал этот сон? — взволнованно спросила ученица. — Я видела грозовые тучи. Они предвещают беду нашему племени?

Листвичка шлепнула ее хвостом по губам и выразительно показала глазами на Корявого и Перышко.

— Целители не должны вслух говорить о полученных предзнаменованиях, — строго сказала она. — Сначала нужно хорошенько обдумать посланный знак, понять его, а потом о нем можно рассказать своему племени. Да, мне кажется, твой сон предвещает беду, — озабоченно кивнула она. — Но пока не стоит никому об этом говорить. Звездное племя вскоре пошлет тебе еще один знак, а пока не нужно понапрасну тревожить котов и сеять панику.

Ивушка серьезно кивнула, и теснее прижалась к Мотылинке. Судя по веселому виду Перышка и Корявого, они не получили никаких дурных предзнаменований. Выходит, знамение касалось лишь Речного и Грозового племен. Но что может их объединять? И тут Листвичка ахнула, испуганно посмотрев на Мотылинку. Неужели знамение касалось Коршуна, брата Ежевики?

Черная тень накрыла овраг, когда Листвичка выбралась на вершину холма. Она запрокинула голову и увидела, что луна скрылась за тучей. Шерсть у Листвички встала дыбом, когда холодный ветер зашелестел в кустах. Это было слишком похоже на только что виденный сон. Сомнений не было — приближалась беда.

0

21

Глава XX
Ежевика стоял на поляне, провожая глазами охотников, убегавших в лес за добычей. Рассветный патруль уже ушел. Утренняя дымка начала рассеиваться, а светлое небо над верхушками деревьев обещало очередной теплый безоблачный день.

Ежевика огляделся по сторонам. Все ли сделано, ничего ли он не забыл? Куча со свежей добычей едва виднелась над травой, но охотники скоро снова наполнят ее. Ромашка лениво зевала у входа в детскую, ее котята возились рядом. Листвичка семенила к старейшинам с каким-то снадобьем в зубах, а Кисточка сидела на краю поляны и яростно чесала за ухом задней лапой. Шкуры Грозовых воинов лоснились, бока раздались от сытости. Даже всегда худенькая Листвичка округлилась и раздобрела. Голод, терзавший котов в старом лесу, теперь стал лишь страшным воспоминанием.

Ветки воинской палатки зашуршали, и на поляну выбрался Уголек. Усевшись перед входом, серый воин принялся вылизывать свою шерсть.

Ежевика подошел к нему. Терновник взял Белолапку с собой на охоту, так что сегодня оруженосцам придется тренироваться врозь.

— А где Березовик? — спросил Ежевика. — Сегодня прекрасное утро для отработки боевых навыков.

Уголек прищурился и с ненавистью посмотрел на нового глашатая.

— Не твое дело! — огрызнулся он. — Сам решу, чем мне заняться со своим оруженосцем. Я уже решил, что мы будем делать.

— Вот и хорошо, — примирительно сказал Ежевика. — Только не забудь напомнить ему о лисьих капканах.

Уголек повернулся к Ежевике спиной и направился к палатке оруженосцев. Березовик выскочил на зов наставника и, насторожив уши, стал слушать его указания. Видимо, задание пришлось ему по душе, потому что малыш так и подпрыгивал на месте от нетерпения. Быстро кивнув, он помчался к выходу, едва не столкнувшись с Терновником, который вбегал в лагерь с полной пастью добычи. Перекинувшись парой слов с охотником, оруженосец помчался в лес. Уголек бросил на Ежевику еще один злобный взгляд и поплелся за ним следом.

Ежевика пожал плечами. Нужно набраться терпения, только и всего. Но если Уголек и дальше будет так себя вести, то он отправит его вылавливать блох у старейшин!

Внезапно Ежевика замер. Он так увлекся своими новыми обязанностями, что совсем забыл о встрече с Коршуном! Скоро поддень, он чуть не опоздал! Ежевика со всех лап бросился к выходу из лагеря — и даже застонал от досады, услышав за спиной веселый голос Белки:

— Эй, Ежевика! Куда собрался?

Он обернулся. Белка отлично знала, что он не идет в патруль и, разумеется, хотела пойти в лес с ним вместе.

— Куда бежишь? — повторила рыжая воительница. — На охоту? Вот здорово, мы давным-давно не охотились вместе.

— Но я… — запинаясь, начал Ежевика.

Его спасли Ромашкины котята. Воспользовавшись тем, что их мать задремала на солнце, Ягодка решительно повел брата с сестрой в палатку Листвички.

— Вот озорники! — ахнула Белка. — Помнишь, что они там устроили в прошлый раз? Сбегаю, погляжу, на месте ли Листвичка.

Она взмахнула рыжим хвостом и скрылась в кустах. Ежевика молча поблагодарил Звездное племя за помощь и нырнул в узкий лаз, ведущий из лагеря. Очутившись в лесу, он со всех лап бросился в сторону озера.

Солнце уже встало, и деревья бросали длинные тени на покрытую росой траву. Усыпанная капельками паутина сияла на кустах. Вокруг никого не было видно, и Ежевика понял, что охотники отправились в другую часть Грозовой территории.

На краю леса он помедлил, прислушиваясь к тихому плеску воды. Сквозь ветки папоротников виднелось озеро. Ежевика разинул пасть и втянул воздух. Он почувствовал отчетливый запах Речного племени и еле заметный дух котов племени Теней. «Почему здесь пахнет племенем Теней? — подумал Ежевика, вертя головой в поисках брата. — И куда подевался Коршун?»

— Коршун? — тихо позвал он.

Никто не отозвался. В двух хвостах от себя Ежевика заметил дрозда, который деловито тянул из земли червяка. Он вспомнил, что с утра ничего не ел, и инстинктивно принял охотничью стойку. В тот же миг что-то тяжелое обрушилось ему на спину, опрокинув на землю. Ежевика завопил, а дрозд с оглушительным криком поднялся в воздух. Перекувырнувшись, Ежевика увидел Коршуна, который с усмешкой смотрел на него своими холодными голубыми глазами.

— Спятил ты, что ли? — разозлился Ежевика. — Хочешь, чтобы все Грозовое племя узнало, что ты здесь?

— Пусть знают, — отмахнулся Коршун. — Ничего они мне не сделают, если я буду держаться возле воды. Нужно уважать решения Совета, — насмешливо прищурился он.

Ежевика недовольно поднялся и быстро пригладил растрепавшуюся шерсть. Его неприятно поразило, что Коршун думает только о себе. Ему-то ничего не грозит, а вот что скажут Грозовые коты, если застанут своего глашатая на тайной встрече с братом?

— Пошли в папоротники, — буркнул он, поманив хвостом Коршуна.

Усевшись в густых кустах, Ежевика снова почуял запах племени Теней. Он сморщил нос.

— От тебя пахнет племенем Теней, — удивился он.

Коршун недобро посмотрел на него прищуренным взглядом и спокойно ответил:

— Наверное, я провонял, когда проходил через их территорию. Не обращай внимания. Нам нужно многое обсудить, не будем терять времени.

Ежевика кивнул и набрал в легкие побольше воздуха. Он очень надеялся, что ему удастся отговорить брата от безумных планов по захвату леса, не выставляя себя слабаком, недостойным власти.

— На прошлой встрече Звездоцап сказал, что мы с тобой должны возглавить племена Теней и Ветра, — осторожно начал он. — Мне кажется, это лишнее. Волей Звездного племени у нас всегда было четыре племени, так и должно быть впредь.

Но Коршун только пренебрежительно махнул кончиком своего черно-полосатого хвоста и весело ответил:

— Звездоцап правильно сказал — так было в старом лесу. Послушай, Ежевика, давай говорить начистоту. Племя Теней вечно мутит воду, от них всегда приходится ждать неприятностей. Все лесные коты вздохнут свободнее, когда кто-нибудь сумеет покончить с этим безобразием. Неужели ты не хочешь, чтобы сильный предводитель призвал котов племени Теней к порядку и заставил их уважать Воинский закон? Теперь племя Ветра… Из тебя получится куда лучший предводитель, чем из этого размазни Однозвезда! Мы с тобой будем крепкой лапой править всем лесом. Под нашей властью каждый кот будет сыт и счастлив. Прекратятся стычки на границах, не будет больше войн и споров из-за территории…

— Ну, если так…

Ежевика растерялся. Ему нравилось будущее, о котором говорил Коршун. Что плохого в том, если два сильных предводителя станут править лесом на благо всех котов? Он вспомнил, как воины племени Теней сидели в засаде и с любопытством смотрели на мучения Ягодки, угодившего в лисий капкан. Ненависть горячей волной прокатилась по шкуре Ежевики: «При моей власти ни один кот не посмеет равнодушно пройти мимо страдающего котенка, к какому бы племени он ни принадлежал!»

— Послушай, — начал он и вдруг до него донесся издалека чей-то крик. — Это еще что такое?

— Бедная дичь, кажется, ей не повезло, — хмыкнул Коршун.

Крик повторился.

— Нет! — вскочил Ежевика. — Это какой-то кот попал в беду! Бежим!

Он выпрыгнул из папоротников и помчался вдоль берега в ту сторону, откуда доносился крик. Вскоре он услышал жуткий сдавленный хрип и похолодел от страха. Не помня себя, Ежевика перемахнул через корни — и едва не врезался в Огнезвезда.

Предводитель Грозового племени лежал на узкой тропинке между кустами папоротников. Лапы его слабо содрогались, глаза подернулись пленкой, а рыжая морда была покрыта пеной. Тонкая блестящая проволока крепко охватила его шею, глубоко врезавшись в огненный мех. Огнезвезд попал в лисий капкан!

Ежевика бросился к предводителю — и едва не упал, получив сильный удар в бок.

— Куда, мышеголовый? — рявкнул на него Коршун. — Это же твой шанс! Ты теперь глашатай, не забыл? Убей его, и станешь предводителем.

Ежевика непонимающе вытаращил глаза: «Что он такое говорит?» Но тут он увидел, как Огнезвезд с трудом открывает пасть, пытаясь что-то прошептать.

— Березовик… Он позвал меня… Сказал, что Чернозвезд ждет на нашей территории… Мне пришлось пойти одному.

Злое торжество сверкнуло в голубых глазах Коршуна, одним сильным прыжком он очутился возле поверженного Грозового предводителя и наклонился к его уху.

— А никакого Чернозвезда не было, да? — глумливо спросил он. — Какая неожиданность! Зато здесь оказались мы с братом. Ты глупец, Огнезвезд. Я даже не думал, что тебя окажется так просто заманить в западню!

Ежевике показалось, что земля уходит из-под его лап. Он пока не мог до конца понять все произошедшее, но отсутствие Чернозвезда и запах племени Теней на шкуре Коршуна явно были частью какого-то злодейского плана.

— Это сделал ты, — медленно проговорил он, глядя в глаза Коршуна. — Это ты заманил Огнезвезда в ловушку.

— Правильно, — насмешливо прищурился Коршун. — Я сделал это для тебя.

Бока Огнезвезда тяжело вздымались, он судорожно пытался вдохнуть. Ежевика ясно видел, что если немедленно не ослабить проволоку, предводитель потеряет жизнь — и не одну.

— Полюбуйся на храброго предводителя Грозового племени! — насмешливо пропел Коршун, расхаживая перед мордой Огнезвезда. — Какой он был важный, какой сильный! Где же теперь твоя сила, падаль? Прикончи его, Ежевика.

Лапы у Ежевики примерзли к земле. Каждый волосок на его шкуре встал дыбом, а в ушах, подобно раскату грома, загремел рев Звездоцапа: «Убей его! Убей, убей! Никто не узнает об этом. Ты станешь предводителем. Убей его, и получишь все, о чем мечтал!»

Подскочивший Коршун с силой пихнул его к Огнезвезду.

— Чего ты ждешь? Ведь мы с тобой давным-давно планировали это! Так убей же его скорее!

0

22

Глава XXI
— На редкость крепкие и здоровые малыши, — сказала Листвичка, обнюхав котят Медуницы. — Ты можешь гордиться ими.

Крапчатая кошка проглотила кусочек полевки и облизалась.

— Как ими не гордиться? Но боюсь, доставят они мне хлопот, когда подрастут! Я уже сейчас вижу, что они будут хуже Ромашкиных сорванцов. — Она весело прищурила глаза и с любовью посмотрела на серую Пепелинку. — А уж с этой малявкой просто сладу нет!

Листвичка взглянула на урчащих котят, клубком свернувшихся возле материнского живота. Сердце ее запело при воспоминании о последнем знамении Пестролистой. Интересно, когда Грозовое племя узнает правду о Пепелинке? Листвичке не терпелось поделиться со всеми радостной новостью, но приходилось ждать веления Звездного племени.

— Ты должна больше отдыхать, — строго сказала она подруге. — Лежи и набирайся сил. Четверо котят, это огромная ответственность!

— Я знаю, — счастливо улыбнулась Медуница. — Бурый мне во всем помогает, так что не беспокойся. Спасибо тебе, Листвичка. Если бы не ты, мои детки умерли бы.

Листвичка зажмурилась, пытаясь вспомнить сумасшедшее чувство, заставившее ее сбежать из Грозового племени и искать счастья в чужой земле. Былая любовь уже успела превратиться в тень, живущую в самой глубине ее души. Но теперь она вдруг снова ожила, и Листвичка беспомощно застонала, пытаясь справиться с собой. Но вдруг ее охватило темное предчувствие, чувство тоски и вины быстро переросло в страх. Дикий рев заглушил писк Медуницыных котят, запах крови поглотил их сладкий молочный аромат, а потом алый поток заплескался перед закрытыми глазами Листвички.

«Барсуки! Великое Звездное племя, спаси нас!»

Не помня себя, Листвичка выскочила из детской, не обращая внимания на всполошенные крики Медуницы. Но на поляне все было спокойно. Большая часть Грозовых котов разошлась — кто на охоту, кто проверять границы. Яркое солнце сияло на голубом безоблачном небе.

Но Листвичка знала, что произошло нечто ужасное. Пусть не здесь, пусть где-то далеко, в лесу… Она взволнованно забегала по поляне, и сидящие возле кучи со свежей добычей Белохвост с Яроликой удивленно подняли головы от еды. Обезумев от страха, Листвичка кинулась к выходу и столкнулась с Белкой.

— Привет! — весело крикнула сестра. — Что у тебя стряслось?

— Пока не знаю, но что-то ужасное, — пробормотала Листвичка. — Барсуки… или Двуногие… Я не знаю! Ты что-нибудь видела?

— Нет, — удивленно ответила Белка, пытаясь погладить ее. — Все хорошо, успокойся. Я просто искала Ежевику. Этот несносный полосатый клубок сбежал в лес без меня, представляешь? Я хотела найти его по запаху, но сбилась с пути.

— Ах, Белка, неужели ты ничего не понимаешь? Все плохо, случилась беда! — Жуткое предчувствие ледяным ознобом сотрясало тело Листвички. — Грозовое племя в страшной опасности. Ты пойдешь со мной?

— Конечно, только скажи — куда?

— Откуда я знаю? — едва не разрыдалась Листвичка. — Великое Звездное племя, укажи нам путь!

Не успела она договорить, как трава бешено заколыхалась, и на поляну выскочил Уголек. Шерсть его стояла дыбом, голубые глаза потемнели от страха.

— Листвичка! — задыхаясь, прокричал он. — Беда! Огнезвезд… он попался в лисий капкан!

— Где? Почему ты его не вытащил? — заорала Белка, в ярости сверкая глазами.

— Да потому что он… Там Ежевика, — выпалил Уголек. — И Коршун с ним! Речной кот на нашей территории! Я не мог в одиночку справиться с обоими и побежал за подмогой. — Он махнул хвостом в сторону озера: — Бегите туда! Скорее! Как бы не было поздно!

0

23

Глава XXII
Ежевика смотрел на задыхающегося предводителя. Он просто не мог пошевелиться. Все, что ему нужно — это затянуть петлю вокруг шеи Огнезвезда, и тот потеряет все шесть своих жизней, одну за другой. Он поймал взгляд предводителя. В зеленых глазах Огнезвезда не было мольбы, там горел лишь гордый, твердый вопрос: «Что ты решишь, Ежевика? Тебе выбирать».

Ежевика знал, что Огнезвезд много лет враждовал со Звездоцапом. Они ненавидели друг друга, и каждый по-своему видел будущее Грозового племени. Но Огнезвезду не пришлось убивать Звездоцапа, это сделал за него Бич, страшный предводитель Кровавого племени, которого отец Ежевики пригласил в их родной лес.

Теперь Звездоцап нанес ответный удар. Ежевика слышал, как дух отца угрожающе рычит ему на ухо: «Дурак! Прикончи его, слышишь? Я приказываю тебе сделать это!»

Ежевика закрыл глаза и увидел перед собой поляну Четырех Деревьев, и кровь, льющуюся на траву из распоротой глотки Звездоцапа. Его отец одну за одной терял свои девять жизней, а Бич с холодным любопытством наблюдал за его агонией. Неужели Коршун хочет, чтобы он, Ежевика, превратился в такое чудовище?

— Шесть жизней… — прошептал он. Шесть жизней Огнезвезда отделяли его от власти предводителя Грозового племени.

— Правильно, братец, — зашипел Коршун. — Теперь мы с тобой можем отомстить ему за смерть отца! Он должен был остановить Бича, но не сделал этого. Он стоял и смотрел, как величайший воитель умирает девять раз подряд.

Месть? Ежевика оторвал глаза от Грозового предводителя и посмотрел на своего брата. При чем тут месть? Разве Огнезвезд виноват в смерти их отца? Весь лес знает, что Звездоцап по своей воле встал на путь, который привел его к страшной смерти на траве Священной поляны.

«Больше всего на свете я хочу быть предводителем Грозового племени, — подумал про себя Ежевика. — Но не так!» Только теперь он понял, что его преданность принадлежит не только Грозовому племени, но и этому рыжему коту, который сейчас беспомощно лежит на земле. Огнезвезд воспитывал его, он сделал его воителем, несмотря на свою давнюю вражду со Звездоцапом, а совсем недавно он оказал Ежевике высшее доверие, избрав своим глашатаем. Два дня назад Ежевика сказал ему, что преданность племени не обязательно подразумевает верность предводителю. Но теперь он понял, что ошибся. Огнезвезд был самим Грозовым племенем, и нельзя было изменить ему, не предав все, чем жил с самого рождения.

— Нет, — медленно сказал он Коршуну, и голос его прозвучал уверенно и спокойно. — Я никогда этого не сделаю.

Он вспомнил, как Речушка с Белкой освободили Ягодку, когда малыш угодил хвостом в капкан. Одним прыжком Ежевика перелетел через лежащего Огнезвезда и принялся бешено разбрасывать когтями землю, пытаясь выкопать палку, на которую была натянута смертоносная петля.

— Не шевелись, Огнезвезд, — шептал он. — Сейчас я тебя освобожу.

Протестующий вопль оглушил его. Ему показалось, что сам Звездоцап вторит возмущенному крику Коршуна. Брат прыгнул на Ежевику, сильным ударом опрокинул на землю и уставился на него своими ледяными голубыми глазами.

— Трус! — прорычал Коршун. — Убирайся, жалкая падаль, я сам прикончу его.

«Никогда!» Ежевика с силой ударил брата задними лапами в живот и сбросил с себя. Вскочив, он снова подбежал к палке и обхватил ее зубами. Она подалась, и петля на шее Огнезвезда заметно ослабла, так что предводитель смог судорожно вздохнуть.

Дикий вопль разорвал тишину, и Коршун снова бросился на брата. Ежевика увернулся и выронил палку. Острые когти Коршуна вонзились в его шерсть. Ледяной огонь горел в глубине голубых глаз брата. Никогда еще Ежевика не видел Коршуна в таком бешенстве.

— Предатель! — кричал Речной кот. — Предатель всех замыслов нашего отца! Ты никогда не станешь таким, как он!

«Я не хочу быть таким, как он!» — запоздало понял Ежевика.

— И слава Звездному племени, — вслух сказал он.

— Значит, ты дурак! — закатился безумным смехом Коршун. — И слепец. Ведь это было испытание! Звездоцап с самого начала так задумал. Он сказал, что тот, кто заслуживает власти, должен быть готов пойти на все ради нее.

— Даже убить своего предводителя?

— Непременно! Но ты оказался слабаком, как и предсказывал Звездоцап. У нас с отцом грандиозные планы, и ты тоже мог бы принять в них участие. Но теперь ты нам больше не нужен.

Теперь Ежевика окончательно понял своего брата. Он знал слишком много. Коршун не собирался оставлять его в живых — видимо, это с самого начала входило в его планы.

Ежевика шагнул к брату и тихо сказал:

— Возвращайся в Речное племя, Коршун. Ты мой брат, и я не хочу драться с тобой.

— Потому что ты — слабак! — захохотал Коршун. — Брат для тебя важнее власти! Но я не таков.

Он снова прыгнул на Ежевику, сшиб его с лап и насел сверху. Ледяные синие глаза уставились в круглые янтарные глаза Ежевики. Острые когти глубоко вонзились в его коричнево-полосатую шкуру, а зубы сомкнулись на горле. Ежевика слабо засучил лапами, чувствуя, что жить ему осталось всего два вздоха. Чтобы спасти себя и Огнезвезда, оставался только один выход.

Извиваясь на земле, Ежевика подполз к вырванной из земли палке от капкана и, вытянув шею, схватил ее зубами. Когда Коршун снова кинулся на него, Ежевика поднял палку и почувствовал, как заостренный конец глубоко вошел в горло брата. Коршун на миг застыл, а потом тяжело рухнул на грудь Ежевики.

Полосатый воин молча выбрался из-под отяжелевшего тела брата и вытащил палку. Он увидел рваную рану на шее Коршуна, а потом алая кровь потоком хлынула на землю и потекла на берег.

— Коршун, — одними губами прошептал Ежевика. — Брат… Я не хотел, не хотел…

Речной кот медленно поднялся с земли и, шатаясь, сделал несколько шагов ему навстречу. Ежевика напружинил мышцы, не зная, чего ожидать — то ли новой атаки, то ли вопля о помощи.

— Дурак! — прохрипел Коршун. — Неужели ты думаешь, я мог бы сделать это в одиночку? Подумай, долго ли ты теперь проживешь в своем родном племени! Ведь ты даже не знаешь, откуда ждать удара… — И он жутко захохотал. — Бедный дурак!

— Что ты сказал? — бросился к нему Ежевика. Неужели Коршун хочет сказать, что какой-то Грозовой воин помог ему заманить Огнезвезда в капкан? — Что ты знаешь, Коршун? Скажи, о ком ты говоришь?

Но холодный огонь уже погас в глазах Коршуна. Он отвернулся, сделал несколько неверных шагов и рухнул в папоротники, уронив в воду задние лапы. Поверхность озера возле берега всколыхнулась, и алое облако крови замутило прозрачную гладь.

Ежевика молча стоял над телом брата. Сотни вопросов вертелись у него в голове, но задать их было уже некому — Коршун умер.

И вдруг голос брата жутким эхом прозвучал у него в голове: «Мы еще встретимся, брат. Ничего еще не кончено, и ты это знаешь».

— Ежевика!

Огнезвезд лежал на боку, шерсть его была в крови от глубокого пореза на шее. С усилием подняв голову, предводитель смотрел на Ежевику.

— Огнезвезд… — начал глашатай и замолчал.

Ему нечего было сказать. Огнезвезд своими глазами видел, как глашатай только что боролся с желанием убить его. Теперь он больше никогда не сможет доверять Ежевике. Склонив голову, полосатый воин покорно ждал грозных слов, которые отправят его в позорное изгнание.

— Я горжусь тобой, Ежевика.

Глашатай поднял голову и в недоумении уставился на своего предводителя.

— Ты выдержал страшную битву и вышел из нее победителем. Теперь я вижу, что сделал правильный выбор. Ты — достойный глашатай Грозового племени.

Эта короткая речь исчерпала силы предводителя, и Огнезвезд снова уронил голову на лапы.

Ежевика молча смотрел на него. Кровь брата пропитывала его лапы, жуткий запах разъедал ноздри. «Я победил, — мрачно думал он. — Но мой отец никогда не простит мне этой победы».

0

24

Глава XXIII
Листвичка сорвалась с места и бросилась бежать, не обращая внимания на цепляющиеся за шерсть колючки. Белка догнала ее и помчалась рядом. Сестры не обменялись ни единым словом. Острый запах страха, оставленный Угольком, вел их сквозь чащу к озеру.

Ужас застилал глаза Листвичке. Теперь она понимала, что предчувствие беды не зря выгнало ее из детской. Что могло быть ужаснее, чем потеря предводителя племени и любимого отца?

Недоверие к Ежевике черной волной нависло над ее головой, грозя обрушиться и унести в море отчаяния. Полосатый воин был умен и храбр, но черный дух Звездоцапа успел слишком крепко обосноваться в его сердце.

Ближе к озеру к следам Уголька стали примешиваться запахи других котов, а потом все заглушил тяжелый привкус свежей крови. У Листвички оборвалось сердце. Чутье целительницы подсказало ей, что кот, потерявший столько крови, не мог остаться в живых.

Она перелетела через корни дерева и очутилась на берегу озера. Прямо перед ней на траве неподвижно лежал Огнезвезд. Ежевика стоял над ним, и свежая кровь алела на его длинных когтях.

«Я была права! Ежевика предал свое племя. Он убил моего отца, чтобы стать предводителем».

Она хотела закричать, но Огнезвезд медленно приподнял веки и прошептал:

— Это ты, Листвичка? Все хорошо… Коршун заманил меня в ловушку, но Ежевика убил его.

Он пошевелил лапой, указывая на сломанный лисий капкан. Приглядевшись, Листвичка с облегчением поняла, что хотя шея Огнезвезда была надрезана петлей, но из нее никак не могло натечь столько крови. Она напрасно обвинила Ежевику в убийстве! Как же она сразу не заметила, что когти у того обломаны и покрыты землей — значит, это Ежевика выкопал палку, ослабил ловушку и спас жизнь ее отцу! Но почему же тогда в глазах глашатая нет ни гордости, ни радости победы, почему его морда перекошена от ужаса, как будто он прислушивается к какому-то неслышному другим голосу?

Белка протиснулась мимо Листвички, упала рядом с отцом и принялась испуганно обнюхивать его.

— Спасибо тебе, Ежевика! Ты спас ему жизнь!

Ежевика моргнул, как будто только теперь заметил ее.

— Любой кот на моем месте сделал бы то же самое.

Листвичка приблизилась к отцу: «Откуда взялась вся эта кровь?»

Длинный след вел от берега в заросли сломанных и окровавленных папоротников. Приглядевшись, Листвичка заметила лежащее там черное тело Коршуна. Кровь вытекала из рваной раны на его горле и устремлялась в озеро. Набегающие волны окрашивали прибрежную гальку в алый цвет смерти.

«Прежде чем наступит мир, кровь прольет кровь и вода в озере станет красной».

И тут она все поняла. Ежевика с Коршуном были братьями, кровь Звездоцапа текла в их жилах, а значит, пророчество исполнилось. Кровь пролила кровь. Ежевика убил своего брата, чтобы спасти Огнезвезда. Листвичка оказалась права, подозревая Коршуна в алчном властолюбии, но ей и в голову не могло прийти, что именно Ежевике суждено остановить его.

Грозное пророчество сбылось, а значит, теперь их ждет обещанный мир. Коршун умер и навсегда унес с собой тайну крылышка мотылька. Теперь Мотылинка сможет вздохнуть спокойно и посвятить себя честному служению Речному племени.

Листвичка отвернулась от мертвого тела и подошла к отцу. Огнезвезд оперся о плечо Белки и с трудом поднялся на лапы, а Ежевика молча стоял рядом с ними. Он был словно в оцепенении и даже не пытался смыть кровь брата со своих когтей.

— Все кончено, — тихо сказала Листвичка. — Теперь наступит мир.

0

25

НОВЫЕ ИМЕНА
Грозовое племя

Дети Медуницы:

Molekit — Кротик

Honeykit — Медвянка

Poppykit — Маковинка

Cinderkit — Пепелинка

0